Хороший нацист — в гробу

10.03.2018

Рассказали историю ликвидации нацистского палача Герберта Цукурса, который двадцать лет скрывался в Бразилии, где был найден спецслужбами Израиля. Теперь же о нем пишут книги и даже поставили мюзикл.

В конце 1964 года бизнесмен из Бразилии по имени Герберт Цукурус получил приглашение открыть филиал своей фирмы в соседнем Уругвае, став компаньоном весьма приличного человека: бывшего лейтенанта вермахта, ветерана Восточного фронта. Цукурс и его сотрудники зарабатывали на жизнь катанием туристов на лёгких гидросамолётах, показывая им сверху прекрасные виды Сан-Паулу. В знак своей серьёзности партнёр из Уругвая перевел на банковский счёт Герберта круглую сумму. 23 февраля 1965 года сеньор Цукурс приехал для переговоров в столицу Уругвая Монтевидео и был встречен соратником будущего коллеги: улыбчивым человеком, выходцем из Вены по имени Антон Кюнцле. «Я обожаю немцев, — обрадовался Цукурс. — Когда-то уже хорошо поработал с ними». «Это мы знаем, — приветливо кивнул господин Кюнцле. — Пожалуйста, давайте прокатимся в наш загородный дом, обговорим все дела и подпишем нужные документы. Там ждут алкоголь, бассейн и нежные красавицы, готовые на всё для нашего чудесного гостя». Против такого предложения Цукурс ничего против не имел и спокойно сел в машину. 64-летний офицер «карательной команды» СД, известный чудовищными расправами над мирным населением, жил в Бразилии с семьёй по своим собственным документам. И давно привык, что его двадцать лет никто не ищет.

Добровольный палач

Герберт Цукурс родился в Латвии и прославил себя как знаменитый лётчик: его действия были крайне дерзки и необычны для периода, когда авиация ещё не совершала массово полёты на длительные расстояния. Он стал всемирно популярен после перелёта в Гамбию, затем летал в Японию и Палестину, слыл любимцем прессы, охотно раздавал интервью. После вхождения Латвии в состав СССР самолёт Цукурса конфисковали, ибо техника являлась собственностью военного министерства республики. Лётчик затаил обиду, которую вскоре выместил на беззащитных женщинах и детях. Сразу после начала Великой Отечественной войны и оккупации Риги немецкими войсками Герберт Цукурс добровольно вступил во вспомогательную полицию, а затем — в кровавую «команду Арайса», латышского штурмбанфюрера СС, специализирующуюся на уничтожении местных евреев. Волосы становятся дыбом, когда читаешь документы, описывающие, что вытворял этот лётчик, писатель и бизнесмен из Сан-Паулу: чисто физически трудно считать Цукурса человеком.

Любил стрелять в детей

4 июля 1941 года рижскую синагогу битком набили людьми и подожгли: именно Цукурс добивал из пистолета обгоревших жертв, выпрыгивающих из окон. Он же принял участие в другой безумной расправе: 1 200 латвийских евреев загнали в озеро и там утопили, пытавшихся выбраться на берег Цукурс пристреливал. Его любимым развлечением по выходным было ездить на автомобиле по рижскому гетто, стреляя во всех встречных евреев и крича: «Кто не спрятался, я не виноват!» Цукурс при этой экзекуции развлекался так: поспорил с сослуживцами, что одним выстрелом убьёт сразу двух младенцев. И выиграл... Он любил персонально вешать своих жертв: всегда низко, дабы те сильнее мучились, стараясь достать ногами земли. Этим «увлечением» и объясняется кличка «Рижский вешатель». Согласно показаниям очевидцев, Герберт откровенно наслаждался своей «работой». Он служил нацистам, как говорится, не за страх, а за совесть. По подсчётам историков Холокоста, Герберт Цукурс своими руками убил несколько сотен беззащитных людей, хотя некоторые называют цифру в три тысячи.

Западня мстителя-одиночки

В 1945 году, как и многие нацисты, Цукурс вместе с женой и сыновьями сбежал в Латинскую Америку, открыв в Сан-Паулу лётную школу и туристическое бюро. Дела шли отлично, однако денег не бывает слишком много, а рижский убийца отличался скупостью. Он чувствовал себя в полной безопасности, пока однажды ему не позвонили с предложением расширить бизнес.

Относительно смерти бывшего слуги нацистов существуют два версии. Согласно первой, Цукурса выследил еврей, чья семья была полностью уничтожена в рижском гетто: он-то и сыграл роль фальшивого «ветерана вермахта», заманив убийцу в ловушку. В роскошном загородном доме, куда приехал «латышский стрелок», не оказалось девушек и алкоголя, зато в гостиной поджидали суровые мужчины в чёрных костюмах. А любезный сопровождающий Антон Кюнцле внезапно перестал улыбаться, представившись Яковом Майдадом, сотрудником Моссада. Это Цукурсу не понравилось: он полез в драку, однако пара сильных ударов. Ему охладили его пыл. Палачу сунули в рот кляп, связали руки, зачитали приговор и всадили в голову две пули из пистолета с глушителем.

Согласно второй версии, в Бразилии к «вешателю» под видом бывшего эсэсовца подослали израильского разведчика: тот убедил Герберта в слежке со стороны «охотников за нацистами» и предложил бежать в Уругвай. Первоначально планировалось усыпить Цукурса и вывезти в Израиль для публичного суда. Пришлось элементарно пристрелить «рижского палача» на месте. 6 марта 1965 года труп Цукурса с огнестрельными ранениями и проломленным черепом был найден полицией в ящике в окрестностях Монтевидео. В руках мертвец держал документы с описанием его преступлений в рижском гетто вместе с короткой запиской: «Хороший нацист — только в гробу».