Воображаемый шашлык

27.02.2018

Ставрополь – это Кавказ? Или зыбкое его предчувствие? Несколько лет назад, когда у меня много было командировок в места самые разные, и замечательные, и своеобразные, и в те, которые, по меткому выражению некоторых американских политических лидеров, не являются предпочтительными для комфортной жизни, пришлось мне переводить в этом городе на международной конференции юристов. Так как с железнодорожной точки зрения Ставрополь – это тупик, туда проще и быстрее добираться через город Невиномысск. И туда, и оттуда.

Конференция прошла-пролетела успешно, как всегда пролетали конференции. Легко и приятно было переводить синхронно, труднее было найти легкую вегетарианскую еду, все-таки это было раньше, это сейчас там наверняка круассаны и спаржа на каждом углу, ведь юг страны стремительно и в нужную сторону развивается, как это вообще свойственно югу. А тогда юг еще не был так развит, не все сразу. Поэтому по окончании работы хотелось есть, хотелось чего-то горячего и овощного, эфемерно-вкусного, но в то же время волшебно-сытного. Домой хотелось.

Американским дипломатам хватило железнодорожного путешествия до Невиномысска в одну сторону, назад в Москву они решили лететь из аэропорта Минеральные Воды. До этого мощного хаба тоже надо было добираться из Ставрополя на такси, зато потом до Москвы лететь быстро и в меру комфортно. А там внуковско-домодедовская цивилизация, а везунчикам вообще Шереметьево достанется.

Дипломаты влезли в такси и поехали в направлении Минеральных Вод, а мы с коллегами Катей и Лёшей остались ждать машину в Невиномысск. Шел снег, что для Ставрополя нетипично, хотелось выехать на вокзал пораньше, чтобы не застрять в дороге, поэтому мы при первой же возможности залезли в местное такси и поехали в сторону Невиномысска.

Машина была удобная, с телевизором. Водитель включил сериал «Кухня», было весело, особенно водителю, который то и дело отвлекался на задницу актрисы Подкаминской и на отличные сериальные шутки. Шутки были хороши, сценаристы сериала постарались, задница тоже была чудо как хороша, а на дорогу что смотреть, все равно снег, скучно, то ли дело разнообразная телевизионная реальность.

Доехали благополучно, водитель с нами попрощался и назад, в Ставрополь, не отрываясь от телеэкрана. Виртуальная реальность порулила в сторону от вокзала. Осталась реальность реальная, со своими запахами и вкусами, с которыми не поспоришь. Я всегда предпочитаю приехать на вокзал пораньше, ведь можно спокойно дождаться поезда, попить кофе, чай, попробовать свежие провинциальные булочки. Но суровая южная реальность местного вокзала пугала своей предсказуемостью. Никаких излишеств не ожидалось, вообще. Кофе и булочек не было, на лавках сидели суровые мужчины и женщины, рядом копошились недовольные дети. Довольных вообще на этом вокзале мы не увидели. Половина народу была в ожидании поезда «Москва-Грозный» в сторону Грозного, половина, в которую входили мы, готовилась к нескольким часам ожидания поезда в сторону Москвы. Стрелка «Туалет» указывала в сторону холодной и ветреной улицы. Туда же указывала стрелка «Шашлычная».

Вначале мы отказались от этого грустного выбора. Мы решили, что стоит погулять по привокзальным улицам и переулкам, найти достойное уютное и теплое кафе, провести там по-европейски время в ожидании поезда. В конце концов, при капитализме ведь живем, надо пользоваться.

В середине девяностых местные менты рассказывали мне, что в советские времена Невиномысск был не только транспортным узлом, но и центром химического производства. Экология была такой печальной, что, из-за концентрации химических веществ в воздухе, на девушках расползались колготки. Вышла девушка из дому в колготках, а вернулась без. И это все была химия. Своего рода романтика, даже если всему виной были не жаркие ментовские взгляды, а горячие ядовитые испарения.

Наша прогулка была не такой романтичной. Нам не встретились ни девушки в сползающих колготках, ни теплые кафе, ни даже магазинчики с черствой выпечкой. Ничего, только снег и ветер. Пришлось возвращаться к вокзалу и посещать сначала холодный уличный туалет, а затем решать, идти ли в шашлычную. Шашлычная казалось все более привлекательным местом. Там внутри должно было быть тепло и сытно. У меня в голове даже возник нереалистичный образ овощей на гриле. Здесь же Кавказ рядом, а, значит, долма, лобио, лаваши-лепёшки, много вкусных приправ, на мишленовскую звезду не потянет, а голодного травоядного путника удовлетворит.

Мы зашли внутрь, и мне сразу захотелось вернуться в бесшабашную виртуальную реальность сериала «Кухня». Но, назвался клиентом шашлычной, занимай стол, создавай свою нишу, заказывай свои овощи на гриле. Или шашлык с пивом, как все.

Лёша направился к шашлычнику и заказал у него что-то мясное и что-то околомясное, а еще ставропольское красное вино. Не будут же в шаговой доступности от Ставрополя подделывать ставропольское вино, верно? Договариваться о моих вегетарианских заказах предстояло мне лично. Беседа с шашлычником касательно овощей на гриле напомнила мне классические терки обкуренных персонажей из романов Пелевина. Повар настаивал на том, что мне нужен шашлык из картошки с салом, я, вначале деликатно, а затем настойчиво, требовал картошку без сала. В конце концов, он сдался, сказал, что уважает мои принципы, но с салом было бы вкуснее.

Я вернулся за наш скромный, покрытый грязноватой клеенкой столик, и огляделся вокруг. За столами сидели самые разные люди, голод и холод пригнали их сюда. Две очень молодые девушки с цепкими глазами вцепились в свои чемоданы, потягивают напитки, пожевывают шашлычки. Серьезные молчаливые ребята с серьезными наколками пьют водку, запивают пивом. Классика. Еще более серьезные ребята помоложе, уже без наколок. Новое поколение предпочитает наколкам татушки и ювелирку.

А вот и шумный столик. Громогласные неудачники пьют пиво, пьянеют не по чину громко, обсуждают свои околокриминальные связи. Они все пытаются хвастаться дружбой с местным авторитетом Валерой, который еще недавно катался на «бэхе», а потом столкнулся с машиной заместителя начальника СИЗО и был вынужден расстаться с «бэхой», к тому же переехал жить к маме. Один из хвастающихся громко призывал всех ехать прямо сейчас к Валериной маме, которая подтвердит всем, что он – лучший Валерин друг. Понятно, что Валера – воображаемый друг местных гопников, как Карлсон для Малыша, воображаемый авторитет. Реальный авторитет не отдал бы «бэху» заместителю начальника СИЗО, а просто застрелил бы его на стрелке.

Мы протерли наш столик влажными салфетками, чем уже привлекли внимание окружающих. На условно чистый столик мы с Лёшей вывалили лекарства, каждый свои. Мы были уже в том волшебном мужском возрасте, когда лекарства надо пить до еды, после еды, а также иногда во время еды. Катя бурчала, что мы ее позорим перед местными приблатненными мачо. Молодые девушки внимательно провожали взглядами каждую таблетку, таблеточку, капсулу. Они следили за приемом лекарств с таким знанием дела, что оставалось только гадать, наркоманки они или будущие медсестрички.

Пока мы позорно принимали пилюли «до еды», Лёше в панике прозвонились американские дипломаты. Они разглядели карту тамошних мест и поняли, что рядом Чечня, Дагестан и что-то непроизносимое, и почему-то решили, что по дороге к Минеральным Водам им грозят страшные опасности. Лёша давился таблеткой, но громко, понятное дело, по-английски, объяснял, что никто им головы отрезать не будет. Связь была плохая, разговор важный, приходилось орать. Стол друзей воображаемого Валеры замолчал и начал с нервным любопытством прислушиваться. Я лихорадочно оглядывался в поисках воды, чтобы запить свою порцию лекарств. Катя не понимала, смеяться или убегать. Картофельный шашлык все жарился на вертеле.

Потом мы все съели, сухая картошка пошла не то чтобы плохо, никак, выпили таблетки во время и после еды, которые вновь проводили цепким пытливым взглядом подружки-медсестрички. Шумная компания вновь собралась к Валериной маме, опять позвонили дипломаты, чтобы сообщить, что головы на месте, но аэропорт Минеральные Воды восторга не вызывает. Английская речь как-то вписалась в общую атмосферу шашлычной, на нас уже не оборачивались.

«Но всё кончается», и подали на посадку московский поезд, и я сел на полку в предвкушении суток неспокойного сна и бездумного чтения. За окном мелькнула тень, мне почему-то показалось, что это тень с мамой живущего авторитета Валеры, который уже успел стать и нашим воображаемым другом. Он проводит нас и поедет на воображаемом автобусе к маме, ведь даже воображаемая «бэха» теперь принадлежит заместителю начальника СИЗО.

Слышалась английская речь. Это в соседнем купе Лёша терпеливо разъяснял в очередной раз прозвонившимся счастливо выжившим американцам, как купить в аэропорту Минеральных Вод минеральную воду.

Если вам понравилась эта статья, пожалуйста, поставьте лайк и подпишитесь на мой блог. Спасибо!