История как раздел литературоведения

18.01.2018

Все мы помним из школьной программы, что Киевская Русь была основана в 9 веке варягами, призванными править. Однако, так ли это на самом деле? Давайте узнаем точно.

Хотя стоп… точно мы ничего не узнаем. Почему? Да потому, что историки и сами могут только гадать, как все было на самом деле.

По этому вопросу существует аж три основных теории, имеющих последователей: норманская, антинорманская и центристская (неонорманская). А кто-то, как Алексей Кунгуров вообще считает, что никакой Киевской Руси не существовало. Таких примеров множество и все они заставляют сомневаться в достоверности любых исторических знаний. Но хватит не аргументированных рассуждений.

Вот несколько причин, почему историю нельзя считать наукой:

В истории не существует достоверных источников информации. Наличие проверяемых фактов — это один из критериев науки. Люди, считающие историю наукой, обычно ссылаются на авторитетные источники. Якобы, есть как ширпотреб, так и проверенные, объективные данные, которым можно доверять. Но никаких проверенных данных нет. В истории ни один источник не может быть авторитетным и достоверным, так как понятия "наука" и "научная методология" подразумевают возможность проверить любое суждение путем эксперимента.

То есть, если физик говорит, что площадь круга равна произведению квадрата радиуса на число "пи", то это можно проверить, проведя эксперимент сто раз, и каждый раз будет выводиться формула S=π r2. История не является наукой именно потому, что ни одно историческое событие невозможно проверить.

Еще один научный критерий, которому не соответствует история — наличие действенных методов изучения. Методология так же оставляет желать лучшего. Летописям и хроникам доверять нельзя, так как они написаны людьми, а люди политизированы, да и просто могут ошибаться. Плюс к этому, государства активно практикуют переписывание и уничтожение исторических документов в политических целях.

По Сталину, в Великой Отечественной войне погибло семь миллионов Советских граждан. А вот по Хрущеву их количество возросло больше, чем вдвое — уже двадцать миллионов. Если же верить современным данным, их было двадцать семь.

Однако верить ли? Конечно, от части этот недостаток компенсируется археологией, но это лишь малая часть, да и трактовать ее можно по-разному. А о чем-то, как например о немецких девушках, изнасилованных советскими солдатами во время взятия Берлина, вообще говорить не принято (см. дневники советского Лейтенанта Владимира Гельфанда, BBC). Не патриотично.

Одна из задач науки — выведение всеобщих закономерностей, действующих без исключений или учитывающих их. Из программы математики начальных классов нам известно, что от перестановки мест слагаемых сумма не изменяется. В истории не существует таких четких всеобщих законов. Все они — предмет договоренности историков, и поэтому очень условны. Подтверждение их практической бесполезности — любое событие. За все время существования человечества историкам ни разу не удалось предсказать и предотвратить ни одну войну. Даже метеорология иногда работает, но с историей такого не бывает. То же можно сказать и о так называемых “Законах мировой истории” К. Брейвика. Двадцать четыре неработающих туманных тезиса, сформулированных Брейвиком — это лишь общие рассуждения, но никак не закономерности.

Ради интереса можно провести небольшой социальный эксперимент. Как уже было сказано выше, выведение общих закономерностей — неотъемлемый критерий науки. Найдите обычного школьного учителя физики и попросите его перечислить те физические законы, которые он знает и которые работают на все 100%. Скорее всего, вы услышите около 20-30 общих теорий.

После этого, задайте такой же вопрос учителю истории, по его предмету, и сравните ответы. (Максимум, чего можно будет добиться от второго — неуверенное клише о том, что история всегда повторяется.)

Проблема возникает еще и потому, что закономерности в ней связанны с датами событий, а летоисчисление везде разное. К примеру, в Индийском календаре исчисление идет от сотворения мира, которое, согласно Иудаизму, произошло в 3761 г. до н.э. А славяне с X века вели отсчет по Византийскому календарю, начиная с первого марта 5508 года до н. э. По исламскому календарю летоисчисление идет от 16 июля 622 года н. э. (дата переселения пророка Мухаммеда в Медину). Сопоставить события, датированные в соответствии с разными календарями достаточно проблематично, поэтому никакой конкретики здесь быть не может. В науке неточности недопустимы.

Научное знание должно иметь теоретическую форму, то есть быть системным. Одно суждение вытекает из другого, а из него третье, и так далее. В истории никакой единой системы никогда не было. В разное время в России существовали различные исторические школы, мнения последователей которых отличались вплоть до противоположных (те же норманисты и антинорманисты).

В дворянско-монархический период получили распространение школы Татищева (1686 — 1750) и Карамзина (1766 — 1826), дававшие обоснование монархической власти.

В конце XIX в. в России начал распространяться марксизм, что дало толчок новым интерпретациям и толкованиям исторических событий. Так появилась школа Покровского (1868 — 1932), которую можно считать чистой большевистской пропагандой. Все школы с разной мерой извращенности интерпретировали исторические события в угоду нынешней власти, а значит они не могут быть объективными. Само собой, при таком количестве школ (существующих и в наше время), говорить о какой-либо общей системе нет смысла.

У истории почти нет признаков науки. Чтобы предмет можно было назвать наукой, он должен соответствовать перечисленным критериям. История же строится на догмах и домыслах, с редкими вкраплениями подтвержденных фактов.

Однако, если история — это не наука, то что? Думаю, ее вполне можно назвать разделом литературоведения с долей философии, ведь все исторические документы - это не более, чем художественная литература, а смысл - не более чем философский.

Почему же история так активно популяризируется и позиционируется, как наука? У этого есть своя причина. История — инструмент политической пропаганды. Особая ее привлекательность для государства состоит в том, что всегда можно сослаться на великое прошлое страны, прикрывая тем самым скромные нынешние достижения или неудачи.

Космонавтика в двадцать первом веке не востребована. Очередь из желающих стать космонавтами сократилась до нескольких человек, а сами полеты слишком затратны и бесполезны. В космосе нет нефти. Тем не менее Россия поддерживает статус великой космической державы, каждый год отмечая день космонавтики, а календарики с Юрием Гагариным активно продаются.

Патриотический подъем — тоже заслуга истории. Вернемся к той же Великой Отечественной войне. Факты подменены скрыты и переписаны несколько раз. Разные источники сообщают разную информацию. Непонятно, можно ли доверять чему-то вообще. В школах ей уделяется особое внимание, а классные часы посвященные Второй мировой войне проходят чуть ли не каждый месяц. И судя по наклейкам с надписями “1941-1945 можем повторить”, это действительно работает.

Вероятно, мы никогда не узнаем, что происходило в мире в действительности. Но все же, это не трагедия. Ведь даже если бы нам была известна подлинная история в чистом виде, то вряд ли бы смогли её использовать с умом, что и сейчас редко получается осуществить.

И все таки, для чего же нужна история обычному человеку?
Здесь стоит обратить внимание на следующую философскую и духовную проблему - смысл бытия. Мы привыкли, что в нашей жизни есть конец, мы так же привыкли искать начало. История, хоть и в малой своей мере покрывает наши философские ежедневные потребности.

Как её воспринимать - это дело каждого индивидуально. Она просто интересна, как и любая другая беллетристика. Однако воспринимать ее всерьез — все равно что верить книжкам о Гарри Поттере.

Заходите на нашу страницу ВКонтакте или на наш сайт, там вы можете увидеть или прочитать больше интересных и свежих статей.