Будет ли новый кредитный цикл?

30.03.2018

В ноябрьском номере NBJ за 2017 год была опубликована статья «В ожидании нового цикла. На этот раз кредитного». Ответить на ключевые вопросы, поднятые в этой статье, в частности, насколько вероятным является наступление нового долгосрочного цикла оживления кредитования и какие условия должны быть созданы для улучшения ситуации в этой сфере, NBJ попросил управляющего Санкт-Петербургским филиалом РОСГОССТРАХ БАНКА Елену ВЕРЕВОЧКИНУ.

NBJ: Елена, в последнее время достаточно часто можно слышать от руководителей правительственных финансово-экономических ведомств, например ЦБ РФ, Минфина, Минэкономразвития, заявления о том, что России удалось выйти из состояния кризиса, а также что уже сейчас формируются условия для начала нового кредитного цикла в нашей стране. По вашему мнению, насколько такие оценки оправданны?

Е. ВЕРЕВОЧКИНА: Кредитная цикличность означает, что процесс кредитования банками реального сектора экономики оказывает прямое влияние на состояние экономики. Практически любой кредитный цикл проходит четыре фазы: оживление, бум, сжатие и стагнацию. Совершенно очевидно, что стагнация длилась последние почти три года. Сегодня есть все основания считать, что банковская система в принципе готова к наращиванию кредитных портфелей. Капитал достаточный, прибыльность и рентабельность сектора восстановились, система накопила достаточное количество ликвидности. При этом инфляция стабильна и находится на приемлемом уровне, экономика перестала «падать», потребительский спрос начал оживляться и т.д. Все эти факторы в совокупности формируют благоприятные условия для нового кредитного цикла.

NBJ: Аналитики отмечают, что важен не только сам по себе цикл, но и его качество. Так, министр экономического развития Максим Орешкин в своем недавнем выступлении на одной из конференций указал, что предыдущий кредитный цикл продолжался всего два года и особого позитива для экономики с собой не принес. Какие условия необходимы для того, чтобы кредитный цикл принял долгосрочный характер?

Е. ВЕРЕВОЧКИНА: Кредитные циклы могут существовать в двух вариациях: краткосрочной и долгосрочной. Если сейчас «отпустить коней», то есть предоставить значительный объем одновременно дешевых и доступных денег, то произойдет одна из двух вещей. Либо возросший спрос со стороны потребителей разгонит инфляцию, либо рост конкуренции приведет к существенному снижению маржи у компаний, и тогда те будут испытывать проблемы с возвратом кредитов. Есть еще вариант – произойдет одновременно и то, и другое с наложением дополнительных отягощающих факторов. Мы это наблюдали уже неоднократно за последние 20 лет. Такой кредитный цикл быстро перейдет в продолжительную стадию стагнации. Долгосрочная версия связана прежде всего с изменением финансового режима. Необходимо создать условия, чтобы не позволять долгу расти быстрее дохода, а доходам опережать уровень производительности.

NBJ: По вашему мнению, способствует ли политика, проводимая финансовыми властями страны, например, стабилизация курса национальной валюты, низкая инфляция, таргетирование инфляции, жесткие бюджетные меры и т.д., началу этого цикла? Или же, напротив, она именно в силу своей жесткости тормозит его наступление?

Е. ВЕРЕВОЧКИНА: Я считаю, что органы финансового надзора должны формировать и реализовывать стандарты регулирования согласно фазам кредитного цикла. Совершенно очевидно, что мы долгое время находились в четвертой фазе кредитного цикла – стагнации. В этих условиях проводимая жесткая денежно-кредитная политика финансовых властей полностью себя оправдывает, является нормой и своего рода платформой для выхода из стагнации и перехода к новому кредитному циклу, который начинается с создания условий для оживления кредитования.

Что мы видим сегодня? Банк России идет на смягчение денежно-кредитной политики, несколько раз снизив ключевую ставку в 2017 году. Результатом стало оживление кредитования. Так, объем выдач кредитов физическим лицам за 9 месяцев 2017 года составил 6,3 трлн рублей, что на 23% больше, чем за аналогичный период 2016 года. Мы ожидаем, что к концу 2017 года объем выдач кредитов гражданам составит не менее 8,6 трлн рублей, что на 20% выше, чем аналогичный показатель, зафиксированный по итогам 2016 года.

Это, безусловно, дает основания полагать, что сейчас мы находимся в начале нового кредитного цикла. Однако ситуация с динамикой кредитования предприятий пока не показательна. Мы ожидаем, что на конец 2017 года объем выдач кредитов предприятиям составит приблизительно 37,5 трлн рублей, на 5,5% больше, чем в 2016 году.

NBJ: Выступая на форуме «Россия зовет», министр экономического развития России Максим Орешкин сказал, что политика ЦБ РФ, направленная на «очистку» банковской системы, была как раз необходима для подготовки условий к наступлению кредитного цикла. Считаете ли вы правильным это наблюдение?

Е. ВЕРЕВОЧКИНА: Да, конечно, но только отчасти. «Чистка» сектора по причине прямых нарушений действующего законодательства со стороны банков сопровождается существенным ужесточением требований к ним, в том числе относительно качества заемщиков и, соответственно, резервирования, что прямо влияет на капитал любого банка. А недостаток капитала ведет к отзыву лицензии, если собственники банка вовремя не пополнят капитал дополнительными средствами. И не секрет, что именно утрата капитала банком является одной из причин отзывов лицензий у кредитных организаций. Это привело к тому, что оставшиеся в системе банки начали крайне осторожно кредитовать, чтобы в результате формирования резервов не утратить капитал. То есть доступность кредитов упала, несмотря на улучшение ситуации благодаря снижению средневзвешенной ставки кредитования.

В этой связи, говоря о создании условий для начала нового кредитного цикла, то есть об оживлении кредитования, нужно понимать, что снижение ключевой ставки – это очень важный шаг, но недостаточный. Банки по-прежнему очень осторожно смотрят в сторону кредитования, так как резервирование никто не отменял и неосмотрительные действия в этом направлении могут привести к утрате капитала.

Таким образом, оживление кредитования должно сопровождаться достаточными стимуляционными мерами, включающими в себя не только снижение ставки, но и послабления по части требований к заемщикам, прежде всего юридическим лицам. Или в качестве альтернативы можно рассмотреть такую меру, как создание дополнительных возможностей и механизмов для предоставления кредитных средств реальному сектору экономики. Это позволило бы обеспечить ту самую доступность кредитов без создания дополнительных рисков для банковской системы.

В остальном «чистка» сектора создала максимальные препятствия и барьеры для обслуживания недобросовестными банками теневой экономики и сделала банковскую систему России более транспарентной, что не может не способствовать росту экономики в целом.

NBJ: Правильно ли я понимаю, что сокращение количества банков в принципе способствует началу кредитного цикла? Или, наоборот, препятствует этому?

Е. ВЕРЕВОЧКИНА: Я бы не стала каким-либо образом связывать число банков в стране с началом кредитного цикла. Есть фактор, запускающий механизм рыночных, в том числе кредитных циклов, то это доступность кредитования для предприятий и граждан. Здесь я имею в виду не инфраструктуру, то есть количество отделений банков по стране, где можно оформить кредит, а сам механизм, то есть возможность получения кредита на приемлемых условиях. В этой связи, на мой взгляд, необходимо поставить вопрос по-другому – может ли банковская система сегодня обеспечить доступность кредитов в условиях текущего финансового режима, чтобы в экономике начался новый долгосрочный кредитный цикл?».

http://nbj.ru/publs/banki-i-biznes/2018/03/27/budet-li-novyi-kreditnyi-tsikl/