Азбука и Букварь

05.01.2018

1. Введение

В чём разница между Азбукой и Букварём?

Обратимся к нашей общей человеческой памяти. Значение этого колоссального ресурса мы не понимаем и сегодня практически не используем!

Любой человек постоянно делится своими знаниями и опытом с другими и так же постоянно что-то от других получает. Мы храним в своей памяти информации больше чем мы думаем, и многое мы получили от нашего старшего поколения и их окружения, а значит по цепочке от наших предков.

Мы все вместе — есть самое огромное и надёжное хранилище самой НУЖНОЙ и ВАЖНОЙ информации!

Всё, что мы помним, все наши слова, выражения, пословицы, сказки, присказки, поговорки, байки и прибаутки должны приниматься нами как основа, как маяки в наших поисках истины. Мы поставим под сомнение любое мнение, если оно противоречат выводам, что есть в нашем языке!

Раз сказано нам по-русски — ПРЯМО, ТОЧНО И ОДНОЗНАЧНО, значит не о чём и спорить!

Вот такая у нас новая научная концепция. Сведения, полученные из нашего языка — это первоисточник и последняя инстанция в научном споре! Напомним «всё новое, — хорошо забытое старое».

Сразу к делу. «По сусекам поскребли», что мы там нашли об Азбуке?

«Сказал А, скажи и Б». «Не суйтесь буки наперед азов». «Из пункта А, в пункт Б…». «Забил буки — всё опять с начала». «Это ещё буки; когда-то ещё буки будут (В. И. Даль)».

Мы говорим: «азбука веры», «азбука вкуса», «азбучные истины». Так что такое Азбука, — о чём идёт речь? Очевидно о чём-то изначальном, простом, доступном и понятном нам всем. Или почти всем! «Раз суть не понимаешь, — иди читай букварь» (иронично)! Значит сначала Азбука, а потом Букварь!

Букварь мы изучали в первом классе, о Азбуке мы ничего не знаем. Нам предстоит вернутся к тому, что мы все пропустили. Эта книга даёт основные понятия и правила Азбуки Великого Русского языка. Азбука — ключи к нашему прошлому и ответ на многие интересующие нас вопросы.

2. «Как прекрасен этот мир – посмотри!»

«Я иду, он мне кивает, она ручкой шлёт привет»!

Что всё объединяет? Я, используя свою речь, «со своей колокольни» рассказываю, что происходит в окружающем вокруг меня пространстве. «То, что вижу, — о том и говорю»! Мы практически всегда, в большей части, рассказываем о том, что мы видим!

«Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Мы стремимся детально рассмотреть то, о чём сказано. Здесь очевидно, что то, что мы увидим «описать всё слов не хватит», — «проще показать». Поэтому между тем что мы увидели и нашими возможностями об этом рассказать — есть определённые сложности.

С каждым словом у нас связан целый ассоциативный ряд образов, что имеют отношение не только к данному слову, а к нескольким близким по смыслу словам. В нашей памяти формируется своеобразная «подборка картинок». Мы слышим слово и в нашей памяти в первую очередь возникает образ того, с чем мы чаще всего сталкиваемся практически.

Что на картинке? Укроп. Где искать растение, — на огороде.

Для торговца специями очевидно укроп выглядит вот так:

Другой пример из случайной цитаты:

«В углу стоял стол. Он подошёл и сел за стол».

Мы не уточняем многие детали, — стоял ли там стул и на него ли он сел. У каждого из нас в памяти есть свои отличные в деталях образы, но мы знаем, что на даче, в квартире, и стол на известной картине, мало в общем имеет различий. И мы знаем, что обычно садятся на стул и за стол.

Но если мы говорим о Туркмении или о других мусульманских странах, то здесь образ стола и стула не возникает! Несмотря на то, что мы кое где были! Я сразу стал вспоминать где делал уроки сын моего знакомого под Ташкентом и не вспомнил о том месте, где мы сидели в тени, ужинали и пили зелёный чай!

Т.е. мы в своём общении обязательно используем связанные между собой слова – понятия и своё привычное для нас образное видение. На основе подобранных слов и определённых связанных с ними образов-картинок у нас формируется общепонятный для определённой общности людей язык общения. Это просто и очень удобно.

Но так происходит до тех пор, пока есть общий единый запас образов и слов!

«Это стул — На нём сидят, это стол — За ним едят. Свинья. Вот это стол — На нем сидят!.. Коза. Вот это стул — Его едят!»

Самуил Маршак. Кошкин дом.

Мы стремимся сохранить единое восприятие окружающего нас пространства и устраняем подобное взаимонепонимание. Что мы делаем если не знаем о чём сказано? Переспрашиваем об этом у своего собеседника или ищем значение слова в словарях.

Всё хуже, когда у нас и у нашего собеседника одно и то же слово создаёт различные смысловые образы. Мы не уточняем в этом случае, о чём он говорит и начинаем думать и понимать всё по-разному. Т.е. «мы говорим на одном языке и не понимаем друг друга»!

Мы говорим о человеческом языке общения в понятном, привычном для нас смысле, так как кроме этого у человечества существуют и другие языки: язык математики, язык программирования, язык жестов и прочее.

Как быть, когда написанное в книге предстоит прочитать потомкам, которые будут жить спустя тысячелетие? Где и у кого можно будет уточнить правильный смысл слов, понятий и названий? Как правильно понять своих предков, если письменные источники этого времени остались в единичных экземплярах?

Не смотря на огромного число книг, словарей, справочников, энциклопедий и других информационных ресурсов, мы буквально сразу «в двух шагах» спотыкаемся с пониманием тех событий, о которых сказано словом! Так, например, сидели за столом в крестьянских семьях на лавке. Здесь в нашем образном ассоциативном ряду — стул не нужен!

Киевский стол — на нём сидят! Римский стул, по мнению тренера, — не для того чтобы на нём сидеть!

Или другой пример:

«Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ».

Прилагательное «немытая» от какого слова произошло? Скорее всего от слова «мыто».

«Из Нарвы, Ижоры, Орешка и других порубежных мест нельзя проезжать извощикам в русские города, потому что берут с них большое мыто». С. М. Соловьёв, «История России с древнейших времён», Том девятый, 1859 г.

И как мы должны правильно понимать: «страна рабов», «страна господ»? А кому предан народ? Мундирам голубым, господам? Или рабам? «Раб божий», «везли многочисленных славянских мальчиков-рабов» — из которых была создана военная элита на Ближнем Востоке! Рабами называл своё окружение Иван Грозный.

Т.е. по сути сначала в школе, а потом на филологических факультетах мы «твердим как мантры»: «укроп — это то, что растёт в огороде», «это стул — на нём сидят, это стол — за ним едят. Но помните! Есть киевский стол — на нём сидят и есть стул от которого можно слечь». Или: «рабы не мы, мы — не рабы», но эти рабы — это не те рабы!

Это лишь некоторые примеры как мы используем язык для «передачи информации, для её накопления и сохранения».

Подведём неутешительные итоги наших рассуждений: наш язык общения очень ограничен для передачи информации, для её накопления и сохранения. Т.е. возникновение большого числа языков и ещё не меньше их различных диалектов — это нормальный и естественный процесс. «Кто как понимает, так и объясняет».

Нам нужно признать, что весь наш современный подход в языкознании сводится к тому, что мы больше по сути реставраторы, которые и день и нощно чистят, восстанавливают, обрабатывают бесценный шедевр. А те части, которые уже утрачены, мы пытаемся восполнить, насколько это возможно, ново делом.

Мы НИ СЛОВА не скажем плохого в адрес тех специалистов кто посвятил свою жизнь изучению Великого Русского языка и наш нижайший им поклон! Мы просто показали, что с таким подходом назвать наш язык средством общения можно только на определённых территориях и в очень определённом временном отрезке.

Но наши выводы противоречит сказанному о Русском языке, так как «наш язык — он и в Африке язык». Разве не так нам сказано?

«Слишком много разговоров, — открывай и сам смотри, что здесь написано»! Не читай, а СМОТРИ! Действительно, если мы в большей части говорим о том, что мы видим, почему наш язык общения не избавить от «лишней и ненужной болтовни»? И это давно сделали до нас.

«Говори по существу», — мы просим своего собеседника перейти к главным произошедшим событиям. А остальное нам не нужно — «я уже это видел», и даже — «я уже это слышал». Раз видел и я и он, «значит нет смысла говорить», что:

«Стол — мебельное изделие, имеющее приподнятую горизонтальную или наклонную поверхность, предназначенную для размещения на ней предметов и (или) для выполнения работ, принятия пищи, игр, рисования, обучения и другой деятельности». Википедия.

Мы до большего не додумались! Как взять то, что постоянно подвержено изменениям (слово) и объяснить его с помощью других слов, что «устаревают, выпадают из языка, заменяются новыми». Слов, чей смысл зависит от того, что нам «в нашу голову взбредёт в данный момент подумать».

Наши предки сделали просто, как и всё гениальное.

Раз мы говорим о том, что мы видим, значит большую часть того, что вокруг нас происходит можно описать на языке математики. Для этого нужно использовать математические символы, на основе их создать буквы и ввести в наш язык уже готовый смысловой элемент — слово, описав им малое.

Описать кого или что? То, что мы называем именем существительным: укроп, стол, стул и прочее, что мы видим в пространстве. А далее обозначить возможные действия в данном пространстве: сел, не сел, иду, кивает, шлёт привет, то, что мы называем глаголами.

Слово превращается в очень удобную и компактную смысловую единицу в которой содержится значительный объём информации, но на другой информационной основе. А далее используя готовое слово и тот образ, что несёт слово, мы и общаемся, уточняя детали, – сколько, когда, где, куда, какая и прочее.

«Слово делом крепи». К делу и приступим.

i�H�I2c�e�Yv{(�