Приближающийся дефолт соседней страны

02.05.2018

В далеком созвездии Тау Кита..., то есть, как раз напротив, - в близкой нам стране Украине все стало для нас даже очень понятным. Там, судя по всему, готовятся к дефолту. Пока на эмоционально-информационном уровне, а дальше наверняка на сугубо практическом. Иначе сложно объяснить, почему премьер-министр этой удивительной страны в который раз говорит о том, что над Украиной навис «колоссальный долг» в размере 27 млрд долларов, естественно, взятый теми, кого там называют попередниками, а мы бы назвали предшественниками.

Но тут, как говорится, не столь важно, кто взял, сколько важно, какую сумму придется возвращать. Так вот - 27 млрд долларов (наверняка без учета долга по так называемому «кредиту Януковичу» за четыре года. То есть, путем нехитрых математических вычислений мы получаем сумму порядка 8 млрд долларов в год плюс-минус, как говорится, в зависимости от валютной переоценки.

Понятно, что «холодильник - не пол-литра, на троих не делится», и долг такого масштаба тоже ровно по годам не распределяется. Но так или иначе цифры остаются внушительными. И по иронии судьбы дефолт Украины может быть объявлен как раз в 20-летнюю годовщину нашего «родного» дефолта, который, как мы все хорошо помним, имел место быть в 1998 году.

Между этим двумя дефолтами - одним свершившимся, другим пока еще только готовящимся - на наш взгляд, есть несколько существенных различий. Первое из них в том, что наш дефолт был преимущественно внутренним, то есть, подкосили наш бюджет в те годы не столько выплаты по внешним долгам, сколько пресловутая «пирамида ГКО». И поскольку источник проблем лежал внутри, конкретно трясло внутренние финансовые рынки. Доходность ГКО била на протяжении весны и лета 1998 года все новые и новые рекорды, инвесторы, подобно герою из фильма «Сердца трех» в ускоренном ритме сматывали удочки. На Украине же о внутреннем долге вообще не говорят - только о внешнем. Соответственно, в самой стране создается обманчивое впечатление финансовой стабильности и даже ревальвации гривны, если сравнивать нынешний ее обменный курс с тем, который был в начале текущего года.

Второе отличие в том, что российские власти в те годы совершенно не готовили нас к дефолту. Те, кто застал это событие в сознательном возрасте, наверняка помнят фразу первого президента России за четыре-пять дней до наступления момента истины: «девальвации не будет, дефолта тоже». Нет ничего удивительного в том, что за 20 лет мы все чему-то научились. Например, тому, что дефолт похож на хирургическую операцию, и никто обычно не тащит пациента, находящегося в сознании, на стол, не уведомив его предварительно о том, что ему предстоит.

Третье отличие - поведение Международного валютного фонда, хотя как раз в этом вопросе можно зафиксировать не столько отличие, сколько некоторое сходство. Да, с этой славной организацией мы тогда тоже имели плотные и, скорее даже непристанные отношения. Как и нынешняя Украина. Но есть у этого фонда негласное правило: никому никаких траншей за год до перезагрузки власти. В России в 1998 году о перезагрузке говорить было бессмысленно - президентские выборы состоялись всего за два года до описываемых событий. На Украине президентские выборы должны состояться в следующем году. Тем не менее, следует признать, что фонд фактически «зеркалит» своим поведением ситуацию двадцатилетней давности. Во всяком случае, пока.

Вообще же сам дефолт Украины, по нашему мнению, состоялся уже давно - когда парламент этой страны наделил правительство полномочиями не погашать некоторые виды долговых обязательств. При всем богатстве выбора нашелся только один кредит, подпадающий под это определение - те проклятые 3 млрд долларов, на которые были выпущены украинские еврооблигации, выкупленные нашим Минфином. Дело давнее, история судебных разбирательств вокруг этого «кейса» бесконечная. Но есть подозрение, что тогда прокатанный шар с мораторием, представляется украинским властям вполне успешным, и может быть прокатан снова - на этот раз по отношению к другим категориям долгов.

И это говорит нам только о том, что коготок увяз - всей птичке пропасть. Естественно, возникает вопрос: как дефолт Украины, если он произойдет, может отразиться на нашей стране? Как ни странно, может, потому что надо же будет откуда-то деньги брать, оказавшись в ситуации банкрота? И с этой точки зрения, идеальным является присоединение к очередному пакету санкций, введенных против России, то ли за отравление Скрипалей, то ли за химическую атаку в Думе, то ли еще за что-то. И...