Ночные визитёры

08.01.2018

Как и принято у мусульман, мы каждый год, в особую ночь священного месяца, посещаем священные места - усыпальницы тех, кого при жизни считали избранными Богом. И так далее. Своего рода местное паломничество.
Я по умолчанию родилась мусульманкой, но не могу сказать, что жила и живу по законам священной книги. Исходя из этого, не считала себя истинной мусульманкой. Я не атеистка, естественно, верю в единого Бога. Поэтому изучала другие религии, уважала их и их последователей. Для меня неважно, к какой религии относит себя мой собеседник. Хорошо, если он верит в Создателя, а там уже неважно, через какую книгу. А если он атеист, то это, опять же, его право. Занесло меня, извините.

Это было семь лет назад. Мы собрались поехать в мечеть всей семьёй, плюс тётя со своей семьей и друг отца. Тоже с семьёй.
Три машины заполнились, и мы поехали.
После мечети решили посетить кладбища, где похоронены родители наших родителей. Для этого надо было посетить три кладбища, которые находились друг от друга далеко. Весь вечер и вся ночь впереди, нам некуда торопиться.
Вышли из мечети, отправились в путь. Когда доехали до первого кладбища, где покоятся родители друга отца, было ещё светло. Двоюродная сестра и я остались у машин. У каждой свои причины не вступать на землю кладбища. Должна сказать, я чуть больше десяти лет не хожу на кладбища. Вы можете счесть это безумием, может, даже галлюцинациями психически нездоровой персоны, но хоть и психически я здорова, но меня на кладбищах жуть берёт. Шёпот, стоны, видения - списать эти явления на свой страх уже не работает.

После первого кладбища мы поехали на другое, где похоронены родители моего отца. Эти два кладбища находились не очень-то далеко друг от друга. Туда мы доехали в сумерках. И снова я и сестра остались ждать у машин, остальные пошли к могилам.
После этого отправились к третьему кладбищу, где похоронены родители моей мамы и моей тёти, там же покоится и мой брат. Туда мы добирались долго, уже было темно. К нам вышел сторож и сказал, что у нас есть полчаса, а потом он должен закрыть ворота. Даже ненавязчиво посоветовал приехать днём, но наши начали объяснять, что сюда ехать долго, а раз уж приехали, то откладывать не стоит. На что сторож шутливо ответил:
- Ладно, только не пугайтесь, а то мало ли в темноте что померещится. А то, бывает, приходят.. - продолжать он не стал, да и наши перестали слушать.
Горели фонари у входа на кладбище и по всей той дороге, по которой мы приехали. Было достаточно светло вокруг, все вышли из машин. Тут даже двоюродная сестра решила, что тоже пойдёт. Перспектива оставаться одной в закрытой машине меня не устраивала, но и идти с остальными я тоже не хотела. Выбора не было, так как отец потребовал идти с ними.
- Ты слишком взрослая для того, чтоб мертвецов боятся. Одну я тебя тут не оставлю. Оглянись - ночь на улице. Тут ни одной живой души вокруг. Да и чего тебе бояться? Папа рядом ведь, хватайся за руку и пошли.
Взяла отца за руку и молча пошла. При этом голову не поднимала, тупо смотрела под ноги.

Сначала пошли к могиле бабушки с дедушкой. Тётин муж на всякий случай взял ручной фонарь, но тот не пригодился. Могилы были относительно близко к выходу, откуда падал свет высоких фонарей. Я стояла между отцом и двоюродной сестрой.
Пока взрослые подняли руки в молитве и про себя читали ее, я молча оглядывалась. В какой-то момент мне послышался женский плач. Звук шёл издалека, поэтому я подумала, что это моё воображение со мной подшучивает, но стала прислушиваться. Звук прекратился. Через короткое время я услышала шёпот в десяти метрах от нас, как будто двое шептались, перебивая друг друга. Разобрать слова не смогла, но с тревогой посмотрела в ту сторону, откуда шёл звук. Никого не было, но шёпот то приближался, то отдалялся, а я сама про себя повторяла: "Тебе кажется. Это твоё воображение. Спокойно. Такого быть не может, это всего лишь твоё воображение".
Вдруг с ужасом поняла, что шепчущих стало много, а звуки шепота идут ото всюду. Некоторых разобрать возможно, а некоторых - нет. Одновременно разные голоса:
- Она опять плачет...
- Тут темно, я не знаю, куда идти…
- Открой дверь, мне надо домой…
- Ты меня слышишь? Ты же меня слышишь...
- Посмотри...
- На кого ты меня оставил...
- Стой, стой...
Я прижалась к отцу и зажмурилась. Отец заметил, что я трясусь, обнял меня за плечи. Видимо, подумал, что мне холодно.
Оглядываться желания не было совсем. Перестала вслушиваться, но один голос находился очень близко и не переставая повторял:
- Ну, посмотри же. Не бойся. Обернись. Пожалуйста, посмотри на меня. Я хочу сказать тебе кое-что важное. Очень важное, тебе понравится. Но ты должна обернуться, прошу. Я знаю, ты слышишь. Я не обижу. Я хочу кое-что сказать. Хочу сказать. Это не страшно. Ну, обернись уже. Хочешь, я подойду поближе?
Он говорил наперебой, будто не заканчивая одну фразу, начинал другой. На фоне его голоса звучали и остальные. Но я пыталась игнорировать.
Наконец мы двинулись к могиле брата. Отец забеспокоился, что я дрожу:
- Тебе холодно? Нет? Почему тогда дрожишь? Потерпи, через пять минут поедем домой.

Дошли до могилы брата. Мама присела на корточки рядом с могилой и начала тихо с ним разговаривать. Я, не отходя от отца, уже начала оглядываться. Голоса ушли. Я себя успокаивала, что я просто перенервничала, и мы скоро уходим, всё хорошо, но опять услышала плач. Теперь он находился ближе и звучал громче, чем вначале. Попыталась понять, с какой стороны он идёт. Решила, что эта женщина находится не очень далеко и где-то справа от нас. Справа от меня стоял отец, поэтому я чуть отклонилась назад, чтобы посмотреть через него. Через четыре могилы вправо на коленях сидела женщина. Из-за полумрака не смогла разглядеть, во что она была одета, но из-за темноты одежда казалась чёрной. Она качалась вперёд-назад, одну руку положила на колено ладонью вниз, а другой била себя по груди и плакала. Она выглядела настолько реальной, что я решила, что это, видимо, мать или жена того, кто похоронен в этой могиле. Я несколько секунд смотрела, как эта женщина горько плачет и бьёт себя. Мне стало её жалко. Видимо, недавно похоронила своего близкого, раз в такую темень сюда пришла, да ещё и одна.
Пока я думала об этом, наши уже закончили, и мы собирались обратно к машинам. Женщина тоже встала с колен, но продолжала тихо подвывать. "Да, пора уходить", - подумала я. Но она пошла к другой могиле, которая находилась рядом с той, над которой она плакала. Подошла и просто исчезла, а плач прекратился. Здравствуй, паралич всего тела. Я остановилась и уставилась в ту сторону. Двоюродная сестра тоже посмотрела туда и потянула меня за руку:
- На что смотришь? Пошли. Мне уже всякое мерещится от страха, идём.

Обратная дорога казалась мне бесконечной. Я так вцепилась в руку отца, что аж пальцы болели, но отец молча терпел. Выходя из ворот, друг отца сказал папе:
- Не смейся, но по ночам тут жутко. Как будто за тобой наблюдают.
- Не спорю, плохая идея была. В следующий раз только днём.