Депрессия

18.01.2018

Эта история произошла со мной в прошлом году, в начале июня. Сначала расскажу небольшую предысторию, чтобы было понятно, что с подвигло меня поступить так, как я поступила. Меня бросил молодой человек, в которого я была безумно влюблена, так что жизни без него не видела. Обстоятельства вынудили меня обратиться к врачу, мне поставили диагноз «анестетическая депрессия» - человек в этом состоянии субъективно не ощущает ни положительных, ни отрицательных эмоций и это причиняет ему страдания.
На дачу к тёте в том году я поехала раньше обычного, так и не завершив учебный цикл – в городе было оставаться совсем невмоготу, хотелось уехать куда-нибудь подальше от людей и пожить отшельником на лоне природы, удовлетворяя болезненную потребность в одиночестве.
Однако, изоляция мне на пользу не пошла – уже через неделю я мысленно начала свыкаться с мыслью, что так и не вернусь к прежней жизни, не вернусь в город, и вообще к концу «отдыха» утоплюсь в местной речке от тоски. Может быть, так бы оно и случилось, и обо мне бы потом сочиняли байки про неуспокоенных утопленников деревенские детишки, если бы не дискотека в соседней деревне, на которую я случайно попала, бесцельно слоняясь по округе вечером. Знакомых у меня там не было, на что мне было глубоко безразлично – зашла непонятно зачем, два часа провела, не помню как, и вышла глубоко за полночь в компании с местными алкашами. От заманчивого предложения двух поддатых парней подвезти меня домой я почему-то отказалась, а других предложений не поступило, поэтому я приняла гениальнейшее решение идти восемь километров пешком. Ага, ночью. Вдоль леса. Поскольку мне было похр*н на всё из-за своей болезни, мне даже было интересно проверить, будет ли мне страшно или нет. На тот момент страха, что со мной что-то случится, не было вообще, наоборот, в душе мне даже этого хотелось. «На всё воля Божья» - решила я, шагая вдоль железнодорожных путей. – «Если судьба мне умереть сегодня, пусть так и будет».
Те, кто ночью бывал в лесу, знают, какая темень стоит в чаще, хоть глаз выколи. Я шла по направлению электрички к ближайшей станции, по обе стороны от меня чернел лес. Ночь выдалась ветреная, и периодически до меня доносился шум деревьев, шорохи и шелест из недр леса. Я без опасения вглядывалась в темноту, выискивая ночных зверушек, но даже очертания стволов были едва различимы. Наконец, я пришла к станции, там было непривычно тихо и пустынно, только вдалеке по платформе скакала одинокая ворона, и стук её клюва об асфальт казался очень громким. Передо мной встал выбор – идти дальше по сельской дороге, довольно открытой, или через кладбище для чего надо было свернуть на лесную дорогу. Как ни парадоксально, самый короткий путь был не через кладбище)) Но прогулка меня разочаровала, не вызвав долгожданных эмоций и я подумала, что кладбище в лесу – это самое лучшее место для тусовки, а ночь – лучшее время для его посещения.
Когда я свернула на тропу, у меня внутри даже ничего не дрогнуло. Дорожка эта, шириной метра два, проходила прямо по лесу, так что деревья нависали над ней, закрывая небо, и даже днём в этой тенистой аллеи было темно и несколько мрачновато. Вела она к старой церкви и кладбищу, которое ещё функционировало. А с кладбища уже выход был к моей деревне. Днём я нередко ходила этим маршрутом, чтобы не идти под солнцем, дорога занимала полчаса быстрым шагом и особо никаких плохих впечатлений от такой прогулки у меня не было, даже не смотря на ходившие в во времена моего детства истории о бабке с кладбища. Ребята рассказывали, что если пойти через кладбище на закате, можно встретить бабушку в чёрном платке. Она скажет тебе, что ищет одну могилу, но почти слепа и не может прочитать надпись на надгробии. Она попросит тебя помочь и если согласишься – прочтёшь собственное имя и фамилию и дату своей смерти.
Честно говоря, идти через лес было немного тревожно, потому что я, как бабка в легенде, ничего не видела и легко могла напороться на низко висящую ветку или споткнуться об корень наросших на дорогу деревьев. Звуки леса с каждым шагом всё гасли, воздух, казалось, становился гуще и тяжелее. Я как будто шла через густую чёрную пелену, такой мрак был кругом. Прошло совсем немного времени и я совсем потеряла ориентацию – было так тихо, словно звуком не существует вовсе, не было слышно моих шагов, ветра – ничего. Шла ли я или просто стояла на месте или крутилась вокруг своей оси, была ли под моими ногами тропинка, вода или по каким-то причинам меня уже нет – понять что-либо было невозможно. Я завела песенку, но звуки словно «проглатывались» окружающей чернотой. Неожиданно я наткнулась на что-то металлическое – на ощупь я поняла, что это могильная ограда. Впереди, метрах в тридцати, белела церковь, утопающая в ночи.
Мне удалось даже разглядеть кресты и памятники, чьи смутные очертания были мне знакомы. Но стоило мне перевести взгляд обратно на церковь, как я оцепенела от ужаса – на фоне стены чернела человеческая фигура. Человек, или что там это было, «вырос» прямо на дороге, замерев недвижно, в странной жуткой позе – корпус наклонён вперёд, руки безжизненно болтаются вдоль тела, ноги согнуты коленями друг к другу. Подул ветер и он качнулся назад, при этом по лесу пронеслось едва слышное шебуршание – словно ветер поднимает листья. Я не могла кричать, не могла двинуться с места. Ко мне в один момент вернулись все утраченный чувства. Я стояла посреди кладбища и не могла отвести взгляда от этого уродливого силуэта. Фигура качалась под порывами ветра и вдруг её как бы резко накренило в сторону под противоестественно острым углом, и она исчезла. От страха я не смогла идти, ноги подкосились, и я упала на колени. Поднимаю глаза, и справа от меня, буквально в трёх метрах, около дерева стоит эта тварь – мой ужас не описать словами. На фоне смазанных очертаний могил, оно было видно совершенно чётко. Это с натяжкой можно было назвать человеком, выглядело оно так, словно человек, в теле которого не осталось ни одной целой кости – разбухшие, деформированные конечности, обтянутые мерзкого светящегося зеленого оттенка кожей, лоснящейся, с трупными пятнами на кистях и голенях. Голова была опущена вниз, из-за переломанной шеи лица видно не было. Из одежды какое-то тряпьё. Как в кошмаре, я не могла встать и побежать, просто закрыла голову руками, чтобы не видеть это. Молитв никаких я не знала, поэтому про себя просила господа, чтобы это исчезло, и обещала больше не думать о самоубийстве и никогда не ходить через кладбище ночью. Не знаю, сколько я так просидела, но в какой-то момент звуки снова наполнили окружающий мир и я открыла глаза – меня окружали только могилы, которые теперь были видны довольно чётко, потому что начало рассветать. Я вернулась домой бегом, меня никто не преследовал. Как ни странно, после такого зрелища я должна бы совсем свихнуться, но мне наоборот стало лучше и можно сказать, что из-за такого потрясения я вылечилась. Мой молодой человек, которому я рассказала эту историю, считает, что это мне померещилось, может так оно и было, одно я знаю точно – больше такого экстрима я в жизни не повторю.