Предприимчивая соседка

18.01.2018

Она выглядела очень озабоченной. — У тебя что-то случилось? — забеспокоилась я. — Плита сломалась? Электричество вырубилось? Вода не идет?

На каждое мое предположение Марина отрицательно мотала головой.

— С Сергеем не поладили? — выдвинула я следующую возможную вероятность, вспомнив о суровом и непредсказуемом характере ее мужа.

— Сергей всегда ворчит, — отмахнулась Марина. — Но в данный момент не в этом дело. Я нашла, чем занять свое свободное пенсионное время и заодно заработать копеечку. Решила печь торты на заказ!

— Молодец! — воскликнула я. У тебя всегда вкусная выпечка получалась. Клиенты будут в восторге!

— Я тоже на это рассчитываю, — воодушевленно защебетала она. — Долго сомневалась, но вот решилась. Дала объявление в газету, «Инстаграм» и в «Одноклассниках». Думала, хорошо, если хоть кто-то обратится. Никак не ожидала, что сразу несколько заказов получу. Представляешь, три человека сегодня позвонили! И всем троим, нужен торт на завтра. А я растерялась и только потом поняла, что это катастрофа! С одной плитой я никак не успею! Два торта попросили стандартных, а один нужен широкий и высокий. Для него все двенадцать коржей печь, не меньше. Если каждый минут двадцать требует, то у меня должно уйти больше девяти часов на одну только выпечку, не считая замеса...

Я слушала и думала, что с математикой у Марины полный порядок. А она тем временем продолжала:

— А еще надо коржи сложить, промазать, украсить мастикой, а это тоже не пятиминутное дело. То есть всю ночь придется пахать и завтрашний день до вечера.

— Да сложно, — поддакнула я. — Может, имеет смысл кому-нибудь из заказчиков отказать, пока не поздно?

— Как же я откажу, если уже согласилась? — опешила Марина. — Да и деньги не лишние.

— Деньги никогда не лишние, — снова согласно кивнула я.

— Вот, — подвела черту Марина и перешла к сути своего визита: — Я надумала обратиться к тебе. Умоляю, помоги, разреши мне часть коржей в твоей духовке испечь. Если, конечно, она у тебя не занята...

В тот момент духовка у меня была свободна, и я согласилась помочь без всякой задней мысли. Чисто по-соседски, даже немного по-дружески, хотя с Мариной подругами мы не являлись, просто поддерживали приятельские отношения. Всегда могли друг к другу заскочить за щепоткой соли или спичками. Иногда вместе пили кофе, обсуждая районные новости — не больше. Мне даже в голову не могло прийти Марину привлечь, если понадобится помощь по дому, я бы скорее позвала подругу. Но соседка оказалась смелее и активнее, мигом притащила ко мне большую миску теста.

— Противень, я надеюсь, у тебя найдется? — спросила она.

Я достала из нижнего ящика плиты сразу два противня.

— Замечательно! — довольно хлопнула в ладоши Марина. — А бумага для выпечки?

Я достала из ящика кухонного стола упаковку. Марина схватила ее и ловко отрезала кусок, как раз по размеру противня. Затем попросила у меня поварешку. Зачерпнула ею тесто из миски и плеснула на противень так, что оно сразу же разбежалось на половину поверхности. Осталось лишь немного распределить и можно отправлять в духовку, как только она прогреется до нужной температуры. Последний шаг Марина доверила мне, попросив, чтобы я завела таймер на двадцать минут. Сама она пулей унеслась к себе домой, чтобы печь там другие коржи. Я осталась сидеть на кухне и караулить. Не могла первый корж бросить без внимания, потому что точно не знала, как поведет себя духовка. Плита не новая, бывало, что низ подгорал, а верх не пропекался. Надо было вовремя переключить тены, чтобы нижние греть перестали, а верхние продолжали.

Когда истекло двадцать минут и, по моему мнению, корж был готов, я позвонила Марине на нее сотовый.

— Приходи заливай следующий.

— Ой, — услышала я взволнованный голос, — у меня тут тоже смена коржей. Не успеваю к тебе, попробуй сама!

— Попробовать могу, — отозвалась я. — Результат не гарантирую.

— Не переживай, — успокоила меня Марина, — это легко.

Я так не думала: никогда не была умелым кондитером. Но тут я согласилась — я, же не отвечаю за качество теста, крема и окончательное оформление изделия. Поэтому я взяла в руки поварешку и попыталась повторить движения Марины. У меня не получилось так же ловко, как у нее, но тесто на противень попало, а сам противень был благополучно снова водворен в духовку. Я снова пристроилась рядом на табурет контролировать процесс и ожидать, когда Марина зайдет. Но она не зашла, а позвонила.

— Ну, как идут дела? — спросила скороговоркой. — Все в порядке?

— Пока да.

— Я знала, что на тебя можно положиться.

— Ты зайдешь проконтролировать?

— Некогда. У меня первая партия коржей почти готова. Начинаю делать крем.

— О! — воскликнула я. — Я бы на это посмотрела, поучилась.

— Ну, так приходи, когда все твои коржи испекутся. Вместе следующий торт будем собирать.

Так мы и сделали. Где-то часа два с половиной ушло у меня на выпечку всех коржей для самого большого торта. Я сложила их все на поднос и пошла к Марине.

— Ты куда на ночь глядя? — поинтересовался муж.

Я вкратце обрисовала ему бедственное положение Марины и заверила, что долго не задержусь.

— Ой, ли, — скептически бросил он.

Как только я оказалась на кухне у Марины, она сразу вручила мне миксер.

— Взбивай, — приказала соседка, подвинув чашу со сметаной и сахаром.

Я послушно исполнила. Затем так же послушно мазала и перекладывала коржи, попутно пересыпая черносливом, который предварительно размачивала и нарезала. Марина в это время колдовала с мастикой, водружая на первый торт подобие букета, завязанного розовой лентой и обсыпанного марципановыми шариками, будто блестками конфетти. Феерично! Краем глаза Марина успевала смотреть на то, что делаю я, и подсказывала, что надо исправить. В общем, она осталась мною довольна. Можно сказать, что мастер-класс удался на славу и мне можно было бы поставить зачет.

Собрав торт и передав его Марине для мастичного оформления, я собралась домой. Решила, что достаточно помогла и уже все интересное посмотрела.

— Ты уходишь? — удивленно уставилась на меня Марина, когда я двинулась в коридор, захватив свой поднос.

— Да, а что?

— А третий торт кто собирать будет?

Я приняла это за шутку. Вообще-то Марина была большая шутница и в процессе готовки искрила юмором. Мне было с ней весело, поэтому я и задержалась. Ну, раз она просит. Снова в моих руках появился миксер, снова передо мной встала мисочка с черносливом. И тут вдруг выяснилось, что немного не хватает, сметаны, да и сахара тоже — не бежать же в магазин во втором часу ночи. И я быстро принесла недостающие продукты, попутно отметив, что муж уже спит. Потом еще два раза моталась домой — за яйцом и какао.

Закончили мы с Мариной в шесть утра. Результат был превосходным, во всяком случае, внешне. Торты получились красивые! Про вкус я с уверенностью ничего не скажу, поскольку не пробовала, но предполагаю, что и вкусные.

— Спасибо тебе огромное! — напоследок рассыпалась в благодарностях она. — Без тебя я бы ни за что не управилась.

Я лишь кивала в ответ, падая от усталости и засыпая на ходу. Хорошо еще, что день начинался субботний и мне не надо было идти на работу.

— Во сколько эксплуататорша тебя отпустила? — полюбопытствовал муж, когда я с трудом разлепила глаза ближе к обеду.

— В начале седьмого.

— Ничего себе! Полная ночная смена получилась. Она тебе заплатила за труд?

— Перестань, — отмахнулась я. — Я просто помогла по-соседски.

— Что, даже кусочка торта не дала? Ни тебе, ни мне? — не унимался муж

Я сердито на него зыркнула.

— Ну-ну — протянул муж. — Как бы твой дармовой труд не вошел в привычку.

И он оказался прав. В тот же день вечером Марина снова явилась ко мне.

— Торты народу понравились, спросила я, уверенная, что она пришла отблагодарить, а может, и выручкой поделиться.

Все-таки я внесла существенный вклад и работой, и продуктами, и потраченным на духовку электричеством, за которое мне придется заплатить.

— Еще как понравились! — просияла она. — Меня так хвалили, так хвалили! Обещали рекламу дать всем знакомым. Одни заказчики даже прислали со своего банкета бутылку шампанского — сказали, что долго не могли приступить к торту, потому что все гости непременно хотели с ним сфотографироваться.

— Здорово! — оценила новость я.

Марина продолжала петь себе дифирамбы, я радовалась за нее, но также почувствовала укол самолюбия. Ведь она ни словом не обмолвилась, что этим успехом немного обязана и мне, и явно не собиралась делиться даже шампанским. Но то, что она выдала дальше, вообще повергло меня в шок.

— Прикинь, сегодня у меня уже четыре заказа, — заявила она, закатив глаза к потолку. — Давай исполнять.

— Что значит — давай? — поперхнулась я.

— Ну, ты же понимаешь, одной духовкой и двумя руками тут не" управиться. Я тебе сейчас принесу миску и продукты, дам рецепт теста. Ты вчера сама пекла, а сегодня и замесишь сама. Я уверена, у тебя получится.

— Я тоже уверена, что у меня получится, — еле сдерживая раздражение, сказала я. — Однако я не подвязывалась печь торты на заказ. Тем более даром.

— В смысле? — оторопела Марина. — Я же просто прошу тебя помочь.

— Ты не просишь, — возразила я. — ты ставишь меня перед фактом. Вчера я тебе помогла, потому что ситуация быта для тебя неожиданной. Но сегодня ты уже должна быта сделать выводы и не брать на себя лишних обязательств. Или заранее поинтересоваться, кто вместе с тобой будет исполнять заказы, договориться, за какую сумму и какую именно работу надо выполнять. Лично я на сегодня имею другие планы, так что извини.

— А я думала, ты порядочная соседка — неожиданно зло выпалила Марина. — А оказывается, у тебя, как у других, только за бабки все делается.

— Значит, я не первая, к кому ты обратилась?

Марина не ответила, хлопнув дверью перед моим носом. Вот так история! Я в полном недоумении осталась стоять на коврике прихожей. Что-то потянуло меня глянуть в дверной глазок, и я увидела, как Марина звонит в одну из шести дверей нашей лестничной площадки. На звонок выглянула Татьяна — молодая мамочка, которая живет с двумя детьми и мужем. Выслушав просьбу, она согласилась помочь соседке. «Следующая добродушная дурочка», — подумала я про себя, но не стала ничего говорить вслух. Каждый сам для себя решает, как ему строить отношения с соседями.