Августин Барриос (Agustin Barrios Mangore), творческий путь

06.04.2018

Первым классическим гитаристом, использовавшим гитару в коммерческих записях, был парагвайский виртуоз Августин Барриос Мангоре (Agustin Barrios Mangore, 1885 - 1944). Он записался для лейблов Atlanta и Artivas в Монтевидео ещё в 1914 году, а также принял участие в нескольких сессиях записи для лейбла Одеон между 1921 и 1929 годами.

Он родился в San Juan Bautista департамента Misiones (Парагвай). За пятнадцать лет до его рождения его страна проиграла войну против Тройного Альянса, образованного Уругваем, Аргентиной и Бразилией. Последствия войны для художественной деятельности в Парагвае были разрушительными. Финансовой поддержки не было, и художественная музыкальная практика в основном отсутствовала. В этом контексте впечатляет осознание того, что Барриос преодолел все трудности и стал одним из самых значительных гитарных композиторов двадцатого века.

На ранней стадии своего пути Августин Барриос воспитывался на музыке таких композиторов как Таррега, Сор и Агуадо, благодаря своему первому учителю гитары Gustavo Sosa Escalada (1877 - 1943). В возрасте пятнадцати лет он уже был опытным исполнителем и получил стипендию для обучения в Colegio Nacional de Asuncion. Закончив учёбу, он посвятил себя музыке и поэзии.

Ограничения его собственной страны заставляли его использовать возможности других стран Южной Америки. В 1910 году он отправился в Буэнос-Айрес, где смог познакомиться с важными деятелями гитары, такими как Julio Sagreras (1879 - 1942) и Antonio Jimenes Manjon (1866 - 1919). Затем он отправился в Чили и Перу, а в 1912 году отправился в Монтевидео, где его поддержал некий Martin Borda y Pagola, который был владельцем ранчо и гитаристом-любителем. В 1916 году Барриос получил большой успех в Бразилии после выступления в Рио-де-Жанейро. В результате с 1916 и до 1920 года он жил в бразильском мегаполисе Сан-Паулу.

Как исполнитель Барриос сочетал в своём репертуаре свои собственные композиции и транскрипции произведений таких композиторов как Бах, Бетховен, Мендельсон и Шуман. Он также играл и стандартные гитарные пьесы, такие как Capricho Arabe Тарреги. Барриос вернулся в Монтевидео в 1920 году и вынужден был перенести предубеждения Сеговии и других гитаристов за свою игру на стальных струнах. Тем не менее, после еще одного короткого периода в Чили и Бразилии он вернулся в Парагвай с весьма хорошей репутацией.

Барриос продолжал поездки в Аргентину и Уругвай, пока не встретил серьёзное сопротивление гитарной публики в Буэнос-Айресе в 1928 году. Его критиковали как за использование металлических струн, так и за его репертуар. Основанные на эстетике девятнадцатого века, многие элементы его программы противоречили новой тенденции, продвигаемой Сеговией, которая базировалась на создании принципиально нового репертуара руками современных композиторов.

Проблемы в Буэнос-Айресе заставили Барриоса изменить своё имя, чтобы продолжать выступать. Таким образом, он придумал себе псевдоним Nitsuga Mangore, "посланник народа Гуарани... Паганини гитары из джунглей Парагвая". Он начал выступать одетый полностью как индеец, с перьями, и даже луком и стрелами. Nitsuga было обратным написанием его имени, а Mangore было именем легендарного индейца из племени Гуарани, которое сопротивлялось испанской оккупации.

Новая стратегия Барриоса открыла для него новые места выступлений. После гастролей в Бразилии ещё до августа 1931 года он отправился во Французскую Гайану, Мартинику, Тринидад и Венесуэлу. В мае 1932 года он заболел, и продолжил выступать только шесть месяцев спустя, в Боготе. После своего успеха в столице Колумбии он отправился в Панаму, Коста-Рику и Сальвадор.

В 1934 году он нашел себе нового покровителя, Tomas Salomoni, посла Парагвая в Мексике. Это знакомство позволило ему отправиться в Европу, где он оставался с 1934 по 1936 год. По дороге на старый континент он выступил на Кубе. По прибытии в Европу он выступал в Англии, Бельгии и Испании.

В Бельгии он сильно нервничал перед выступлением в Королевской консерватории, так как Сеговия дал там концерт всего лишь за три месяца до этого. Он также побывал в Берлине, хотя никогда там не выступал. В Испании он познакомился с Sainz de la Maza и поэтом Garcia Lorca. С приближением гражданской войны в Испании в 1936 году Барриос вернулся в Венесуэлу. Некоторые артисты погибли на войне, в том числе его друг Garcia Lorca и композитор Antonio Jose (1902 - 1934), оставивший гитарной литературе свою Сонату.

Последние годы его жизни были омрачены безденежьем и проблемами со здоровьем, что привело к сокращению его публичных выступлений, пока он окончательно не обосновался в Сальвадоре, где он изредка выступал, но больше сосредоточился на преподавании.

Барриос был художником, чья идентичность находилась в диаметрально противоположном положении от тенденций его времени. Тем не менее, искренность его стиля и его настойчивость заставили его занять привилегированное положение в истории современной гитары. Хотя он сочинил более трёхсот пьес для гитары, только около трети его наследия сохранилось. Его самая знаменитая композиция La Catedral — пьеса с лиризмом, который переносит слушателя в мир печали, конфликта и победы.

Тот факт, что Барриос нервничал, играя в Бельгии после Сеговии, является лишь одним примером того, насколько Сеговия, икона Испании, выглядел устрашающе для других гитаристов своего времени. Действительно, звёздная карьера Сеговии и его достижения были непревзойденными в своё время. С другой стороны, Сеговия определённо не был единственным гитаристом того периода, внёсшим свой вклад в установление статуса гитары как концертного инструмента. Как и Барриос, другие исполнители также были очень важны для создания репертуара инструмента и способствовали расширению аудитории гитары за пределами крупных центров, где доминировал Сеговия.

По материалам книги Júlio Ribeiro Alves "The History of the Guitar".