Барт Эрман. "Как Иисус стал богом"

08.01.2018

В основном, читатели Библии делятся на две большие группы: те, кто  безоговорочно верят в Бога (в любую из его форм) и читают Писание, чтобы  лишний раз удостовериться, что их вера самая правильная, и те, кто в  Бога не верят, и почитывают Библию для поиска неточностей, несуразиц и  противоречий в учении и событиях.

Однако есть еще одна  относительно немногочисленная группа людей, которые обращаются к Библии  как к источнику развития философской и религиозной мысли цивилизации.  Эти люди называются библеистами – их, в общем и целом, не интересуют  чудеса Иисуса, как не интересует и Его фактическая достоверность. Их  работа - это анализ древних текстов, разбиение их на цитаты и сравнение  оных у разных авторов с учетом исторической обстановки. В этом смысле  они ученые, которые прекрасно понимают, что Библия не писалась  одномоментно, а собиралась из сотен источников сотнями совершенно разных  людей, а значит, она неизбежно подвергалась изменениям, зависящих от  духа времени, места и господствующей философской парадигмы.

Барт  Эрман – известнейший библеист, доктор философии, автор популяризаторских  книг об исследовании Нового Завета и Библии в целом. Изначально он  начинал как примерный христианин-протестант и даже получил степень  магистра богословия. Однако детальное и подробное изучение евангельских  текстов в историческом контексте привело его сначала в либеральные  круги, а потом и вовсе сбило с благодатного пути. В настоящее время  Эрман уже даже не агностик, а скорее настоящий атеист, допускающий, что  реальный Иисус, скорее всего, существовал, но только как прототип Иисуса  Библейского.

Надо признаться, что труды по библеистике следует  читать, только если тема вам действительно интересна. Тогда от чтения  вам будет не оторваться.  В книге «Как Иисус стал богом» Эрман  предлагает нам стройную гипотезу (увы, но в истории древнего мира ничего  нельзя утверждать со стопроцентной уверенностью) о том, как ничем не  примечательный проповедник скорого конца света вдруг стал центральным  божеством новой религии.
Обычно верующие люди после ознакомления с подобным описанием считают ниже собственного достоинства читать «этих ваших ученых, подкупленных рептилоидами, жидами и лично президентом-антихристом».  Но на самом деле позиция Эрмана отнюдь не аутсайдерская, а довольно  близка к современной научной концепции об истоках христианства.

Более  того, если говорить о нашей стране, где библеистика считается «дурью от  большого ума», то по иным выкладкам можно схлопотать  статью об  оскорблении чувств верующих. Тем не менее на Западе идеи Эрмана не  вызывают такого резонанса и даже адекватно принимаются некоторой частью  как протестантских так и католических богословов. Да, да, существуют  искренне верующие ученые мужи, которые согласятся с утверждением, что  история о снятии тела Христа и его погребении это поздняя дописка  (фанфик) для согласования богословия апостола Павла с мифологией ранних  христиан (к примеру, у Павла нет ни слова об истории с погребением).

И  самое главное, Эрман, как и полагается серьезному ученому, приводит  аргументы в пользу той или иной версии, со ссылками на труды других  ученых и богословов, а не фантазирует напропалую. Те идеи христологии,  на которые автор порой ссылается во время повествования, на самом деле  выставляют Эрмана в довольно консервативном свете. Меня же, хоть и  атеиста, но выросшего в ортодоксальной среде, книга шокирует заявлениями  типа «этот абзац, по-видимому, поздняя вставка» или «этот эпизод  полностью выдуман евангелистом, так как….». В общем, для неискушенного  россиянина достижения мировой библеистики могут показаться откровением  (примерно как апокриф Булгакова для советской интеллигенции).

Для  меня Эрман достаточно убедителен. Мы читаем Библию, абсолютно  уверенные, что  сегодня люди верят точно так же, как и две тысячи лет  назад. Но это огромное заблуждение. Более или менее внятная концепция  христианства сформировалась только к IV веку, а до этого она  стремительно развивалась и разрасталась, впадая в порой причудливые  формы, отчего мы имеем арианство, несторианство, модализм, докетизм и  прочие ереси. Мы игнорируем тот факт, что сами еретики и не подозревали,  что они еретики: в их время они были вполне ортодоксальны, и уже потом  под влиянием социально-политической обстановки такие учения  вышвыривались из мейнстрима и объявлялись ересью. Ориген или Арий были  совершенно искренними последователями Христа и пытались по мере сил и  ума разрешить главные парадоксы Писания, коих было хоть отбавляй и  которые вредно смущали умы читателей. На этот аргумент верующие обычно  безапелляционно заявляют, что, мол, истинное учение было всегда,  хранимое Святым Духом, а еретики это намеренно оступившиеся люди. Что ж,  их мнение не выдерживает никакой критики и основано, как нынче модно и  легетимно говорить «на личностном опыте веры».

Поэтому хоть  сколько-нибудь верующему человеку читать Эрмана бесполезно. Разве только  с целью ознакомиться с коварными гипотезами богомерзких атеистов и  лишний раз убедиться, насколько глубоко агенты дьявола влезли в  Священное Писание и искажают его во славу Темной Стороны.

Что  касается непосредственно содержания книги, то оно невероятно  увлекательно. Эрман начинает с отдаленных намеков на тему того, что во  времена Иисуса идея человекобога (или богочеловека) носилась в воздухе. И  кто знает, может, обожествление Иисуса было всего лишь политическим  ответом на обожествление императора Цезаря. Вроде как: а давайте сделаем  своего человекобога с иконами и монашками! Далее Эрман показывает, что  иудаизм  да и христианство не такие монотеистичные системы как кажутся. И  строгий монотеизм оформился сильно позже, нежели непосредственно при  зарождении религии.

Отдельное удовольствие доставляет анализ  писем Павла и поиск в них дохристианских традиций. Это значит, что в  этих письмах апостол Павел иногда вставляет строки либо нехарактерные  для его стиля, либо даже противоречащие его собственному учению, Скорее  всего, эти строфы Павел был вынужден цитировать из более ранних  источников, не дошедших до нас, например, для своеобразного «узнавания»  среди целевой аудитории – удаленных церквей, где знать не знали, что это  за Павел такой, но имели и чтили устоявшуюся традицию.
Интересен и  анализ Евангелий с точки зрения христологии, а именно того, как Человек  Иисус становился Богом Иисусом. Если в Евангелии от Марка Иисус  становится божеством в момент крещения, до этого будучи просто  человеком, то у Матфея и Луки  Иисус - уже божество от рождения (не  существуя, тем не менее, априорно). У Иоанна же мы читаем, что Иисус  предвечен. Налицо развитие богословской мысли и превращение местечкового  мифа в глобальный.

Стоит отметить и указание автора на слова  самого Иисуса, который отчего-то практически не называл себя богом, а о  грядущем (своём?) пришествии говорил в третьем лице. Не потому ли, что  Иисус изначально считал себя человеком-мессией, который возвещал о  скором конце света и точно также ожидал пришествия иных существ из  божьей цитадели? Напрашивается вопрос, мог ли вообще реальный  проповедник Иисус предполагать, что его воспримут не как вестника  апокалипсиса, а как полноценного и единственного Бога?

А уж  сколько головной боли христианству добавила неразбериха с Троицей! Об  этом у Эрмана отдельная глава. Забавно, что императору Константину,  инициатору Вселенского Собора, было глубоко плевать на проблему того,  кто от кого исходит – Сын от Отца или оба суть едины - но споры Ария с  иерархами создавали политические проблемы. Кто знает, какое учение  сейчас бы исповедовало христианство, окажись у Ария чуть больше  сторонников (а ведь за него заступался среди прочих Евсевий Кесарийский –  видная личность эпохи).

Эрман не отказывает себе в удовольствии  и не умирает от скромности, когда приводит пример того, каким по его  профессиональному мнению должно было быть истинное евангелие, в котором  события отражались бы без мифов, легенд и сочинений на вольную тему. И,  как я говорил, он чертовски убедителен. С большой вероятность так всё,  по-видимому, и было. Но вряд ли наш безумный и доверчивый мир согласится  с библеистами. Иисус-Бог гораздо интереснее и прекраснее, чем сельский  бродяга, уверенный, что еще при его жизни наступит конец света.