Оказывается, Тарантино чуть не убил Уму Турман на съемках «Убить Билла»! (ВИДЕО, как все произошло)

Ты не поверишь, но, оказывается, Квентин Тарантино не только сдувал пыль с туфель своей музе Уме Турман, заваривал ей какао с зефирками на ночь и решал за нее домашние задания, но однажды чуть ее не убил! Дело было на съемках «Убить Билла», подробности актриса рассказала в интервью The New York Times только сейчас, после того как наконец удалось выцарапать видеозапись случившегося.

Надеемся, у тебя перед глазами как живая стоит сцена, в которой ее героиня Миа Уоллес, оседлав голубой кабриолет, мчит, чтобы, собственно, убить Билла. Актриса рассказала: она категорически отказывалась садиться за баранку и настаивала, чтобы в сцене вместо нее снялся каскадер. По ее словам, ей было весьма не по себе от перспектив сесть за баранку: один из членов съемочной группы рассказал ей, что механику переделали на автомат и, возможно, автомобиль не совсем исправен.

Однако Тарантино, продолжает Ума, был непреклонен: автомобиль должна вести лично Турман. «Квентин пришел в мой трейлер и, как все режиссеры, не желал слышать «нет». Он был в ярости, потому что я отняла у него много времени. Но я была испугана. Он сказал: «Обещаю, машина в порядке. Дорога совершенно прямая».

В итоге Тарантино уговорил Турман, а на дорожку поставил ей следующую творческую задачу: она должна разогнаться до 65 километров в час, иначе волосы будут развеваться не так, как нужно, и он заставит ее повторить все сначала.

«Но это оказался гроб на колесах! Сиденье закрепили неправильно, дорога же была не ровной, а песчаной!» — в ужасе вспоминает Турман.

В итоге машину занесло, и она врезалась в пальму. Происходящее снимала камера, закрепленная сзади. На кадрах видно, как к беспомощно откинувшейся в водительском кресле актрисе подходит один из членов съемочной группы, а следом за ним — Тарантино, который пытается понять, в каком она состоянии.

«Руль упирался мне в живот, ноги зажало. Я почувствовала жгучую боль и думала: «О боже, я больше не смогу ходить!» — продолжает ностальгировать «Миа».

С сотрясением мозга, травмами колен и шеи, огромной шишкой на голове и прочим травмами Ума попала в больницу. «Я обвинила Квентина в попытке убить меня. Его это дико рассердило. Ясное дело, ведь он так не думал», — сообщила Турман изданию.

Через две недели после аварии, желая увидеть машину и получить видеозапись инцидента, она поручила своему адвокату написать в Miramax, упомянув, что оставляет за собой право подать в суд. Ответ был таков: она увидит съемку, если подпишет бумагу, освобождающую кинокомпанию от, как сформулировала Турман, «любых последствий моей будущей боли и страданий». Она отказалась.

Все это время актриса добивалась того, чтобы ей предоставили злополучное видео, однако Тарантино отдал его ей только теперь, 15 лет спустя, раскопав в архивах (ты сможешь посмотреть его сразу после того, как только дочитаешь текст), после того как разразился секс-скандал вокруг сооснователя Miramax Харви Вайнштейна. Ролик был опубликован в The New York Times, отрывок выложила у себя в «Инстаграме» и сама Ума Турман.

«Это была преступная небрежность, я не верю в злой умысел. Квентин Тарантино глубоко сожалеет и раскаивается по поводу этой прискорбной истории, и он дал мне эту запись годы спустя, чтобы я могла обнародовать ее. Он поступил так, осознавая, что это может ему навредить», — написала она под видео.

Интервью наделало много шума (в нем помимо истории с этой аварией Турман рассказала о домогательствах Вайнштейна и о том, как ее в ранней юности изнасиловал актер), и Тарантино не замедлил с ответом: он тоже дал интервью, уже изданию Deadline.

«Я точно не знаю, в чем причина аварии, и Ума не знает. У нее есть свои подозрения, и у меня свои. Я подумал, что, если я передам ей эту съемку и она обнародует ее, предаст его гласности, какой-нибудь эксперт сможет посмотреть ее и установить, что тогда произошло», — сказал он.

«Никто из нас тогда не считал это трюком. Может быть, напрасно. Я уверен: узнав (про то, что Ума Турман отказывается вести машину. — MAXIM), я закатил глаза и был раздражен. Но я также уверен, что не был в ярости. Я не являлся в ее трейлер и не орал на нее, вынуждая сесть за руль. К тому времени я снимал с ней фильм целый год и знал: это плохая тактика», — продолжает режиссер.

По его словам, перед началом съемок он лично проехал по той дороге и убедился, что она прямая и проблем не будет, в чем и заверили актрису.

«Ума ответила: «Ладно». Потому что она поверила мне. Потому что она мне доверяла. Я сказал ей, что все будет в порядке. Я сказал ей, что дорога прямая. Я сказал ей, что это безопасно. Но это оказалось не так. Я был неправ», — признал Тарантино.

Расстроенный случившимся, он шагал по дороге, на которой произошла авария. И заметил то, чего не видел раньше. Штука в том, что Ума ехала в направлении, противоположном тому, которым во время тестового заезда следовал он сам, и дорога делала крошечный изгиб, который она, вероятно, не заметила вовремя.

Вся эта история серьезно повлияла на их с Умой отношения, и следующие два-три года они уже были не те, что прежде, признал Тарантино. До того, чтоб друг с другом не разговаривать, дело не дошло, но былого доверия больше не было.

«Я виноват в том, что посадил ее в эту машину, но виновен не в том смысле, как

говорят люди, — сказал Тарантино. — Больше всего в жизни я сожалею о том, чт заставил ее сделать этот трюк.