Мигрант белого золота

05.01.2018

Жизнь Ойбека похожа на голливудский фильм: блестящая карьера ученого, крах, отъезд из родной страны, работа на стройке и первые эксперименты с хлопком в России

В Волгоградском аграрном университете шло горячее обсуждение. Местные чиновники и руководство вуза рассказывали приехавшему замминистра сельского хозяйства о здешней диковинке — хлопке. Мол, представляете, растет! И даже отличного качества. Мечтали вслух о том, как будут его выращивать в промышленном масштабе, только нужны господдержка и строительство перерабатывающих комплексов.

Пока представители администрации разливались перед важным чином из Москвы, в дверном проеме конференц-зала стоял мужчина с осунувшимся лицом. Он нервно кусал губы, смотрел то под ноги, то на аудиторию. Ойбек Кимсанбаев — руководитель группы ученых, которые и создали сорта хлопка, способного расти в климате Волгоградской области (регион, кстати, признан самой северной точкой мирового хлопкосеяния), — главный человек на этом празднике, оказался не включен в список выступающих.

Ойбек Кимсанбаев в ожидании интервью

Фото: Алина Десятниченко для ТД

О хлопке и перспективах его выращивания в нашей стране (ведь при умелом подходе российское волокно вполне может потеснить на рынке США и Китай) говорил кто угодно, кроме человека, который, собственно, сделал этот разговор возможным. Правда, в какой-то момент ректор вуза все-таки понял, что чего-то в дискуссии не хватает, и широким жестом пригласил Кимсанбаева выйти из угла и сесть за круглый стол на случайно освободившееся место.

Стройка и хлопок

О том, почему он начал заниматься хлопком в России, Ойбек рассказывает всем журналистам примерно одно и то же. Добавляя, что очень благодарен: если бы не репортеры, о его работе мало бы знали и вряд ли он смог бы достучаться до власти.

— В 2006 году между ташкентским и волгоградским аграрными университетами был заключен договор о сотрудничестве. Ученые стали развивать проекты по альтернативному растениеводству, то есть выращиванию культур, нетрадиционных для определенной территории. Одна из лабораторий начала разработку технологий по возрождению хлопководства в России. В результате возник проект по созданию сортов ультраскороспелых, высококачественных, с высоким выходом волокна, — выговаривает на одном дыхании Ойбек.

— А непротокольная версия? Почему вы стали заниматься хлопком в Волгограде?

Мы сидим в небольшом кафе при гостинице «Волгоград», за окном льет дождь. Напротив нашего столика расположились какие-то иностранцы, судя по нашивкам на пиджаках — инспекторы FIFA, прибывшие в город контролировать строительство стадиона к ЧМ-2018 по футболу.

Ойбеку сорок три года, кроме ташкентского аграрного вуза окончил университет в Сеуле, преподавал в Колумбийском университете, заведовал лабораторией, в начале нулевых работал в аппарате президента Узбекистана, а в тридцать пять стал самым молодым доктором сельскохозяйственных наук у себя в стране. На его счету сотни научных работ, он автор и соавтор пары десятков сортов хлопка. До 2012 года руководил международным проектом по созданию ультраскороспелых видов хлопчатника.

Ойбек показывает в лаборатории, над чем же они, собственно, работают

Фото: Алина Десятниченко для ТД

И вот в этой высокой точке его жизнь, полная перспектив и амбициозных планов, рухнула в одночасье. Из-за ошибки, о которой Ойбек говорит с большой неохотой, ему пришлось покинуть Узбекистан.

— Да, язык слишком длинный. Тогда я сотрудничал с одним из российских вузов. Мы создали платформу дистанционного образования для узбекских детей. Но не всем эта деятельность нравилась… Так случилось, что я потерял работу, а новую найти не удалось.

Доктор наук, профессор вынужден был отправиться в Россию на заработки как обычный трудовой мигрант. Один знакомый в Волгограде пригласил его в свою фирму — «подвигаться», как выражается Ойбек.

— Такая «движуха» оказалась не для меня, и я пошел на стройку. Обычным разнорабочим, вместе с другими своими соотечественниками. Я вообще не вижу ничего зазорного в том, чтобы работать руками. Надо — и полы буду мыть. Или стадион строить.

Случай свел Ойбека с хорошими людьми, которые привели его в Волгоградский аграрный университет. После долгой беседы с ректором, предоставления документов о научных степенях и дипломов его взяли преподавателем на агротехнологический факультет. Понимая ценность нового сотрудника, вуз даже снял для него жилье. Ему дали возможность заниматься тем, что у него лучше всего получается, — экспериментировать с хлопком.

Не просто вата

Первый год Ойбек засеял хлопчатником всего 25 соток. Это поле в четыре дачных участка профессор обрабатывал сам: сеял, пахал, поливал, боролся с сорняками и вредителями. Многие сомневались, что из земли появятся ростки.

— Я привез в Волгоград мировую коллекцию семян хлопчатника — 97 сортов из всех хлопкосеющих стран: Латинской Америки, США, Китая, Индии и проч. Из них отобрали 25, которые взошли в условиях местного климата. Из тех отобрали еще три. Так в Волгограде появился хлопок ультраскороспелый, который успевает вызревать с апреля по сентябрь.

На следующий год на опытном поле хлопок рос уже на площади в 8 гектаров. Для работы Ойбек привлек узбекских агрономов, стали помогать студенты. В результате хлопок не только взошел. В положенный срок поле превратилось в белый ковер.

— Как говорится, однажды я проснулся знаменитым. Ко мне на поле приехали журналисты, представители местной власти. Теперь наконец все поверили, что волгоградский хлопок — реальность. Правда, возникли и новые задачи. Нужно убеждать фермеров, что хлопок стоит выращивать, что эта культура экономически выгодная — цена одного килограмма сырья равна стоимости 30 килограммов пшеницы. Кроме того, нужны специалисты-агрономы. В общем, стал заниматься и продвижением хлопка, и, само собой, обучением студентов. Конечно, я работаю не один. Несколько ученых — Игорь Подковыров, Таисия Конотопская и другие — вместе со мной решают задачи по выведению новых сортов, подготовке специалистов.

Сегодня Кимсанбаев возглавляет университетский центр прикладной генетики, селекции и семеноводства хлопчатника. К работе стали подключаться и фермеры. Всего в этом году хлопчатником засеяли 109 гектаров.

Ойбек Кимсанбаев в лаборатории

Фото: Алина Десятниченко для ТД

Ойбек говорит, что его Аллах любит, иначе не послал бы ему столько испытаний и стольких людей, готовых ему помочь просто так, ничего не прося взамен.

— У меня были ситуации очень плачевные, когда моя жизнь не стоила и ломаного гроша. И мне помогали. Но есть вещи, о которых я очень сожалею. Однажды я повел себя недостойно и потому отдалился от своей семьи. И чтобы груз вины меня не тащил вниз, я, честно признаюсь, просто свалил в Россию. И поэтому я так сильно здесь начал развиваться, чтобы потом, когда придет время, мои родные — отец, брат, жена и трое детей — мной гордились. Только это моя настоящая цель в работе.

— Что же вы натворили?

— Я об этом не хочу говорить.

— Давно в Ташкенте не были?

— У меня постоянные встречи, командировки. Бешеный график. Вот только вернулся из Астрахани, где с губернатором области обсуждали план работы: весной будем сеять там хлопок на площади в 200 гектаров. А дома не был четыре месяца.

Он внезапно замолкает. Сильно меняется в лице, когда речь заходит о семье и детях. Старшим дочке и сыну уже семнадцать и шестнадцать лет, младшему — пять.

— Конечно, скучаю. Очень боюсь потерять семью из-за своей работы.

— Почему в Волгоград не перевезете?

— Куда? На съемную квартиру с зарплатой 27 тысяч рублей? Слушайте, вы меня в такую депрессию вгоняете своими вопросами, тут еще этот дождь…

Потом Ойбек признается, что сразу после нашей встречи купил билеты домой.

Картошка на Марсе

На опытном поле аграрного университета завершается сбор хлопка. Агроном Бахадыр или, как он представился, Борис, специально выписанный из Ташкента для проведения эксперимента под Волгоградом, показывает, как нужно собирать хлопок. В общем-то, ничего сложного: тянешь волокно из коробочки, если оно поддается — тяни дальше, пока вся белая вата не окажется у тебя в руке.

Убирать хлопок помогают студенты. Белые шапки с кустов быстро оказываются в мешках. Волокно — мягкое, словно кошачья лапка — приятно держать в руках. Эта мягкость как небольшая награда за старания — вытащить вату из коробочки и не уколоться об нее практически невозможно.

Студентка ВолГАУ собирает хлопок

Фото: Алина Десятниченко для ТД

Где-то на краю большого поля есть несколько необычных рядов. Там хлопчатник не белый, а грязно-желтый и коричнево-зеленый. Оказывается, в этом году волгоградские ученые вывели особый сорт цветного хлопка. Кто-то уже придумал шутку, что зеленый хлопок заказали военные для пошива формы.

Волгоградский агарный университет с появлением Ойбека Кимсанбаева стал единственным вузом в стране, где готовят ученых-хлопководов.

— Знаете, чем я заманил студентов изучать хлопок? Сказал, что они будут редкими специалистами, особенно востребованными за рубежом. Но я надеюсь, что все-таки российские фермеры поймут, что эта культура очень выгодна в экономическом плане. Вот, например, в этом году на юге страны перепроизводство пшеницы. Аграрии не могут продать зерно по хорошей цене, а хранить такие объемы просто негде. В результате они терпят убытки. И эта история повторяется не первый год. Значит, фермерам надо переходить на иные, в том числе нетрадиционные, культуры. Одной из них и может быть хлопок.

— А где в России можно еще выращивать хлопчатник?

— Волгоградская область на данный момент — самая северная точка мирового хлопкосеяния. Культуру можно выращивать и ниже по югу — в Астрахани, Калмыкии, Ставрополе, Краснодаре… Только представьте, в одной Волгоградской области в одном из заволжских районов есть полтора миллиона гектаров незанятых площадей. И если засеять все хлопком, а с одного гектара урожай составит примерно одну тонну, то Россия сможет перекроить мировой хлопковый рынок, она его просто обвалит. Страна не будет зависеть от импорта, что особенно важно в условиях западных санкций и отказа Узбекистана экспортировать сырье России. Самое интересное, что хлопок уже когда-то выращивали в этих регионах. Правда, за последние десятилетия технологии были утрачены. Так что сейчас мы в университете заново разрабатываем технологии возделывания хлопка, выводим новые сорта.

Собранный хлопок складывают в прицеп для дальнейшей транспортировки на склад

Фото: Алина Десятниченко для ТД

Надо сказать, что хлопок с опытного поля выходит очень высокого качества. Его уже оценили и местный текстильный комбинат, и молдавское предприятие — едва ли не единственные в СНГ заводы полного цикла, где и перерабатывают сырье, и производят ткани. Именно они торопят волгоградских ученых с выведением сортов, которые бы давали урожай по 30 центнеров с гектара.

— На следующий год под хлопком только в Волгоградской области будет засеяно в шесть раз больше, чем в этом, — 630 гектаров. Плюс 200 гектаров в Астраханской области. Ведем переговоры с Калмыкией. С нас — научное сопровождение всех работ. Недавно в Москве на аграрной выставке у меня состоялся разговор с вашим министром сельского хозяйства Александром Ткачевым, он и сообщил, что готовится программа по развитию хлопководства в России. Очень надеюсь, что так и будет. Думаю, наличие господдержки окончательно убедит фермеров заняться хлопком.

— А вас промышленники переманивают к себе? Наверняка там заработная плата выше, чем у профессора провинциального вуза…

— Звали, предлагали. Но я отказался. Мне пришлось бы работать в качестве агронома или семеновода, задача которого — увеличить валовой сбор урожая. А мне неинтересно, я — ученый. Я создал сорт, отдал в работу. Поставил перед собой новую цель.

— Новая цель уже есть?

— Есть. В общих чертах: наш проект направлен на изучение альтернативного растениеводства. То есть занимаемся выращиванием культур там, где они обычно не растут. Смотрели фильм «Марсианин», где астронавт выращивает картошку? Эта идея взята из реальности. Тридцать лет назад советский космонавт Владимир Джанибеков впервые в космосе вырастил хлопчатник. Моя цель — вывести сорта различных культур, которые будут адаптироваться к любым природным условиям. Чтобы никакие морозы их не побили. Я доказал, что это возможно. Задача аграриев, как бы пафосно это ни звучало, — накормить мир. И если растения будут способны давать урожай в любых условиях, представьте, как может поменяться экономика каждого государства!

Агроном Бахадыр показывает разницу между их ноу-хау — цветным хлопком и обычным

Фото: Алина Десятниченко для ТД

Вообще, хлопчатник — единственная культура, которая имеет несколько наборов генетических хромосом. Именно поэтому она идеально подходит для различных экспериментов.

— А как к вашей работе и успехам относятся в Узбекистане, локти не кусают, что упустили ценный кадр?

— Насчет локтей не знаю. Но мне предложили престижную работу и высокий пост. Я пока не готов вернуться.