Дефицит в СССР

Говоря об экономике Советского Союза обычно вспоминают о повальном дефиците. Вспоминают длинные очереди за любым товаром.

Я и сам помню очереди. Надо признаться, ужасно не люблю стоять в очередях. Помню, как смотрел на этих людей, что стоят в одной очереди со мной, и думал, что они проводят, как и я, немалое время своей жизни, порой несколько часов. Это не рабочее время, потому что мы, ждущие своей очереди, ничего не создаем. Но это и не время отдыха, ибо какой же это отдых?! Мы просто теряем своё время. Просто так. Из-за плохой организации торговли. Ведь есть товар там, за прилавком, есть желающие купить, есть деньги в карманах. С точки зрения экономики желательно максимально быстро обменять деньги на товар и потратить остаток дня на что-нибудь полезное. С точки зрения экономики, мы могли бы за это время, что бездарно пропадает в очереди, сделать что-то полезное для себя или для других, и это, напрямую или по цепочке, в конечном итоге повысило бы ВВП страны, увеличило бы общую производительность труда, о которой много говорило партийное руководство. Но вместо этого мы тупо стоим в очереди – здоровые трудоспособные мужчины и женщины – таким странным и неприятным образом проводим свое время.

Да, очереди были. Но был ли дефицит?

В то время партийных и комсомольских активистов учили, как отвечать на разговоры о дефиците. Что-то вроде того: «Говорите, что масла и мяса не хватает? Да, их часто нет в магазине. Но признайтесь честно, ведь у каждого в холодильнике дома всё это есть!» Когда я слышал такие речи обращенными к себе, то признавал, да, в холодильнике есть и масло и мясо. Но что-то внутри меня восставало. Ведь я их покупал у спекулянтов из-под полы! «Не важно, как Вы это купили,» – продолжали свои речи активисты, – «важно, что у Вас это есть, значит нет дефицита!»

Логика этих речей вызывала раздражение. Но логика в них всё же была, надо признать.

Потом, уже в сытые двухтысячные я с удивлением узнал статистику. Оказалось, что потребление мяса и масла по сравнению с советским временем снизилось. Задумался. А вроде и правда, тогда больше ели. Сейчас, экономя деньги, стали чаще заменять сливочное масло растительным, а то и вовсе пресловутой «Рамой» – спредами – новым продуктом. И мясо, хоть и есть всегда в магазине, реже стало появляться на столе.

Стал задумываться, а был ли в СССР дефицит вообще. Да, очереди были. Да, в магазинах бывали нередко пустые полки. Да, было такое что творог заканчивался в продаже через пять минут после открытия магазина. Может быть в двух столицах – Москве и Ленинграде – жили сытнее, но я-то вырос в провинции. Пустые прилавки магазинов видел своими глазами.

Ведь что получается, товары производились и до потребителя доходили. Но не через официальную торговлю. Получается, что надо говорить не о дефиците, а об альтернативной теневой системе распределения товаров.

Почему-то никто этого еще не сказал. По крайней мере, мне не довелось увидеть.

Окончательно утвердился в этом выводе я однажды в столовой.

Для тех кто не в курсе (может быть есть такие среди читателей), объясню, что такое столовая. Это такая система питания, где каждый человек с подносом проходит и набирает желаемые блюда, после чего платит на кассе и идет к столику. Пропускная способность столовой определяется скоростью работы кассы. Это позволяет довольно точно рассчитать необходимое количество столиков. Независимо от числа пришедших на данный момент посетителей, столиков всегда хватает. Если посетителей слишком много, то растет очередь перед линией раздачи. Но через кассу люди всё равно проходят с прежней скоростью, а значит столиков хватает.

Нарушает эту систему такое явление, когда приходит большая семья или компания, один из них встает в очередь на раздачу, а остальные сразу идут садиться за столики. Если таких людей окажется достаточно много, то это может вовсе парализовать работу столовой. Происходит это так. Поскольку часть столиков занята людьми, очередь которых еще не дошла до кассы, то не хватает места тем, кто уже расплатился и хотел бы сесть за столик. Они стоят у кассы и ищут глазами, где освободится место, мешая тем самым двигаться остальным. Очередь останавливается, и, значит, люди, заранее занявшие столики, не смогут дождаться своих блюд, будут продолжать сидеть и ждать в то время, когда другие будут ждать когда где-то освободится место. Движение остановилось. Пробка.

В реальности люди умеют общаться и находят решение. Но это очень важное наблюдение с точки зрения экономики.

Заранее занятые столики символизируют складские запасы. Наиболее эффективно, с точки зрения экономики, когда сырье прямо с колес отправляется в производство, а продукция сразу отгружается потребителям. Но в реальной ситуации такого добиться редко удается. Поэтому каждое предприятие имеет свои склады. Для сырья и для готовой продукции. Товары на складах могут портиться, у них может истечь срок годности, могут случаться и другие напасти вроде кражи или пожара. В целом для экономики использование складов означает увеличение потерь.

Если же предприятие создает склад чтобы избежать дефицита сырья (а в советское время тема нехватки сырья была довольно частой), то оно тем самым повышает спрос на этот вид сырья и, значит, ещё более усугубляет дефицит. Значит появление складов на предприятиях в условиях дефицитной экономики должно приводить к коллапсу. А этого не происходило.

Это дает повод думать, что дефицит был искусственный. Он был не следствием недостатка товаров, а результатом желания некоторых людей увеличить свою персональную роль.

Роль денег в социалистической экономике и в теории, и в реальности постоянно снижалась. Но людям важно выделяться из толпы. Если нельзя выделиться с помощью финансового богатства, то начало образовываться другое явление. Оно называлось «связи», «блат» или как-то ещё. Явление это было очень массовым. Например, в миниатюре Аркадия Райкина было.

Кто сидит на первом ряду? Завсклад, товаровед, директор магазина – уважаемые люди!

Общество, которое на словах было бесклассовым, стихийно делилось на классы. На роль привилегированного выдвигался слой людей, имеющий доступ к распределению товаров – те самые: завсклад, товаровед, работники магазинов. А в рамках больших предприятий была такая должность – снабженец – человек, который умеет договориться и «достать» необходимое сырье.

Например, я сталкивался с тем, что в продаже ни разу не встречал профессиональной фототехники (марки лучше «Зенита») в то время, как все фотографы были ею обеспечены. Механизм был такой. С поступлением «дефицитного» товара (я взял слово «дефицит» в кавычки чтобы подчеркнуть, что недостатка товаров на самом деле не было) он некоторое время лежит на складе, не появляясь на прилавке. За это время директор магазина и продавцы извещают своих родственников и знакомых, что могут для них «достать» этот товар. Только если все ближние и дальние знакомые оказывались вполне обеспечены товаром, он выставлялся на прилавок.

Часто при этом не делалось наценки. Товар знакомым продавался по государственной цене. Та выгода, которую получали работники магазина измерялась не в деньгах. Она выражалась в том, что когда они потом обратятся к своим знакомым с просьбой им не будет отказано. Это называлось «услуга за услугу» или «ты – мне, я – тебе».

Таким образом то всемогущество, которое получает в капиталистическом обществе владелец большого состояния, в советском обществе получали люди имеющие много «связей» или «блатные».

Поэтому считаю правильнее говорить не о дефицитной экономике социализма, а об альтернативном способе стихийного разделения общества на классы.

Связаться с автором можно по адресу: matur02@bk.ru