Святослав Логинов. Колодезь

08.01.2018

К Святославу Логинову я отношусь двояко. В его творчестве далеко не  каждая книга достойна упоминания, но есть у него три однозначно хорошие,  если не превосходные книги, которые я довольно высоко оцениваю. Первая  это фэнтези «Многорукий бог Далайна» (в свое время она действительно  выделялась на фоне «новой волны отечественного фентези»), фантастическая  повесть про загробный мир «Свет в окошке», которую я перечитывал не  единожды (как и в случае с «Многоруким богом» здесь у Логинова интересна  игра ума, плюс шикарная открытая концовка) и, наконец, «Колодезь».

Роман  «Колодезь» я читал в юношестве как раз в годы ее публикации в году эдак  1998. Помню, что тогда она мне понравилась, но по давности лет я забыл  почему. И вот в одном букинистическом я увидел то самое издание и не  удержался – приобрел тонкую книжечку от «Азбуки». И, ничтоже сумняшеся,  прочитал.

Хочу сказать, что несмотря на стандартный сюжет о мытарствах главного  героя, напоминающий фэнтезийный канон, когда протагонист носится по  свету, нигде надолго не задерживаясь, попадая в эпичные передряги и  чудесным образом избегая смерти, книга оставляет интересные впечатления.

Итак,  перед нами псевдоисторический роман. Главный герой – обычный крестьянин  17 века, волею судеб попавший в рабство и оказавшийся в мусульманских  странах. И практически весь век его носит по огромной территории, где он  пытается выжить, приспособиться или вернуть старые долги обидчикам.

В случае «Колодезя» трудно что-то писать о сюжете, так как это обязательно окажется спойлером. Поэтому перейду к впечатлениям.

Во-первых,  мне пришлось по нраву описание жизни людей нашей страны так и их  соседей в 17 веке. Логинов не делает упор на патриотические настроения,  которые обязательно должен затронуть любой российский автор, пишущий о  прошлом нашей страны (кроме сталинских времен, разумеется, хе-хе) –  наоборот, он показывает обычный, зачастую жутковатый быт народов,  который скорее всего таким и был (я не профессиональный историк и не  могу утверждать, что так оно и было, но полученное мною образование  соглашается скорее с Логиновым, чем с ультра-патриотами, рассказывающие  про удивительный патриархальный благолепный уклад российских крестьян  или казаков). Здесь мы читаем про крестьян, которые непомерно обложены  налогом, которые страдают из-за самоуправства властей и набегов  казаков-разбойников, но и сами эти крестьяне не ангелы и порой вытворяют  те еще мерзости, после которых спокойно идут в церковь причащаться. Не  лучше и не хуже казаки, нападающие как на басурманские города, так и на  свои – в будущем это будет показано как восстание против царского  режима. Отдельное внимание в книге уделено Степану Разину –  обыкновенному бандиту и душегубцу, который стал исторической личностью  лишь из-за размаха своего бесчинства.

Сразу же отмечу,  что всё это не читается как грязь или поливание помоями великой русской  нации и великой русской истории. В книге множество положительных в  контексте эпохи героев. Просто было такое время и такое место, когда  люди жили как умели – и вот этот подход к антуражу у Логинова мне  импонирует.

Во-вторых, фантастическая составляющая.  Конечно, странствования главного героя по всему свету и избегание им  смерти это уже фантастика, но в романе есть и натуральная мистическая  линия. Она появляется по ходу сюжета ровно два раза. И если первый раз  ее появление слегка напрягает – читателю кажется, что это несколько  неуместно при реалистическом повествовании, - то появление во второй раз  всё расставляет на свои места. И понимается глубокая задумка автора.  Отсюда мы переходим к третьему впечатлению.

В-третьих, в  «Колодезе» шикарная концовка. Да, она чем-то напоминает по своему духу и  содержанию концовку «Пикника на обочине» - наверное, тот же посыл, но,  конечно, разный контекст. В романе много внимания уделено религии.  Главный герой постоянно ищет духовной мудрости, пытаясь остаться  богоугодным православным христианином, надеясь на справедливость свыше.  Но вместо этого большую часть своей жизни он проводит в местах  поклонения Аллаху и видит, что иноземный Бог точно также не особо  интересуется своей паствой, а потом, оказавшись на родине его предает и  собственный христианский бог – за время отсутствия героя в России  произошел раскол. И всё, чему его учили батюшки, оказалось ересью –  теперь ему приходится скрывать свое «староверие».

Я  пишу это к тому, что сам автор тот еще атеист и никогда не скрывал  своего неприятия к религии (чего стоит описание константинопольского  патриарха Парфения – патриархи, они, везде и всегда одинаковы, не так  ли). И через всю книгу проходит очень тонкая философская мысль: можно ли  остаться Человеком, не имея Бога за пазухой? То, как Логинов описывает  духовное преображение героя, у меня вызывает зависть (я бы тоже так  хотел писать, если бы я был писателем). Вот тут автор очень  профессионален, и, наверное, ценность книги не в живом повествовании и  не в занимательных злоключениях героя, а именно что в раскрытии вечного  поиска истины и последующем разочаровании в этом поиске. Фантастическая  яркая и в то же время грустная концовка дает ответ на этот вопрос.  Адекватный атеистический ответ всякого рода морализаторам от религии.  Читая отзывы и рецензии на книгу, я редко встречал такое понимание  произведения: значит ли это что я слушком заумен и вижу то, чего нет в  посредственном фэнтези или все-таки читатели не достаточно углубились в  философскую проблематику романа. Но, напомню, я читал во второй раз,  припоминая сюжет и зная концовку, и мог уже поразмышлять над более  глубоким содержанием.

Поэтому я рекомендую «Колодезь»  обязательным к прочтению, как один из непризнанных шедевров российской  литературы конца 90-х. Вот по такой книге нам бы нужно снимать сериалы в  пику «Играм престолов» или экранизировать в виде игрового кино супротив  не менее псевдоисторических, но чересчур лубочных «викиногов» и  «евпатиев коловратов». Но не уверен, что такое прокатит: у нас слишком  важно показывать русский народ умными непобедимыми насмешниками, а  главных героев – болеющих душой за отчизну бессмертных страдальцев.