История о беременной девятикласснице, которая собралась рожать на двенадцатом месяце.

Так получилось, что на день Победы я оказалась в больнице, в гинекологическом отделении. Надо же судьбе так распорядиться, что и здесь пришлось столкнуться с объектом педагогической деятельности. Конечно, я могла бы не вмешиваться в ситуацию, могла скрыть свою профессию, но не стала. Тридцать лет педагогического стажа дали о себе знать. Помню как-то в молодости я ехала в одном купе с пожилой интересной женщиной, при знакомстве она попросила меня не обижаться и просто не обращать внимания на то, что она, скорее всего, будет меня всю дорогу поучать и давать советы. Объяснила такое поведение женщина так: «Я много лет работаю в школе. Привычка всех всегда и везде учить – профессиональное заболевание многих учителей-стажистов». Вот и я нашла в себе признаки данного профессионального заболевания.

Первое, что я увидела, отойдя от наркоза, испуганные детские глаза, которые, не отрываясь, следили за мной с кровати напротив. Принадлежали они шестнадцатилетнему глупому беременному ребёнку.

- Вас когда привезли, Вам сделали столько уколов: и в вену, и в живот. Ужас! – такими были первые слова моей соседки по палате. Девочка оказалась очень разговорчивой и по-детски открытой. Я ещё толком не успела прийти в себя, как знала о ней практически всё.

Она из ближайшего к нам города, а больница, в которой мы с ней оказались, находится в райцентре. В городе живёт её семья: мама, отец, сестра и племянник. Маме сорок три года, работает в детском саду, как сейчас принято говорить, младшим воспитателем, а проще няней. Думаю, что у мамы должно быть образование не ниже среднего специального. Во всяком случае, в нашем образовательном учреждении на должность младшего воспитателя не берут людей без образования. Мама, как мне показалось, женщина ответственная, беспокоится за дочь, приезжала, привезла кучу еды и одежды. Всё интересовалась у дочери, как ей поговорить с лечащим врачом. Правда, поговорить так и не смогла. Когда приехала, врач оказалась на сложной операции.

Казалось бы, вполне положительная семья, но меня сразу поразило другое: дочь по телефону называла мать «старая», звонила ей часто, но разговаривала безобразно, как избалованный ребёнок, которому все должны. Когда я спросила, сколько её маме лет и почему она называет её «старой», девочка ответила: «Мой тоже так называет свою мать». А теперь про «моего» и его семью, в которой эта беременная девочка живёт только месяц.

Парню девятнадцать лет, работает по найму, сейчас местному фермеру помогает ремонтировать трактор. В армию, как сказала Рая (так зовут девочку), его не взяли. Познакомились молодые люди на сайте знакомств. Год общались, встречались. Как только узнал, что беременна, забрал к себе, т. е. в маленькую деревеньку, в которой даже школы нет, естественно, нет и никакой работы, кроме работы по найму. Его матери, которую он называет «старая», думаю, около тридцати пяти лет. Раечка не знает, сколько ей лет, знает только, что её мужа, именно так она его называет, мать родила рано. «Ей лет тридцать»,- считает Раечка. Я говорю:

- Если сыну девятнадцать, матери не может быть тридцать лет. Не могла же она родить его в одиннадцать лет. Сама посчитай».

- Я чё счетовод! – округляет глаза Раечка.

- А сколько у неё детей?

- Четверо. Младшему три года. А свёкор кажный день фунфырик пьёт. Тёть Наташа пьёт редко, а он кажный день. Скоро сгорит.

Вот в такую семью попала моя глупенькая новая знакомая и обрекла себя на совсем не лёгкую жизнь. Конечно, она ещё ничего не понимает, а когда поймёт, может быть уже поздно.

Учиться Раечка не желает. Ей звонили со школы, уговаривали хоть иногда приходить брать задания, сдать ОГЭ. Я тоже уговаривала, рассказывала историю нашей ученицы, которая заканчивала девятый класс беременная, в июне сдала экзамены, а в июле родила. Год сидела с ребёнком, потом окончила училище, а сейчас учится в сельскохозяйственной академии. Но Раечка и слушать не желает о школе, возмущаются, что ей звонят, требует, чтобы мать забрала документы, чтобы от неё отстали. Я попыталась объяснить, что в нашей стране есть закон о всеобщем образовании, что работники школы выполняют свои обязанности, что они должны уговорить её закончить девятый класс, да и ей самой это необходимо, без образования сейчас никуда. Ничего не желает слушать Раечка:

- Какая школа, как я туда буду ездить, бред какой-то. Сдать ОГЭ. А что это такое?

Хотя Раечка и говорит, что последний раз была в школе 20 апреля, но что-то мне не верится. Судя по тому, как она считает, она не училась никогда. Так звонит матери и говорит:

- Старая, мне рожать 10 декабря.

- Почему 10 декабря? Ты же говоришь, что тебе поставили четыре с половиной месяца. Будешь ходить как слониха двенадцать месяцев?

- Я чё счетовод! Я программу скачала, она так посчитала.

Мечтает наша Раечка сейчас только об одном: быстрее домой к любимому, будут шашлычки. Отпустили девочку на праздник, только не торопится милый её забрать. Придётся ждать до вечера, пока кто-то приедет, денег на дорогу нет. У неё были какие-то деньги дома в кошельке, но пока она лежала в больнице муж их потратил.

- Зачем ты потратил мои деньги?- спрашивает Раечка в трубку. Слышен смех и безобразные маты:

- Тебе же мать давала тысячу. Куда дела?

- Я покушать себе покупала.

- Вот и сиди теперь. Жди до вечера.

Жалко наивную глупую девочку.