Иностранцы против России

07.01.2018

Жестокость, развращенность, лживость, пьянство и бесстыдство, а также покорность, дикость, упрямство и недружелюбие русских в отзывах восточных и западных путешественников с X по XIX век

Подготовила Татьяна Зарубина

Австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн в русском одеянии, пожалованном ему Василием III, в 1517 году. Иллюстрация из «Записок о московитских делах». 1908 годПосещал Россию в 1517 и 1526 годах во время мирных переговоров Москвы и Великого княжества Литовского.
Австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн в русском одеянии, пожалованном ему Василием III, в 1517 году. Иллюстрация из «Записок о московитских делах». 1908 годПосещал Россию в 1517 и 1526 годах во время мирных переговоров Москвы и Великого княжества Литовского.

«История» Льва Диакона

Лев Диакон родился около 950 года в Анатолии, в селении Калое, учился в Константинополе, стал диаконом, в правление Василия II попал в число придворных клириков и в последней трети X века стал участником политической жизни Византии. Скорее всего, после 992 года написал свою «Историю», затрагивающую примерно 959–976 годы. Конец седьмой и вся девятая книга «Истории» посвящены сражениям князя Святослава Игоревича с византийским войском у болгарского города Доростола. 

«…Росы, которыми руководило их врожденное зверство и бешенство, в яростном порыве устремлялись, ревя как одержимые, на ромеев  , а ромеи наступали, используя свой опыт и военное искусство».
Византийцы преследуют войско Святослава под Доростолом. Миниатюра из мадридского кодекса «Хроники» Иоанна Скилицы. XII–XIII века© Biblioteca Nacional de España
Византийцы преследуют войско Святослава под Доростолом. Миниатюра из мадридского кодекса «Хроники» Иоанна Скилицы. XII–XIII века© Biblioteca Nacional de España

Послание епископа Матфея к Бернарду Клервоскому 

Святой Бернард Клервоский был монахом ордена цистерцианцев и аббатом монастыря Клерво, а также знаменитым богословом, мистиком, церковным реформатором и вдохновителем Второго крестового похода. Из послания, которое написал ему епископ Матфей, следует, что епископ был на Руси миссионером. Послание датируется периодом между 1143 (когда Матфей стал краковским епископом) и 1153 годом (когда умер святой Бернард). 

«Народ же русский, неисчислимый и многочисленностью подобный звездам, не блюдет правил православной веры  и установления истинной религии. Не разумея, что вне католической церкви нет места для подлинного богослужения, он, как известно, позорно заблуждается не только в богослужении Тела Господня, но и в расторжении браков и перекрещивании [супругов], а также и других церковных таинствах. От самого начала своего крещения преисполненный всевозможными заблуждениями, а вернее сказать еретическим нечестием, он исповедует Христа разве что по имени, делами же совершенно отвергает». 

«Выборка воспоминаний о чудесах стран» Абу Хамида ал-Гарнати

Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати родился в арабской Гренаде в 1080 году. Он много путешествовал, а позднее подробно описал все места, в которых побывал, в том числе свое путешествие в 1131–1153 годах в Восточную и Центральную Европу.

«А у славян строгие порядки. Если кто-нибудь нанесет ущерб невольнице другого, или его сыну, или его скоту или нарушит законность каким-нибудь образом, то берут с нарушителя некоторую сумму денег. А если у него их нет, то продают его сыновей и дочерей и его жену за это преступление. А если нет у него семьи и детей, то продают его. <…> Рассчитываются они между собой старыми беличьими шкурками, на которых нет шерсти, и которые нельзя ни на что никогда использовать, и которые совсем ни на что не годятся». 

«Хроника Ливонии» Генриха Латвийского

Страница манускрипта «Хроника Ливонии» Генриха Латвийского из кодекса Замойских. XIII век© estonica.org
Страница манускрипта «Хроника Ливонии» Генриха Латвийского из кодекса Замойских. XIII век© estonica.org

Генрих Латвийский воспитывался в монастыре августинцев в городе Зегеберг в Голштинии. В юности попал в Ригу, потом начал миссионерскую деятельность в Ливонии и был рукоположен в сан священника. В 1225–1227 годах он составил «Хронику Ливонии», в которой подробно описал события
1180–1227 годов, в том числе Ливонский крестовый поход и историю обращения в христианство куршей, ливов, латгалов, эстов и селов.

«Эстонская церковь подвергалась тогда многим тягостям войны и подобна была женщине родящей, терпящей печаль и боль, пока не родит, роды же ее подстерегает дракон… Вышеназванная церковь, еще маленькая и слабая, никак не могла бы выйти из таких военных трудностей без помощи церкви ливонской, которая была ее истинной и первой по трудам завоевания матерью, родившей ее крещением возрождения для веры христовой, хотя многие матери ложно присваивали и обманно влекли к себе эту дочь, и одна из них — это русская мать, всегда бесплодная и бездетная, стремящаяся покорять страны не для возрождения к вере христовой, а ради податей и добычи».

«Путешествие в Персию» Амброджо Контарини 

Амброджо Контарини, знатный венецианец и дипломат, в 1477 году, возвращаясь домой из Персии, на четыре месяца задержался в Москве. Уже будучи в Венеции он описал свое путешествие.

«Русские очень красивы, как мужчины, так и женщины, но вообще это народ грубый.
<…>
Они величайшие пьяницы и весьма этим похваляются, презирая непьющих. У них нет никаких вин, но они употребляют напиток из меда, который они приготовляют с листьями хмеля».

«Аромат цветов из диковинок округов» Ибн Ийаса

Мухаммад ибн Ахмад ибн Ийас аль-Ханафи (ок. 1448 — ок. 1524) — египетский историк и географ, в труде «Аромат цветов из диковинок округов» собравший сведения о народах Восточной Европы по большей части на основании доступных ему источников. 

«Страна русов. Это большая и обширная земля, и в ней много городов. Между одним городом и другим большое расстояние. В ней большой народ из язычников. И нет у них закона, и нет у них царя, которому бы они повиновались. В земле их золотой рудник. В их страну не входит никто из чужестранцев, так как его убивают».

«Путешествие в Московию» Раффаэлло
Барберини

Увеселения женщин. Гравюра Адама Олеария из «Описания путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Шлезвиг, 1647 годИллюстрация из российского переиздания книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» 1906 года.© booksite.ru
Увеселения женщин. Гравюра Адама Олеария из «Описания путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Шлезвиг, 1647 годИллюстрация из российского переиздания книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» 1906 года.© booksite.ru

Раффаэлло Барберини принадлежал к известной итальянской фамилии и приходился дядей папе Урбану VIII. Он много путешествовал по своим торговым делам и в 1564 году отправился в Москву, надеясь получить у Ивана Грозного привилегию на право торговли в Московии. Вернувшись в Италию, по просьбе кардинала Амелио описал все, что видел и слышал в России.

«Вообще чрезвычайно как ревнуют своих жен и мало дозволяют им отлучаться со двора; да и не без причины так ревнивы они: мужчины и женщины у них чрезвычайно как хороши собою и здоровы. Одно только, что женщины обыкновенно употребляют румяна и белила, к тому же так неприятно, что стыд и срам! 
<…>
Говоря здесь о послах, не могу промолчать, как вообще дурно поступают с ними в этом крае — подлинное варварст­во! Во-первых…несколько дней задерживают их областные прави­тели, пока не дадут о том знать двору и не получат оттуда разрешения. Потом… придаются им для конвоя разные бояре, кото­рые везут их туда, не дозволяя, впрочем, говорить им ни с кем дорогою. По прибытии в Москву отводится им особый дом, куда приставляется страж, дабы никто из них, даже последний их служитель, не мог оттуда выйти, и не дозво­ляется им ничего покупать для их удобства, кроме необходимого для жизни. К тому же… запрещено, чтобы ни­кто и из тамошних жителей не смел к ним приходить на дом, что-нибудь продавать, разве только оскорблять их и делать им всякие неприятности. И таким образом, должны они, пока не получат аудиенции, оставаться у себя взаперти с ме­сяц или около того, смотря как заблагорассудится государю».

«Книга о великом и могущественном царе России» Ричарда Ченслера

Карта Московии, подготовленная путешественником Энтони Дженкинсоном и картографом Герардом де Йоде. Голландия, конец XVI векаДженкинсон прибыл в Россию в качестве одного из представителей Московской компании после смерти Ченслера.© Wikimedia Commons
Карта Московии, подготовленная путешественником Энтони Дженкинсоном и картографом Герардом де Йоде. Голландия, конец XVI векаДженкинсон прибыл в Россию в качестве одного из представителей Московской компании после смерти Ченслера.© Wikimedia Commons

Ричард Ченслер — английский мореплаватель, положивший начало торговым отношениям между Россией и Англией. В мае 1553 года король Эдуард VI отправил корабли на поиски северного пути в Индию и Китай. Один из кораблей, капитаном которого был Ченслер, доплыл до Белого моря. Оттуда Ченслер прибыл в Москву, где подал Ивану грамоту короля Эдуарда, написанную на разных языках ко всем северным и восточным государям. Принят был крайне благосклонно: обедал у царя, встречался с боярами, а в феврале 1554 года отправился обратно. В 1555 году он вернулся в Россию, чтобы заключить торжественный договор с царем. На обратном пути корабли Ченслера потерпели крушение у берегов Шотландии и он погиб.

«Этот народ по природе склонен к обману, только сильное битье обуздывает его.
<…>
Я слышал, как один русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на свободе, если бы только там не было сильного битья. В тюрьме они получают пищу и питье без работы, равно как и милостыню от благорасположенного к ним народа. На свободе же они ничего не получают. Число бедных здесь очень велико, и живут они самым нищенским образом: я видел, как они едят соленые сельди и другие вонючие рыбы — нельзя найти более вонючей и гнилой рыбы, а они с удовольствием едят ее, похваливая, что она здоровее всякой другой рыбы и свежего кушанья.
<…>
Русские не учатся никакому другому языку, кроме своего родного, и не допускают другого языка между собой. Вся их служба в церквах совершается на родном языке. У них есть Ветхий и Новый Завет, который ежедневно читается, но суеверие не уменьшается: когда священники читают, то так странно, что никто не может понять их, да никто и не слушает их; пока они читают, народ сидит и болтает. Когда же священник совершает службу, никто не сидит, а все гогочут и кланяются, как стадо гусей…»

«Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию» Адама Олеария

Публичная аудиенция посольства. Гравюра Адама Олеария из «Описания путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Шлезвиг, 1647 годИллюстрация из российского переиздания книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» 1906 года.© booksite.ru
Публичная аудиенция посольства. Гравюра Адама Олеария из «Описания путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Шлезвиг, 1647 годИллюстрация из российского переиздания книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» 1906 года.© booksite.ru

Адам Олеарий — известный немецкий путешественник, географ, историк, математик и физик. Он знал русский и арабский языки и в 1633–1639 годах был секретарем и переводчиком двух посольств, отправленных шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III в Россию и Персию для налаживания торговых отношений. В общей сложности провел в Москве больше полугода и за это время так понравился царю Михаилу Федоровичу, что тот даже предлагал ему остаться в Москве и стать придворным астрономом и землеведом. Вернувшись в Голштинию, опубликовал подробные путевые записки.

«Русские вовсе не любят свободных искусств и высоких наук и не имеют никакой охоты заниматься ими. А ведь между тем сказано: „Доброе обучение искусствам смягчает нравы и не дает одичать“. Поэтому они остаются невеждами и грубыми людьми. 
<…> 
Что касается ума, русские, правда, отличаются смышленостью и хитростью, но пользуются они умом своим не для того, чтобы стремиться к добродетели и похвальной жизни, но чтобы искать выгод и пользы и угождать страстям своим. <…> …Они лукавы, упрямы, необузданны, недружелюбны, извращены, бесстыдны, склонны ко всему дурному, пользуются силою вместо права, распростились со всеми добродетелями и скусили голову всякому стыду». 

«Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне» Сэмюэля Коллинза

Английский врач Сэмюэль Коллинз в 1659–1666 годах работал в России, у царя Алексея Михайловича. Получив в конце концов увольнение по собственной просьбе, он вернулся в Англию и опубликовал сочинение, основанное на записках, которые вел в России. 

Первое издание «Нынешнего состояния России». Лондон, 1671 год© Dreweatts & Bloomsbury Auctions
Первое издание «Нынешнего состояния России». Лондон, 1671 год© Dreweatts & Bloomsbury Auctions
«Некоторые, возвращаясь домой пьяные, падают сонные на снег, если нет с ними трезвого товарища, и замерзают на этой холодной постели. Если кому-нибудь из знакомых случится идти мимо и увидеть пьяного приятеля на краю погибели, то он не подает ему помощи, опасаясь, чтобы он не умер на его руках, и боясь подвергнуться беспокойству расследований, потому что земской приказ умеет взять налог со всякого мертвого тела, поступающего под его ведомство. Жалко видеть, как человек по двенадцати замерзших везут на санях; у иных руки объедены собаками, у иных лица, а у иных остались одни только голые кости. Человек двести или триста провезены были таким образом в продолжение поста».

Дневник Юхана Йерне

Юхан Йерне (1696–1737) — шведский военный, в 1719–1721 и 1724–1726 годах совершил два больших путешествия по Германии, Голландии, Англии, Франции, Дании и добрался до Петербурга — по его собственным словам, «чтобы искать там общества и одновременно получить более точные сведения о силе и слабости нашего опасного соседа». В путешествиях он вел дневник на французском языке, где описывал города, в которых побывал, и их жителей. 

«…Поскольку спешка обычно не приносит успеха, имеются большие ошибки и недостатки, допущенные при слишком поспешном основании города: кирпичи и раствор, из которых построены дома, непригодны, так как постоянно разрушались и размывались дождем; стены скоро треснут и развалятся; сами дома, поставленные на болоте, год от года опускаются все ниже, так что постоянно требуются значительные суммы на их ремонт.
<…> 
…Московитские господа при всей своей роскоши еще не научились одеваться лучше, чем при взятии Риги, когда они в волосах и париках укрепили шитые золотом синие и бархатные сумки, какие женщины носят сбоку, и заказали себе жилеты из позолоченной кожи.
<…>
Я действительно должен одобрить в этом царстве бесчеловечное самодержавие, обычно столь ненавистное, поскольку этими людьми нельзя управлять иначе, как с крайней суровостью и хуже, чем собаками; свобода и мягкость там — смертельный яд, который мог бы разрушить государство; поэтому, несомненно, сама природа даровала им низменный и рабский нрав».

Записка, врученная графом Лалли кардиналу Флери в мае 1738 года

Томас Артур де Лалли-Толлендаль — французский генерал, в 1766 году казненный по обвинению в измене интересам короля и в злоупотреблении властью. В 1738 году Лалли еще в качестве капитана королевских гренадеров был в России и встречался с Бироном. Приняли его плохо, и он быстро уехал.

«Mилостивейший государь! Я не могу дать вашему превосходительству более простой и в то же время более верной идеи о России, как сравнив ее с ребенком, который оставался в утробе матери гораздо долее обыкновенного срока, рос там в продолжение нескольких лет и, вышед наконец на свет, открывает глаза, видит предметы, на него похожие, протягивает свои руки и ноги, но не умеет ими пользоваться, чувствует свои силы, но не знает, на что их употребить. Нет ничего удивительного, что народ в таком состоянии допускает управлять собой первому встречному».

«Заметки о религии и нравах русского народа» Генриха Седерберга

Генрих Седерберг — шведский пастор. В качестве полкового священника участвовал в Северной войне, был взят в плен при Полтаве и в 1709–1718 годах жил в Москве, занимаясь обучением детей. Вернувшись в Швецию, составил «Заметки о религии и нравах русского народа».

«Открытых домов терпимости у них не существует, но блуд терпится и наказывается весьма редко, так как простой проступок прелюбодеяния считается неважным грехом. За содомский грех, который у них так же обыкновенен, как и у персов, взыскивают они тоже не очень строго, да и приводят их к этим порокам блуд и пьянство, в которых… они превосходят все другие народы».

«Записка баварца о России времен императора Павла» Франсуа Габриеля де Бре

Франсуа Габриель де Бре. Литография Йозефа Крихубера по картине Иоганна Эндера. 1830 год© Österreichische Nationalbibliothek
Франсуа Габриель де Бре. Литография Йозефа Крихубера по картине Иоганна Эндера. 1830 год© Österreichische Nationalbibliothek

Франсуа Габриель де Бре — баварский дипломат, в 1799–1801 годах жил в России в составе депутации от Мальтийского ордена, прибывшей, чтобы изъявить императору Павлу, Великому магистру ордена, покорность от баварского приорства  . 1808–1812 годы де Бре снова провел в России — теперь в качестве посланника Баварии.

«Единство действия, присущее деспотизму, делает Россию очень страшной. Достаточно воли государя, чтобы потрясти все части этого обширного организма: никаких препятствий, никаких противовесов, никаких посредствующих властей. Чего желает император, то и совершается; прав он или неправ, это все равно. Так как в России все машина, то простота начала всякого движения делает эту машину очень величественной. Надо бояться не счастливых народов, а диких и фанатичных. У последних на первом плане является физическая сила и интенсивность действий, являющаяся результатом того, что это действие никогда не освещается размышлениями или партийными соображениями, умертвляющими действие. В России нет общественного мнения, да и не может быть».

«Россия в 1839 году» Астольфа де Кюстина

Маркиз Астольф Луи Леонор де Кюстин, французский аристократ и монархист, писатель, путешественник, посетил Россию в 1839 году, в поисках «доводов против республики», а вернулся, по его словам, если не республиканцем, то уж, во всяком случае, убежденным противником абсолютизма.

Ледяные горки у Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Иллюстрация к книге «Россия в 1839 году» маркиза де Кюстина. Париж, 1855 год© grafika.ru/Fotodom
Ледяные горки у Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Иллюстрация к книге «Россия в 1839 году» маркиза де Кюстина. Париж, 1855 год© grafika.ru/Fotodom
«Чем больше я узнаю Россию, тем больше понимаю, отчего император запрещает русским путешествовать и затрудняет иностранцам доступ в Россию. Российские порядки не выдержали бы и 20 лет свободных отношений между Россией и Западной Европой. Не верьте хвастливым речам русских: они принимают богатство за элегантность, роскошь — за светскость, страх и благочиние — за основания общества. По их понятиям быть цивилизованным — значит быть покорным; они забывают, что дикари иной раз отличаются кротостью нрава, а солдаты — жестокостью; несмотря на все их старания казаться прекрасно воспитанными, несмотря на получаемое ими поверхностное образование и их раннюю и глубокую развращенность, несмотря
на их превосходную практическую сметку, русские еще не могут считаться людьми цивилизованными. Это татары в военном строю —
и не более». 

Источники