Приключения молодоженов в Питере – 1

4 November 2019

Рассказ из книги — "Мои женщины".

В свадебное путешествие мы с первой женой Тамарой, полетели в Ленинград. Я в Ленинграде никогда не был, да и Тамара то же, хотя у неё там была родственница — бывшая жена двоюродного брата.
Прилетели, Пулково. Ура Ленинград! Теперь — лучшая гостиница, шампанское, ночи длиною 2-3 суток, ванна на двоих, белые мягкие халаты и табличка на двери – "Не беспокоить" – и …!
Садимся в такси:
– Куда?
– Лучший отель!
– Какой?
Какой, какой — лапоть моторизованный! Любой кавказец знает, что в каждом большом Российском городе лучшая гостиница – «Россия».
– В «Россию»!
Приехали довольно быстро, такси отпустили и прямиком к администраторше:
– Салют, моя хорошая. Люкс с видом на город и большой двухместной кроватью.
– У вас заказ, бронь?
– Почти – свадебное путешествие!
– У нас есть одноместный номер на мансарде, но ремонтируется. Там туалет и ванная не работают, придется ходить в конец коридора.
Гримаса на Тамарином лице выражала такой ужас, будто она владелица замка в Монако, а ей предлагают сарай с тараканами, клопами и крысами в Жопосранске.
Пришлось держать высокую планку:
– Вы, милочка, видимо, не поняли, мы в свадебном путешествии, нам нужен только люкс и желательно с зеркалами во всю стену в спальне!
– Здесь за углом, гостиница «Турист» посмотрите там!
Перелет, довольно-таки уморил Тамару:
– Ты тут отдохни, а я сбегаю, узнаю.
«Бегал» я долго, это не Тбилиси — когда в Ленинграде говорят, что тут недалеко, то тбилисские понятия о расстоянии надо было умножать как минимум на три.
На «сбегать» и узнать, что в «Туристе» свободных мест нет и вернуться, ушло часа полтора. Так как в Ленинграде в августе и ночью светло по сравнению с Тбилиси, где темнота опускается на город, как занавес в театре, то, вернувшись в «Россию» не сразу понял, что уже 21 час и максимум что светит, ночлег на вокзале. Тамара спала в кресле в центре фойе, и уже была в состоянии парения свадебного счастья.
Попытался соблазнить дежурную пылким кавказским взглядом, но возрастные категории были разные, да и выучка у неё чувствовалась еще та — сталинская. Спустив на нос очки, она сказала:
– До 24 часов поспать жене в кресле дам, потом идите смотреть развод мостов — милиция вас все равно выгонит.
Присев рядом со спящей женой, стал ждать «развод мостов».
Вокруг сновали уборщицы, пропылесосили ковер, свернули его и прислонили к моему креслу, он почти лег на меня – большой и цветастый.
– Где вы купили такой ковер? – спросил один мужик со среднеазиатским акцентом, явно прицениваясь,
– Свадебный подарок от гостиницы – отмахнулся я от него, как от назойливой мухи.

Второй, подошедший мужик, оказался с юмором:
– Я скоро съезжаю и то же хотел бы сделать вам подарок к свадьбе.
– Еще один ковер?
Мужчина улыбнулся:
– Я через два часа освобождаю люкс, но на днях в номере должны ремонтировать сантехнику, так что день два сможете чередовать игрища то в постели, то в ванне. Я отдам вам ключ, чтобы номер не отдали другому, а уж Вы не плошайте, по акценту – из Грузии?
– Спасибо генацвале!
Я подвел мужчину к дежурной и сообщил ей, что этот гражданин решил сделать нам свадебный подарок. Он отдает нам свой люкс. Все втроем посмеялись. Женщина попросила наши паспорта, я стал заполнять карточки, и вдруг обескураживающий вопрос:
– Вы что, сменили фамилию?
– Я?
– Ну не я же! В вашем паспорте запись – «Паспорт подлежит обмену, в связи с заменой фамилии»
Я долго ей доказывал, что это вместо жены, по невнимательности, вписали мне. Я эту старую клячу и за локотки держал, и за ручку, и за грудки, даже по щеке провел пальчиком – поверила!

Прикорнул на часок в кресле и когда Володя (так звали нашего спасителя), вышел с вещами, разбудил жену.
Она, входила в лифт, в полной уверенности, что едем на мансарду, съязвила:
– В люкс, всесильный муженек?
Лифтерша:
– Да милая — в люкс!
Ехидная улыбка с лица жены исчезла, лишь только тогда, когда открыли дверь номера.
Номер состоял из прихожей, двух комнат — холла и спальни. Холодильник, телик, бар, диван с двумя креслами, балкон, который был прямо над входом в гостиницу. Спальня: мягкий ковер с высоким ворсом кремового цвета громадная двуспальная кровать и сбоку — большой стенной шкаф с раздвижными дверками, а ванны нет?! Уже хотели звать коридорную, но Тамара открыла, одну из раздвижных дверей шкафа и… она! Салатовый кафель, белая большая ванна и во всю стену ЗЕРКАЛО! У них в СССР секса не было, а у нас был и еще какой!
Сексодром, после ванны особо не впечатлил, да и ночь была не брачная, а уже месяц, как законная, заверенная печатью. Тамара легла спать, а я пошел смотреть, как пацаны клянчат у иностранцев жвачку.

Как я писал, был конец августа, и вечером дул пронизывающий ветерок, но у "нас было"! Мы в "свадебном магазине" на талоны, ничего приличного не нашли для Тамары, а я там купил болгарскую жилетку-дубленку. До чего же она была приятная, мягкая, теплая, и вид у неё был такой ..., что и у меня попросили
– Give me a cigarette.
Какой грузин ездил в Москву или в Ленинград, не имея в кармане пачки сигарет Philip Morris в пластмассовой коробке цвета какао, (которая покупалась бог знает, какими путями) и я протянул сигарету из этой пачки:
– Плиз!
Длинные волосы под Beatles, коричневая дубленка, одетая на майку и начищенные до блеска коричневые цебовские туфли, делали меня иностранным кентом, но немым (огрехи образования)! Я видел, как менты гоняли попрошаек, учтиво обходя меня, а одна гирла, в чулках в крупную сетку, даже попросила – Do you like me? Что я мог ей ответить, если на третьем этаже спала жена, и я не то что английского, а даже грузинского толком не знал? Я похлопал её по попке и сказал:
– No money.
Поднимаясь на третий этаж, думал:
– Сейчас приду в номер, налью из бара две рюмочки коньяку, закурю Philip Morris, разбужу дремлющую Тамару (вечером в гостиничном холле, думаю, отоспалась), протяну ей коньячок... и гирла, с её крупной клеткой на чулках, не сможет устроить такого, чего, как было принято говорить, у нас в СССР не было! Да, я не прогадал!
Утром, решили пойти перекусить, а заодно узнать, когда разводятся мосты. Странное дело, в Ленинграде все знали, когда разводятся мосты, правда, все называли разное время, казалось – издеваются, потом дошло, что мосты разводятся в разное время, и каждый называл то время, когда разводился ближайший от него мост. Ленинград, поначалу мне не понравился. Голые, без деревьев улицы, дворы, как сообщающиеся колодцы, в гости, можно попасть с 3-4 раза. Впервые, около какого-то метро, увидел место, где собирались, голубые и как угнетенный проклятыми буржуями, наш темнокожий брат, ничего не знавший о Наташе Ростовой, охаживал гордую дочь «Северной пальмиры», в телефонной будке, насаживая её по самое не могу. Подумалось — поддувает, девочка может схватить цистит.

Пока суд да дело, вечером пришла коридорная, заявив, что с утра будут ломать ванную комнату. Нет, мы такого не потерпим, за пару тысяч километров прилетели в город на Неве, для того, чтобы ходить писать, как у себя дома в тбилисской коммуналке, так там бесплатно, а тут!
И взыграла буйна головушка и пошел я войной на дирекцию, да с таким напором, что мне дали другой номер, правда полу люкс, однокомнатный и с видом во двор, но с прекрасной сантехникой. Обрадоваться бы дураку, так нет — кулаком об стол:
– Ни в каком полу люксе я в этой гостинице жить не буду, если сейчас же не остановят ремонт в моем люксе или не дадут такой же другой, я минуты в этой гостинице не останусь!
Тамара во время этой тирады даже выдохнуть не успела! Выдохнула уже на улице, где у нас в ногах стояли наши чемоданы.

Продолжение следует.

Приключения молодоженов в Питере – 1, 2

Не забывайте ПОДПИСАТЬСЯ на канал и поставить лайк!

Юрий Якунин