Семь соперников Путина!

03.02.2018

Хотя в президентских выборах с участием Владимира Путина по определению не может быть интриги, список претендентов на высшую должность в стране интересен с точки зрения представительства не партий или классов (и то, и другое у нас совершенно формально), а идеологий. И неожиданно оказывается, что семеро «конкурентов» Путина закрывают собой практически весь идеологический спектр.

Определилось максимальное число участников президентских выборов в России – их будет восемь. И хотя Центризбирком до конца следующей недели еще может сократить число претендентов – в том случае, если у кого-то будет выбраковано столько подписей, что пригодных останется меньше 100 тысяч, – скорее всего, все сдавшие подписи будут зарегистрированы. Сниматься с выборов никто из них потом точно не будет – так что уже

можно достаточно уверенно предсказать, как будет выглядеть бюллетень 18 марта.

В нем будут следующие фамилии: Бабурин, Грудинин, Жириновский, Путин, Собчак, Сурайкин, Титов, Явлинский.  

Из восьми участников большинство – дебютанты, только Путин, Жириновский и Явлинский участвовали в президентских выборах. Для лидера ЛДПР это шестые выборы – он пропустил только кампанию 2004 года. Для Путина – четвертые, а для Явлинского – третьи. Но и остальные не новички в политике. У Бабурина, Грудинина, Титова и Сурайкина это не первые политические кампании, и только Собчак до этого вообще никогда никуда не баллотировалась. 

Восемь – это много или мало? Дело тут не в количестве – на прошлых выборах было пять кандидатов, да и вообще, на шести проходивших за 27 лет выборах число претендентов каждый раз было разным.

Минимальное число кандидатов было в 2008 году – четыре, включая победителя Дмитрия Медведева. А в 2004 году участвовало шесть – и в победе Путина в первом же туре не было никаких сомнений. Настолько, что Зюганов с Жириновским даже не стали выдвигаться, чтобы не позориться.

А вот на выборах 2000 года, первых для Путина, было зарегистировано максимальное число кандидатов за все президентские выборы в России – 11 человек.

За четыре года до этого на единственные выборы, на которых победитель был определен только во втором туре, было допущено 10 кандидатов. Тогда, в 1996-м, Ельцин победил Зюганова только с помощью административного ресурса и перехода на его сторону занявшего третье место генерала Лебедя.

А на первых выборах, в 1991-м, участвовало шесть человек – и, что уникально, сейчас живы все, кроме их победителя, Ельцина. Его главный противник, бывший советский премьер Николай Рыжков, в следующем году отметит свое 90-летие. А один из «героев» той кампании даже примет участие в нынешних выборах – это, конечно, Владимир Жириновский. Тогда он занял третье место с почти 8% – и это стало главной сенсацией выборов. Сейчас ему светит то же самое место, причем примерно с тем же процентом – хотя сам ветеран, конечно же, хочет на своих прощальных выборах прыгнуть выше головы и прийти вторым.

Фамилии 71-летнего Жириновского и 36-летней Собчак окружают Владимира Путина в бюллетене – и некоторые избиратели не видят никакой разницы между двумя этими самыми скандальными участниками выборов. Хотя на идеологической шкале Жириновский и Собчак располагаются на противоположных концах спектра. И если мы посмотрим на кандидатов с этой точки зрения, то увидим, что представлена практически вся «линейка».

Путина, естественно, не рассматриваем – не столько потому, что он не вмещается в спектр право-лево, сколько потому, что его не воспринимают таким абсолютное большинство наших граждан. Да, Путин, естественно, не коммунист и не либерал – но его патриотизм разные группы общества видят по-разному. Точнее, в его патриотизме разные сторонники Путина выделяют разное.

А вот остальные семь участников вполне могут быть расставлены справа налево – и получится весь спектр.

Конечно, любая классификация достаточно условна, но так бывает всегда и везде, особенно в эпохи переходные, кризисные. Времена кристально чистых идеологий ушли – на время, но ушли. Общество и политики «донашивают» платья прошлого и позапрошлого – не сезонов даже, а веков. Не только демократы, но и коммунисты, либералы – все размыто и часто несет совсем не тот смысл, что изначально. Но других «ярлыков» у нас все равно нет – пока что нет.

Он ничтожно мал, но его влияние на жизнь страны на порядок больше, так что проценты Собчак будут отражать лишь крайнюю непопулярность в обществе этой идеологии.Начнем с края, со стороны либерального лагеря – на его самом оппозиционном крае располагается Собчак. Неважно, что она говорит про «против всех», неважно, что про нее говорят некоторые представители либерального спектра, – Собчак и как персонаж является плотью от плоти либерального антипутинского лагеря, и именно так и воспринимается абсолютным большинством нашего народа. Тут дело даже не в политических лозунгах, а в ценностях, в наборе жизненных установок, в поведении, в образе жизни. Олигархат, прозападные силы в элите и обществе, «святые 90-е», русофобия и социальный дарвинизм, жульничество бизнеса при слабом государстве, безнравственность и ложь, узаконенная несправедливость социального устройства – все это устойчиво ассоциируется с ультралиберальным и антипутинским сегментом нашей политики.

Соседом Собчак по линейке является Григорий Явлинский – хотя в европейском понимании он не столько либерал, сколько социал-демократ, на «наши деньги» он представляется «либералом с человеческим лицом». То есть не является ставленником или марионеткой олигархов, не русофоб, не поддерживает аморальные принципы и уклад. Но у Явлинского достаточно силен прозападный крен – и хотя он считает его ценностным, а не геополитическим, во многих вопросах, например крымском, политик оказывается в одном лагере с теми «либералами», которых однозначно воспринимают как «пятую колонну». В целом 65-летний Явлинский воспринимается как представитель постсоветской столичной «интеллигенции», критикующей власти всегда и за все. Если бы он был единственным кандидатом на либеральном фланге, собрал бы в том числе и радикальных либералов, набрав процентов 5 голосов. Но он не один – и соперничает не только с Собчак.

Справа от Явлинского располагается другой конкурент – Борис Титов. 57-летний бизнесмен и лидер «Партии роста» известен широким массам только как чиновник – он является уполномоченным при президенте по правам предпринимателей. Он возглавлял список своей партии на последних думских выборах, набрав 1,3% голосов избирателей. Титов выступает как либерал-государственник, бизнесмен-патриот, то есть пытается занять нишу представителя интересов тех богатых граждан России, для которых Родина не пустой звук и не просто место зарабатывания денег. Естественно, их не так уж и много – и голосуют они в основном за Путина, но тем не менее Титов представляет на выборах именно эту идеологическую нишу.

Далее идет Владимир Жириновский – он либерал не только по названию. ЛДПР в кадровом смысле во многом представляет как раз то самое «предпринимательство средней руки». Идеологически Жириновский одновременно и ультрапатриот, и антилиберал, и антикоммунист, что парадоксальным образом помещает его в центр нынешней палитры. Патриотизм Жириновского хотя и искренен, но бесплоден – более того, сам вождь ЛДПР в свое время «славно» поработал на недопущение появления красно-белого, то есть патриотическо-коммунистического союза. Это было давно, в другую политическую эпоху, но в первой половине 90-х именно Жириновский перетянул на себя недовольных либералами и Ельциным избирателей. Победа его ЛДПР на думских выборах 1993 года стала надгробным памятником тому «красно-коричневому», по выражению либералов, то есть коммуно-патриотическому блоку, который пытались создать в начале 90-х противостоявшие Ельцину политики.

И одним из них был Сергей Бабурин – тогда народный депутат России, а сейчас один из восьми кандидатов в президенты и непосредственный «сосед» Жириновского по идеологической линейке. В 1991-м Бабурин был главным соперником Хасбулатова в борьбе за пост преемника Ельцина – после того как был избран первый президент РФ, освободилось место главы Верховного совета, которое он занимал. Ельцин и «демократы» продвигали Хасбулатова, а коммунисты и «патриоты» выступали за Бабурина. Победил Ельцин, чтобы уже спустя полгода войти в конфликт с парламентом и Хасбулатовым.

А Бабурин возглавил Фронт национального спасения – созданную в 1992 году лево-правую патриотическую оппозицию либеральным реформам. После расстрела Белого дома Бабурин не исчез из политики – он избирался в Думу, дважды был ее вице-спикером. Несколько раз пытался провести в парламент свои партсписки, но неудачно. После выборов 2007 года уже и сам остался за бортом Госдумы. Конечно, Бабурин, как и Явлинский, и Жириновский, – это человек из 1991 года. Но ему всего 59 – и он, конечно, самый последовательный представитель патриотических взглядов во всей постсоветской политике. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, что Бабурин был одним из семи депутатов Верховного совета России, проголосовавших в декабре 1991-го против ратификации Беловежских соглашений о роспуске СССР.

У Бабурина всегда были хорошие отношения с КПРФ – он и пост вице-спикера Госдумы занимал от партии Зюганова, и на последних думских выборах выдвигался по одному из округов от них. Но сейчас он идет на выборы от своего Российского общенародного союза, а КПРФ выдвинула человека, отчасти похожего на Бабурина.

Павел Грудинин на полтора года младше Бабурина, никогда не был членом КПРФ, патриот и государственник, то есть тоже является воплощением лево-патриотического единства. Грудинин, правда, еще и бизнесмен – так что самим фактом его выдвижения партия демонстрирует сдвиг в сторону центра. Оставляя, таким образом, чисто коммунистический фланг неприкрытым – но и тут есть кому его представлять.

Это Максим Сурайкин – 39-летний лидер «Коммунистов России», партии, пришедшей на последних думских выборах пятой (2,3%), то есть первой из непарламентских партий. Кандидат исторических наук прямо агитирует за «Вперед, в прошлое!», призывая восстановить советскую власть и СССР. Радикализм Сурайкина, как и радикализм Собчак, ставят их на противоположные края политического спектра – при этом у молодого коммуниста нет огромного антирейтинга «светской львицы».

И хотя пока что по опросам Сурайкин вместе с Бабуриным замыкают список кандидатов, после начала теледебатов оба нынешних аутсайдера вполне способны выйти из тени раскрученных кандидатов. По крайней мере если исходить из идеологической картины российского общества, то Сурайкин с радикально коммунистической программой сейчас представляется наиболее логичным претендентом на почетное четвертое место (вслед за Путиным, Грудининым и Жириновским).

Когда противники выборов говорят о том, что неучастие в них Алексея Навального или, например, Игоря Стрелкова делает их нелегитимными, можно просто показать им на существующих кандидатов. Хорошо, не нравится системные КПРФ с ЛДПР, возьмите несистемных – хотя оппозиционность взглядов того же Грудинина не вызывает сомнений. Разве идейный и последовательный патриот Бабурин не настоящий русский политик в нормальном понимании этого слова? Разве радикальный коммунист Сурайкин не выражает совершенно антисистемные взгляды?

Разве Собчак не бьет по Путину с либеральных позиций, а Явлинский не разносит всех и вся? С идеологическим представительством на этих выборах все нормально – если бы в обществе были сильны либеральные или радикально коммунистические взгляды, то их носители имеют все возможности отдать свой голос за того, кто их выражает.