Слепая ярость

10.03.2018

Автор — Вор4ун. История из жизни.
Наверно, надоел уже с этой темой о скрытых возможностях человека, но меня она интересовала всегда, хотелось узнать: что это и почему. Следующая история про то, что я назвал слепой яростью или туманом ярости.

Наверно надоел уже с этой темой, о скрытых возможностях человека, но меня она интересовала всегда, хотелось узнать что это и почему. Следующая история про то, что я назвал слепой яростью или туманом ярости.
Сразу скажу, что никогда не был злостным хулиганом, батя всегда учил, что все конфликты можно решить разговором, а драться только когда уже некуда деваться и нужно защищаться. Хотя, друзья отца рассказывали, что в молодости он был очень драчлив и умел это делать. Мне же было неинтересно драться, во-первых, не часто докапывались, а во-вторых, «бить человека по лицу я с детства не могу», как говорил Владимир Семёнович. Хотя, иногда, как и всем пацанам, приходилось драться для поддержки статуса.
Впервые это явление я заметил в пионерском лагере. С нами в комнате жил паренек, весёлый и заводной, но с одним существенным недостатком, он если привязывался к кому-то, то не мог успокоиться, пока «жертва» не начинала просить прекратить его шуточки и издевки. В этот раз жертвой стал я. Его выводило, что я слабо реагирую на его выпады, и он решил переключиться на моих родственников. Честно сказать, не помню, что конкретно он говорил, но помню, что я подошёл к нему и спросил, зачем он трогает моих близких. Он что-то сказал о моей маме, и глаза у меня заволокла белая пелена. Через секунду пелена спала, и я удивленно увидел под его правым глазом набухающий синяк.
В разных вариантах это происходило со мной не более 10-15 раз, но самый показательный случай произошёл, конечно, в армии. В нашей роте все деды были из солнечного Азербайджана, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Получали все и ежедневно. Один раз, после того как мы с моим другом Сашкой побили в один день, но в разных местах, двух потерявших связь с реальностью «дедов», нас избили толпой и отправили в наряд на земляные работы, чтобы отцы командиры не видели наших синяков. Мы начали рыть свою канаву «от забора и до вечера», когда увидели ещё одного «нарядчика». Это был Надж, «дед», которого боялись даже свои однопризывники за его лютость и несдержанность. Его отправил в наряд командир роты за очередное избиение. Он должен был чистить туалеты, но, естественно, он лежал, греясь на солнышке, а за него чистил «дух» из нашего призыва. Через несколько минут этот «дух» прибежал и сказал, что Надж приказал бросать копать и идти помогать ему. Но мы с Саньком поймали кураж от победы над «дедами» и переглянувшись сказали, куда ему пойти и что потом делать. Будем драться, решили мы, тем более он один, хоть и здоровенный, а нас двое. Через пару минут разъярённый Надж нёсся на нас, как бык на матадоров. И, как почему-то было всегда, из двух человек начал с меня. Попытался ударить, но я увернулся, тогда он вырвал из моих рук лопату, бывшую единственным предметом, уравновешивающим наши возможности. Я подскочил к стоявшему как в ступоре Саньке, взял его лопату и повернувшись увидел, что Надж бьёт меня сверху вниз по голове лопатой, едва-едва успел блокировать этот удар своей и утонул в белом тумане.
Сколько это длилось и что там было, я не видел и не знаю, но вынырнул я оттуда от дикого крика «Неееет!!!». Надж стоял передо мной на коленях, закрывая голову руками, а я занес над головой лопату, причём ребром, чтобы разрубить его. Отбросив лопату в сторону, я стал что-то доказывать Наджу, который смотрел вытаращенными на меня глазами, полными ужаса, и непрерывно кивал и поддакивал. Невдалеке стоял Сашка с такими же выпученными глазами.
Несколько раз я пытался спросить у друга, что же я делал и как побил этого жлоба, но тот толком не мог ничего рассказать. Говорил, что у меня глаза стали «как белые», и он больше ничего не помнит. Больше нас с Сашкой в роте не трогали. Естественно, Надж не стал жаловаться, что его побил «дух», но и другие почему-то перестали привязываться.
Уже много позже в литературе я нашёл описание битв с участием берсерков. Перед боем воины входили в особое состояние и в одиночку могли уничтожить целые подразделения противников.
Ещё я заметил, что, если было страшно, ничего не получалось, срабатывало только когда была злость, без мыслей о поражении.

http://7pyatniz.ru/slepaya-yarost/