Возвращение домой.

Вчера чувствовала себя счастливой, а вот сегодня чувство стыда нахлынуло. Вернулась домой в восемь часов утра. Соньку пришлось разбудить, чтобы крючки открыла. Она даже не спросила, где я до утра была, только сказала: "Как хорошо, что ты вернулась, я всю ночь переживала, что с тобой что-нибудь случилось!"

Как я могла позволить себе такую слабость, зачем позволила мужчине прикоснуться к себе, узнать о своих чувствах, он, скорее всего, даже не вспомнит о вчерашнем вечере, а меня долго будет мучить совесть.

Сонька начала суетливо ходить по кухне, включила чайник, начала дрова на щепки раскалывать, чтобы печку быстрее растопить. Я очень рада, что она ни о чём не спрашивает, сегодня ни с кем не хочется разговаривать. Но я знаю, что нужно занять себя на выходных работой, чтоб ни минутки свободной не было, до вечера нужно вкалывать, а потом уснуть без памяти, без сил, без переживаний.

У овечек клетку вычистила от навоза, побольше сена постелила, на улице мороз - 27, ягнятам нужно в тепле находиться, курам тоже сено положила, очень холодный у нас хлев. Покормила всех. Завалинку в доме, во хлеву и в бане снегом засыпала, так что мне и мороз ни по чём.

Пришла домой кофе попись, Сонька сидит, причитает, что нельзя на таком морозе работать, можно руки и ноги отморозить, а я смотрю на неё и думаю, когда душа отморожена, ничего уже не страшно. Раздаётся стук в дверь, Сонькина дочка входит, вот это сюрприз. Ещё и спрашивает, можно ли у нас выходные провести. Сонькиному счастью нет предела, обнимает Олю, за стол сажает и про меня рассказывает:

  • - Представляешь, Оленька, я ж сегодня одна ночевала, не дождалась свою Машку, даже не знаю, где она всю ночь была.

Оля её остановила:

  • - Маша и не должна ни перед кем отчитываться, это ей решать, где ночевать.

Сонька посмотрела на меня и поняла, что ей не следовало ничего про меня говорить.

Оля рассказала о своей подруге, у которой живёт старенькая свекровь. Её подруга с мужем уезжают отдыхать на десять дней, не знают, куда бабушку свою отправить, одну нельзя оставлять, они бы были очень рады, если бы я взяла её к себе на некоторое время.

Сонька даже думать не стала:

  • - Мы возьмём, правда, Маш, конечно возьмём, ты, доченька, о чём угодно попросить можешь, всё сделаю!

Обе женщины смотрели на меня, я заставила себя улыбнуться, они поняли, что я тоже согласилась, уже завтра у нас будет "пополнение" женского коллектива. Хотя у меня даже кровати свободной нет, придётся свою уступить, сама на лежанку переберусь.

Я попросила своих девочек приготовить что-нибудь, а сама пойду воду носить и дрова пилить, многое ещё успею сделать, а мысли о вчерашнем вечере меня не покидают.