Как погоня за сенсацией похоронила Rolling Stone

08.01.2018

Решил, что я здесь надолго. Поэтому нестрашно дать старт серии статей. Она будет посвящена настоящим редакторским решениям. Речь пойдет о поступках и словах, от которых по-настоящему зависит чья-то жизнь и карьера. Так я хочу показать, что редактура — это нечто большее, чем ковыряние в словах.

В декабрьском атлантике вышла статья бывшего редактора Rolling Stone Рича Коэна о взлете и падении журнала. Начинается эта история с подзаголовка: “Что случилось, когда Джан Веннер обменял свою хиппи-мечту на друзей поп-звезд и роскошь?”

Как вы можете догадаться, Rolling Stone сворачивает лавочку. А почему так вышло, предлагаю разобраться.

Мы не будем говорить, что это Джан Веннер довел журнал до закрытия. Это бессмысленно. Старику уже за 70, он ковал эпоху, имея пару тысяч долларов в кармане и задавал тон новой журналистики.

Цель Rolling Stone состояла не только в том, чтобы слушать музыку, но и смотреть на мир через призму этой музыки.

С этой колокольни Джан дал столько рок-н-ролла, что хватит еще на пару поколений Веннеров вперед. Мужик реализовал свою мечту и видение так, что можно только позавидовать. Авторы журнала отвергли традиционную журналистскую объективность еще до того, как истлел первый косяк на Вудстоке. Они экспериментировали с техникой репортажного погружения, расширенного диалога, додумывая детали и утрируя.

Rolling Stone прожил полвека, чаще всего в лучах славы, а сейчас музыка начала стихать. В сентябре Веннер с сыном объявили о том, что журнал продается. Позже им заинтересовался богатенький азиат. Джан, скорее всего, после продажи останется на руководящей должности, но всем ясно, что это уже конец.

В недавнем интервью Джан признался, что самой большой ошибкой за все эти годы стала статья о случае в Университете Вирджинии. Это достаточно громкая история, которая, по большому счету, сводится к клиническому идиотизму.

Журналистке Rolling Stone очень хотелось написать об изнасилованиях членами университетских братств в кампусах. Это те места, где лощеные потомственные дворяне расхаживают в свитерках, накинутых на рубашки. Ну, вы видели такое в трансформерах. Журналистке показалось, что это очень актуальная тема и она начала поиски жертвы. Кто ищет — тот всегда найдет, как известно. Найдет другую идиотку с дефицитом внимания. Некий источник “Джеки” рассказала свою трагическую историю участия в гэнг бэнге против своей воли (прим. ред. изнасилования — это очень плохо, ясненько?). Журналистка не то, чтобы сразу бросилась писать, но запах сенсации точно перебил ее восприятие реальности.

Финал истории: в Rolling Stone публикуется материал, он оказывается лживым, “Джеки” соскакивает с темы, журналистка и редактор недоуменно разводят руками.

Честь несостоявшихся насильников была поругана, их даже преследовали и, возможно, обмазывали дерьмом двери. Конечно, после такого вместе со своим универом они отправились в суд, где принялись выдаивать журнал насухо. Статья провисела на сайте приличное время, а редактор Уилл Дана проработал в журнале еще почти год, прежде чем его пнули под зад. Именно в его смену произошел весь этот ад. Если кому-то интересно почитать его оправдания (детский лепет), вот есть огромная статья на сайте RS со всей хронологией и комментариями.

Вкратце он говорит что-то в духе “я учил, но забыл”. У меня складывается впечатление, что ему наплевать. Он рассказывает, что все формальные процедуры были соблюдены, и фактчекеры отработали на пятерочку. Окей, Уилл, а услышать альтернативное мнение ты не хотел? Не было мысли, что твоя журналистка просто очень хочет поговорить об изнасилованиях, и хватило бы корпоративного аккаунта на порнхабе, чтобы ее унять? Вышло бы дешевле.

Суды с Rolling Stone продолжаются до сих пор. Нет никаких сомнений, что из журнала выжмут все соки, и его вполне может постичь судьба Gawker. Это грустно, на самом деле. Верное редакторское решение могло предотвратить крах, и Ричу Коэну не о чем было бы сейчас вздыхать.

Глупый Дана свидетельствовал, что Ваннер до последнего не хотел убирать статью. Он говорил, что вот эта конкретная история может быть и брехня, но в кампусе все равно насилуют, и материал должен остаться в качестве свидетельства этой истины. Это огромная ошибка, которая стоила старику дела жизни.

Сегодня как никогда актуальна тема напраслины и субъективного подхода, но вывернутого наизнанку. Меня пугает, что до истины, может быть, даже никто и докапываться бы не стал, произойди это в 2017-м. Вот представьте, если бы сейчас вышел материал о групповом изнасиловании цветной девушки в кампусе с участием Джека Николсона, Энтони Хопкинса и Клинта Иствуда. Их бы похоронили заживо, не дав сказать ни слова и забыв все прошлые заслуги.

Вывод такой: каким бы новаторским не было издание и смелыми эксперименты, расследовательская журналистика не имеет права на ошибку. От решений в этом случае зависят судьбы и жизни реальных людей, поэтому, другими словами, следите за базаром. А, если вы редактор, не забывайте о своем истинном предназначении. Ответа на вопрос, в чем же оно заключается, не найти в книжечках, его стоит искать в своей холодной голове. И еще: умейте принимать удары на себя со всей ответственностью, если дело плохо.

_____________________________

P.S. Если ваши кулачки непроизвольно сжались от этого текста, и захотелось вступиться за инфостиль, вот вам трюк: я уже побывал в будущем и привел контраргументы на ваше негодование, наслаждайтесь.

P.P.S. Кстати, в будущем вы так и не стали успешным коммерческим писателем.