Попросила потереть спинку, а потом...

2 November 2019

Рассказ из книги — "Мои женщины".

Была в нашем отделе лаборатория монтажниц, которые паяли-лудили наши разработки. К ним по поводу и без оного, слетались, ценители женского обаяние. Конечно, бывал там и я.
В лаборатории, среди десятка монтажниц выделялись две. Маша — крупная, симпатичная, приветливая болтушка и Белла, чем-то напоминавшая актрису Фатееву.
Возле Маши увивались все. То паяльник заточить, то канифоль подать, то припой, а то и помочь цепь прозвонить. Белла была еще привлекательней, но её внешность была какая-то утонченно-неприступная, даже паяльник в её руках представить было сложно. Видимо, поэтому она была вроде профсоюза.

Когда я открывал дверь монтажной, в нос сразу бил не только запах канифоли, но и тонкая смесь ароматов многих духов. Настроение становилось сразу лирическим, глазки масляными, а девочки — все красавицами. Но никогда ни с кем из них ни я, да и никто другой, границ дозволенного не переходил. Да и как перейдешь, когда их человек 10 и все у всех на виду.

Как-то в лаборатории меняли мебель. Дело было летом и после того как пол дня двигали столы и носили кресла, я не только вспотел, но и перепачкался. В монтажной у девчат был душ, и я решил помыться. Получив разрешение у завлаба, под острые шутки монтажниц зашел в душевую, которая была сооружена прямо в лаборатории из стеклоблоков. Конкретно меня видно не было, но что-то шевелящееся под шум воды виднелось. Девицы, потихоньку вошли в раж и с невинных шуточек, типа "не утони" или "халат не нужен", перешли на более предметные предложения, типа "мыло не подать" или "белье не принести" … и вдруг Бела произнесла:
– А спинку тебе не потереть?
– С удовольствием!
В монтажной воцарилась тишина. Все понимали, что кто-то должен, как при таране в последний момент отвернуть. Белла, конечно, понимала, что это шутка и что ей тереть мне спину не придется, но как-то первой сдаваться не хотелось.
– Ну, так я халат снимаю и иду?
– Ты бы и все остальное сняла, намочишь.
– А ты не испугаешься
– Твоей красоты?
– Нет, моей наготы!
– А ты сама моей наготы не испугаешься?
Девицы подтрунивали, давай мол, Белла, заставь его стушеваться, нашелся тут Жан Маре.
Конечно, я понимал, что Бела не войдет в душевую, где я моюсь голый, поэтому мог спокойно разглагольствовать на любую тему, но какое было моё удивление, когда дверь дернулась!
– Ну вот, конечно, он испугался! – вдруг услышал я голос Беллы, – хочу войти, а он от страху забаррикадировался.
Девчата стали смеяться. Я открыл дверь, на пороге стояла Белла в халате монтажницы:
– Ты же хотел, чтобы я потерла тебе спинку?
Я только и смог, что кивнуть. Язык, словно приклеился к небу. По её взгляду, который упирался куда-то ниже моей талии, я понял – спину тереть будет.
Дверь захлопнулась. Белла прикрутила душ и стала ладонями "тереть" мне спину и грудь и громко спрашивая:
– Мочалка не жесткая, спинке не больно? Но-но не поворачивайся, я только спину тереть обещала, – покрикивала Белла, чувственно шаря руками по всему моему телу.
Девки снаружи разошлись "смотрите там, осторожней", "линейку не дать?", "а может фотоаппарат?" …

– Ты, когда все будут уходить, не спеши, я останусь дежурить. "Искупаемся", мой хороший, – прошептала мне в ухо Белла, поцеловав в шею. И уже громко – Ну все, спинку потерла, с тебя бонбоньерка.
Белла вышла из душевой под дружный хохот подружек:
– Ну, как там все в порядке?
– А он тебе спинку не тер?
– Надо было воспользоваться моментом!
Белла хитро посмотрела на всех своими зелеными глазками и произнесла игриво:
– Смелее надо быть девочки, приятно, думаю, было обоим! И бонбоньерку, кстати, заработала к чаю.
Из душевой, я выходил, видимо, с таким довольным выражением лица, что кто-то из девиц проехался насчет лимона.

Как же я про себя смеялся с их лимона, предвкушая то, что меня ждало после работы.

Если Вам понравилась статья, пожалуйста, поставьте Лайк и подпишитесь на канал, чтобы не пропустить новый материал!

Юрий Якунин