"Психушка"– 12. Бессонная ночь

25 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

12. Бессонная ночь

Женя всю ночь не спала. Она давно не была в таком смятении, в таком всеобъемлющем одиночестве. Женя находилась не то в душевной прострации, не то в полном отчаянии. Её маленькое тельце, еще не знавшее мужской ласки, но какую уже ночь сгоравшее от страсти, сейчас тряслось от негодования и от злости!
Ей предложили стать доносчиком, шпионом, соглядатаем. И если бы на другую чашу весов не положили бы жизнь Мелитона, то конечно, она бы просто залепила звонкую пощечину за подобную наглость! Но, Мелитон менял все! Мелитон, с которым она в грезах давно делит свое одиночество в этой постели, где она заставляет его капитулировать перед своей красотой, грациозностью, ажурным бельем, красивым телом и пылким темпераментом – меняет все! Сейчас она даже, не задумываясь, согласится продать свою душу дьяволу, так как жизнь Мелитона для неё не просто жизнь больного её отделения, а много больше. Поэтому Женя может быть, отдала бы еще больше чем-то, на что её толкают. Лишь бы он жил, а она была бы для него желанной.

Но Женю где-то все же мучило какое-то раздвоение в вопросе о сделке с совестью и о цене подлости. Женю волновал вопрос, можно ли оправдать подлость, есть ли у подлости или предательства градации, где та граница, где тот рубикон, после которого совесть теряет смысл, когда подлость благополучно обретает благородное оправдание, начиная от патриотизма, героизма, и заканчивая лирикой о невозможности поступить иначе, потому, что…! И кто должен двигать эту границы, туда-сюда по шкале совести?
Женя, глядя на образа в углу спальни, искала для себя какую-то твердь, она обращалась к Богу, понимая, что в эту минуту для себя она и есть Бог.

Для меня, думала Женя, жизнь Мелитона может перевесить многое, а для другого – Мелитон никто. Все что для меня в данную минуту важно и существенно, для другого и ломаного гроша не стоит. Женя понимала, что еще немного и у неё поедет крыша, но мысли её не отпускали. Вот если после моего раппорта кого-то посадят не на десять лет, а на пять лет, то в этом случае моя подлость будет меньше, а если расстреляют, то больше? Но ведь раппорт был один и тот же! Все очень сложно и относительно. Порой совершенно не зависит ни от желания, ни от воли того, кто пишет, так как не напишет он – напишет другой, а исчезновения твоей жизни никто не только, возможно, не заметит, но что не оценят, — это точно! Зло многолико только для того, кто смотрит со стороны, а когда на лесоповале или в лагерном борделе, то срок пять или десять лет, почти одно и то же, так как два года в тех условиях – "вышка".

Женя мучилась не только от того, что приходится делать безальтернативный выбор, мучило и то, что Мелитон и не догадывается, как она его любит. Мучилась, что он переживает о своей жене, которая его предала и в аварии должны были они погибнуть оба из-за ее глупости, дурости, ревности или измены. Женя и знать то не хотела, почему эта женщина предала мужа, забывая о жерновах с одинаковым успехом перемалывающих как врагов, так и тех, кто их разоблачает. Но, неужели и ей уготована такая же судьба! Женю стало подташнивать, ей захотелось спрятаться за спину того, кого она, спрятав письмо "тов. Сталину", невольно спасла от пыток, от смерти. Неужели это все рука Божья, неужели Бог его спасает для меня, Женя перекрестилась. За окном начало светать.

По коридору госпиталя Женя шла уже другим человеком, сегодня она точно знала, что и как скажет майору. Бессонная ночь многое определила в её жизни, в её новой жизни, в которой уже ничего нельзя будет ждать, когда что-то само собой случится.
Было еще рано и в коридоре было пусто. У стола сидела, уткнувшись в освещенную настольной лампой книгу дежурная сестра, она не то читала, не то спала.
Женя подошла к двери, поправила прическу, проверила застегнуты ли пуговицы халата и решительно открыла дверь. Мелитон спал. Евгения, закрыла дверь на щеколду и подошла к кровати.
Осунувшееся, обросшее щетиной лицо майора выдавало его душевную боль и нежелание жить. То, что он сделал аварию и выжил он, а не Мери, лежало на нем виной, которая полностью лишала его жизненной мотивации. Последний удар нанесла теща, демонстративно отказавшись приводить дочь.
"Все, дорогой хватит, жизнь не остановилась! Твоя Мери получила то, что готовила тебе, дочку ты не потерял, тут все зависит от тебя, а вот что тебе несказанно повезло, сегодня ты узнаешь уже от меня!" – думала
Женя и подошла к окну. Собираясь с мыслями поправила занавеску, машинально провела пальцем по подоконнику, стараясь успокоить выпрыгивающее из груди сердце.
« Как же тяжело сказать человеку, что любишь его, что он тебе нужен, нужен постоянно. Даже когда спускает штаны для укола, на автомате, как врачу и сверкает голым задом, а ты этот зад колешь, как уже что-то родное, уже свое. Господи, я же его уже знаю лучше, чем многие жены своих мужей" – Женя улыбнулась своим мыслям.
Тут Женя почувствовала, что краснеет, мельком обернулась на мирно спящего Мелитона и как всегда когда нервничала, машинально проверила все ли пуговицы застегнуты на халате.
Мелитон зашевелился.

Продолжение:

Психушка — 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

Не забывайте ПОДПИСАТЬСЯ на канал и поставить лайк!

Юрий Якунин