Фрагменты нашего пёстрого прошлого: список лучших исторических книг 2017 года

08.01.2018

Автор: Саймон Хеффер

С домыслами и догадками нам часто помогает справиться история.

Лично я рекомендую начать знакомство с историей с книги Кэтрин Никси The Darkening Age: the Christian Destruction of the Classical World (изд. “Macmillan”, £20)

Люди привыкли думать, что христианская цивилизация была уничтожена, однако забывают о том, что сами христиане тоже причастны к деструктивной деятельности. Никси в своей книге начинает рассказ с разграбления г.Пальмиры в 385 г., о котором свидетельствует жуткое изречение монаха Шенуте: “Нет грехов у тех, кто верует в Христа.”

К тому времени Рим превратился в центра христианского мира. Его историю тех времён очень увлекательно излагает Мэттью Нил в своём произведении Rome: a History in Seven Sackings (изд. Atlantic, £20). В книге всё внимание сосредоточено на тех памятниках архитектуры, которые смогли пережить налёты многих оккупантов, начиная с вторжения галлов в 390 г. до н.э. и заканчивая приходом нацистов. Временами штурм города давался врагам слишком легко — “Вестготам не пришлось крушить стены, рыть подкопы или брать город приступом. Кто-то из жителей просто открыл ворота и впустил их”. Вторжение испанцев в 1527 году обернулось кровавой расправой. Для сравнения: когда армия Луи Наполеона в 1849 г. вошла в Рим оказалось, что “худшими угнетателями римлян стали не французы, а посланцы Папы римского”.

В большинстве случаев исторические события крутятся вокруг гнусных и отвратительных представителей мужского пола, однако в книге Элисон Уэйр Queens of the Conquest (изд. Jonathan Cape, £20) главными героями выступают пятеро королев норманнского происхождения, трое из которых носили несчастливое (для них) имя Матильда. Большинство из них, как, например, жена Завоеваталя, были “чистыми, изящными, набожными, образованными и гордыми”. Другие, однако, не отличались большой женственностью, как воинственная императрица Мод, которая в далёком 12 веке боролась за английскую корону со своим конкурентом, королём Стефаном. А если эта история покажется вам не достаточно древней, советую почитать Isabella of Castile Джайлза Тремлетта (изд. Bloomsbury, £12.99). Эта биография повествует о жизни фактически “первой великой европейской королевы”, “узурпаторши”, которая начала объединение Испании в единое королевство, а также, что уже не так хорошо, изгнание евреев и мусульман — в действительности, один из первых случаев этнических чисток.

В The Black Prince (изд. Head of Zeus, £30) Майкла Джоунса сын Эдуарда III изображается таким же благородным рыцарем, каким его описывают легенды. Король Франции, услышав о его ранней смерти, был так взволнован, что решил справить по своему врагу “самую торжественную панихиду". Ещё один принц, который скончался раньше своего отца, — Генрих Стюарт, старший брат Чарльза Первого. Его недолговременная жизнь охвачена в исторической биографии Сары Фрейзер The Prince Who Would Be King (изд. Collins, £25). В книге автор ставит вопрос о том, могло ли правление Генриха спровоцировать гражданскую войну. Но в 1612, когда ему исполнилось 18, его свалила болезнь: “ему обрили голову, в опочивальню принесли голубей, пускали кровь, чтобы хоть немного уменьшить бессмысленность ситуации и ручьи крови, текущие из его головы… а он всё пел в бреду, беснуясь и мучаясь от раздираемой его боли в своих покоях”.

Стюарты были заядлыми коллекционерами ценностей, так же как и The Medici (изд. Head of Zeus, £35). Последних считают крестными отцами Ренессанса и популяризаторами его культуры. “Это не совсем так”, утверждает Мэри Холлингсворт. Они захватили власть во Флоренции “прибегнув к обману и насилию”, а потом незаметно присвоили себе право покровительства над другими знатными семьями и церковью.

В те времена Англия тоже обогатилась. Саймон Терли в своей новой книге Houses of Power (изд.Bantam, £30) даёт характеристику великолепных дворцов построенных или отреставрированных династией Тюдоров — от Лондонского Тауэра до бывшей королевской резиденции Сент-Джеймс (сейчас — сельский район), или Ричмонда, где Елизавета I, которая была “ценителем прекрасной архитектуры”, скончалась в 1603.

Такую роскошь можно было позволить только в период интенсивного экономического роста, отмечает Стивен Алфорд в романе London’s Triumph: Merchant Adventurers and the Tudor City (изд. Allen Lane, £20). Когда Лондон накрыла низкая рождаемость и высокая смертность и он нуждался в населении, в город хлынул беспрерывный поток иммигрантов (например, протестанты из Голландии).

Евреи были полностью изгнаны из Англии прежней властью, однако им разрешил вернуться Оливер Кромвелль. Скитания этой нации с 1492 (когда их прогнали с территории Испании) по 1900 год (период еврейских погромов в России и процесса по делу Дрейфуса) детально описаны в хронике Саймоном Шамой в произведении Belonging (изд. Bodley Head, £25), которое является вторым томом в трилогии “История евреев”. “Часть вашего народа может осесть в Палестине” сказал кайзер Вильгельм II одному известному еврею. Полвека спустя, другой немецкий правитель уничтожил миллионы представителей этой нации.

В период торгового подъёма Лондона появился Банк Англии, который стал, по словам Адама Смита, “не рядовым банком, а движущим механизмом государства”. 323-летняя история “Старой Леди с Триднидлстрит” забавно изложена Дэвидом Кинастоном в истории Till Time’s Last Sand (изд. Bloomsbury, £35).

Ещё одной колоссальной работой является Victorious Century Дэвида Каннадина (изд. Allen Lane, £30) — возможно, лучший однотомный исторический рассказ о 19 веке, в котором 106 лет бурных потрясений поместились на 600 страницах. Одной из многих сфер Викторианской жизни, в которой Каннадин не имел возможности разобраться, является медицина, проиллюстрированная,однако, в пикантных подробностях писателем Линдси Фитцхаррис в произведении The Butchering Art (изд. Allen Lane, £16.99). Это такая сказка о том, как Джозеф Листер усовершенствовал антисептик и изобрёл обезболивающее, что представляет профессию хирурга в более светлых тонах. По иронии судьбы, за два века после начала официального применения анестезии количество смертельных случаев в хирургии возросло, а хирурги “пуще прежнего полюбили брать в руки нож, что привело к учащению случаев послеоперационных инфекционных осложнений и послеоперационного шока”.

Каннадин вдумчиво подошёл к истории аристократии, чего нельзя сказать о книге Криса Брайанта Entitled (изд. Doubleday, £25), в которой он публично оскорбляет высшую знать Британии. Эти тщательно отобранные рассказы о жадности, привилегированности и преступности скорее всего понравится мелкими борцами за права классов, однако сами по себе суть чистая полемика. К тому же, исторической базы в них нет.

Среди книг о Первой мировой войне для меня самыми интересными являются лишь две. Первая — Passchendaele Ника Ллойда (изд. Penguin, £9.99) — детально рассказывает о кровавой резне, которая случилась во время Третьей битвы при Ипре в 1917, с точки зрения британской и немецкой сторон. Второй книгой является произведение Дэвида Стивенсона 1917: War, Peace and Revolution (изд. OUP, £30). Это авторитетный анализ событий того переломного года, в течение которого “деньги и жизни расходовались настолько быстро, что страшно было бы представить себе подобную ситуацию несколькими годами ранее”.

Следующая книга тоже затрагивает события революции в России, после которой последовали десятилетия ужасов. После распада Советского Союза, писательница Энн Эпплбаум перерыла все архивы для предоставления в своей книге Red Famine (изд. Allen Lane, £25) доказательств того, что голод 1932–1933 в Украине, который привёл к смерти 4 млн.человек, являлся целенаправленной политикой государства.

В то же время нацисты и их Германия казались туристам вполне цивилизованными. Рассказы очевидцев, которые видели усиление власти фашистов, собраны Джулией Бойд в произведении Travellers in the Third Reich (изд. Elliott and Thompson, £20). Среди этих свидетелей есть и лётчик Чарльз Линдберг, который, хотя и симпатизировал нацистам, не смог долго находиться на скандально известной выставке “дегенеративного искусства” 1937 года в Мюнхене, заявив, что “впервые в жизни ему захотелось напиться”.

Книга Николаса Шекспира Six Minutes in May (изд. Harvill Secker, £20) о событиях Второй мировой войны определённо занимает достойное место среди других образцов этого жанра. Давно известную историю о том, как Черчилль внезапно занял пост премьер министра в 1940 году, ещё никто не рассказывал так забавно и подробно. Шекспир цитирует реакцию Вайолет Бонэм Картер на сокрушительную победу над Чемберленской группой во время “норвежских дебатов”: “Чопорные, благовоспитанные консерваторы — как, например, Гарольд Макмиллан со своим жёстким белым воротником и тугим пенсне — орали “Давай! Давай! Давай!” словно возбуждённые павианы.”

“Оружием победы” в войне для Черчилля были Королевские ВВС Великобритании. Поэтому в Air Force Blue (изд. William Collins, £20) Патрик Бишоп рассказывает о героизме т.н. “заклятых товарищей”, которые за несколько месяцев смогли создать из кучки неисправных машин и неподготовленных солдат прославленных военных асов.

В книге The Holocaust Лоренса Риса (изд. Penguin, £10.99) каждое предложение рассказывает о тех позорных страницах истории, что служит устным свидетельством эрудированности автора. Какой-то немецкий офицер, узнав об Аушвице, пришёл в ужас от мысли о том, какова может быть потенциальная расплата за эти чудовищные преступления: “Боже мой, что станет с немцами, если мы проиграем войну?” Тот геноцид был далеко не последним примером человеческих страданий в 20 веке, о чём и свидетельствует Одд Арне Вестад в своей поучительной книге The Cold War (изд. Allen Lane, £30). Через 40 с лишним лет, после поражения Гитлера, произвол и бедность настигли не только Корею, Китай и Вьетнам, но и Индию, страны Латинской Америки и Африки, где сверхдержавы вели войны чужими руками. Напряжение, существующее со времён Холодной войны, ощущается и поныне, утверждает Вестад. Американцы думают, что смогут жить спокойно лишь в том случае, если “устройство мира будет похожим на устройство их государства, если мировые правительства будут подчиняться воле США”.

Произведение Кита Лоу The Fear and the Freedom: How the Second World War Changed Us (изд. Viking, £25) рассматривает последние 70 лет истории сквозь призму победы 1945 года. “Иллюзия превосходства коалиции”, пишет он, имея ввиду, скорее всего, Тони Блэра и Джорджа Буша-младшего, “сильно повлияла на послевоенный мир. Убедив самих себя в том, что они участвуют в “хорошей войне”, англичане и американцы постоянно ищут возможность включиться в новую “хорошую войну”.”

Ниалл Фергюсон в The Square and the Tower (изд. Allen Lane, £25), утверждает, что соцсети всегда играли важную роль в нашей истории, однако их зачастую не учитывают, поскольку являются иерархическими (вертикальными) структурами, которые заведуют архивами. Последние постоянно штудируются и анализируются историками — как говорят, “историю пишут победители”. Схемы и графики, судя по предыдущим книгам, оформлены беспорядочно и требуют тщательной редактуры.

Все, кто любит историю новейшего времени в доступном, но в тоже время чётком, научном изложении, должен прочесть книгу Майкла Бёрли The Best of Times, the Worst of Times: a History of Now (изд. Macmillan, £25). Это жестокая сказка о жадности, коррупции и глупости до и после финансового кризиса 2008 года. По крайней мере в ней есть намёк на лучшее будущее.

Источник: http://www.telegraph.co.uk/

Перевод: Ирина Бойко