Как Центробанки используют криптовалюты

В 2018 году Королевский Монетный Двор Великобритании запустил криптовалюту — Royal Mint Gold. Токен равен одному грамму золота — эмиссия равна золотовалютному запасу страны. Любой желающий может купить часть драгметалла из личных запасов Монетного двора, а информация об этом будет надежно храниться в записях на блокчейне.

Идея монетизации лежащего «мертвым грузом» золотого запаса принадлежала Банку Англии. Первое применение, которое нашли блокчейн-технологиям Центробанки, — это оцифровка принадлежащих государству реальных активов с помощью суверенных токенов и создание крипто-копий национальных валют.

Блокчейн — замена наличных

В конце XX века государственная банковская система поставила цель — максимально увеличить безналичный оборот. Наряду с политикой международного внедрения, обязательной верификации клиентов (процедур ALM/KYC-знай своего клиента) для всех организаций, работающих с безналичными расчетами, такой тип максимально увеличивает прозрачность движения средств и повышает финансовую безопасность государства.

Внедрение блокчейна — децентрализованных массивов информации, позволяющих отследить движение каждой монеты с момента ее эмиссии, сохраняя записи в архиве блока — идеально подходит для полного контроля над оборотом и движением денежной массы.

Подобное отслеживание возможно только на закрытых блокчейнах собственного производства, разработка которых ведется почти всеми развитыми странами, публично опровергающими любую информацию в СМИ.

Центробанки с планами на национальную криптовалюту

Открыто за введение национальной криптовалюты — дублера существующих наличных средств блокчейном и обменом, контролируемым государством — выступают Объединенные Арабские Эмираты и Бразилия.

Центробанк Китая, первой страны, активно противодействующей криптовалюте, намекает на создание криптоюаня. При Народном Банке Поднебесной открыт специальный Институт Цифровых Валют, изучающий технологии блокчейна.

Ученые этого исследовательского центра в статьях государственной прессы часто допускают публикации о необходимости выпуска токенов. Учитывая цензуру и место их работы, такие намеки можно считать согласованными с политикой Коммунистической Партии.

В разное время в прессу “сливалась” информация о планах на криптовалюту в ФРС, Великобритании, Австралии, Беларуси, России, Швейцарии и странах Прибалтики. Центральные банки стран выступили с опровержением этой информации, а странам Евросоюза запретил поднимать тему выпуска государственных токенов наднациональный регулятор ЕЦБ.

Несмотря на признание технологии блокчейн, доказанной уникальности криптозащиты и значительной экономии средств на банковском обслуживании выпуска, поддержки оборота, инкассации и распространения наличных и поддержки безналичных платежей, власти боятся дестабилизации системы.

Однако Япония и ФРС придерживаются другой точки зрения, считая, что из-за государственного контроля блокчейна, выпущенная криптовалюта не будет востребована. По их мнению, расходы по созданию суверенного токена не будут оправданы финансово. На данном этапе люди не откажутся от «традиционных» наличных и безналичных платежей.

Криптовалюта во взаиморасчетах международных организаций, Всемирного банка и Международного валютного фонда, более реальный вариант ближайшего будущего. Обе организации не подтверждают и не опровергают информацию о разработке собственных блокчейнов, но постоянно открыто высказываются в поддержку этих технологий. На различных саммитах чиновники и руководители этих ведомств призывают Центробанки обратить внимание, развивать и внедрять децентрализацию хотя бы на уровне документооборота.

Одну из таких форм предложил Банк России — система блокчейна может быть задействована во взаиморасчетах БРИКС, по аналогии SWIFT. Перечисления средств будут идти по традиционным каналам, а платежные поручения передаваться через блокчейн и верифицироваться банками-участниками операции проводки.

Криптовалюта в странах, не имеющих собственной национальной валюты

Глава Международного валютного фонда Кристин Лагард считает, что криптовалюта может стать аутентичной заменой доллару США в так называемых «долларизированных странах», не имеющих собственной национальной валюты.

Как правило, это государства с проблемами в экономике, «сидящие на игле» американских дотаций. Также есть страны, которые отказались от собственных денег, уничтоженных высокой инфляцией. Как показала экономическая история кризисов XXI века на примере Зимбабве и Венесуэлы, население иногда самостоятельно «уходит» в криптовалюту, переводя де-факто на блокчейн большинство взаиморасчетов.

Плюс цифровых валют состоит в том, что инфляция и эмиссии прописываются работой алгоритма, в который не могут вмешиваться третьи лица, несмотря на открытость и прозрачность кода. Чтобы навязываемые изменения смогли вступить в силу, их должны поддержать 95% пользователей сети, обновив самостоятельно программное обеспечение узлов.

Страны третьего мира могут выбрать из уже существующих криптовалют независимую от правительства децентрализованную национальную валюту. Единственной помехой на этом пути может стать нежелание местных властей поддержать эту идею из-за прямой зависимости от помощи США. К тому же остро станет вопрос разработки механизмов наполнения бюджета.

ICO вместо государственных облигаций

В монетарную политику Центробанка входит управление уровнем государственного долга. При составлении национального бюджета часть дефицита покрывается Министерством финансов выпуском облигаций — внешних и внутренних государственных займов.

Во второй декаде XXI века был открыт новый способ привлечения финансирования в криптовалютах — выпуск токенов стартапами, своего рода ценных бумаг на блокчейне. Инвесторы выкупили эти альктоины в надежде на последующий биржевой рост после реализации проекта.

В начале 2018 года Венесуэла провела ICO, предложив инвесторам токены, обеспеченные нефтью, тем самым указав новый путь наполнения бюджета. К этому времени Центробанк страны оказался в состоянии, близком к дефолту, падающие доходы бюджета и гиперинфляция нацвалюты крайне усложняет обслуживание текущего госдолга.

Но это не помешало стране успешно провести краудсейл, собрав несколько миллиардов долларов в обмен на еще не добытую нефть. Таким образом, государственное ICO выгодно Центробанку, так как в отличие от облигаций не требует последующих выплат, а рост курса токена может обернуться дополнительным доходом или возможностью последующего выпуска токенов.

Второй страной после Венесуэлы, которая прибегнула к размещению токенов под эгидой государства, стали Маршалловы Острова. Проект выпуска суверенного альткоина Sovereign одобрен местным парламентом и начата работа по подготовке к ICO. Островное государство не имеет собственной валюты и пользуется долларом США. Полученные доходы будут направлены в основном на здравоохранение — оплату лечения и реабилитацию от ядерных испытаний, которые проводились на атоллах во второй половине XX века.

Алгомонетарная политика

Популярность криптовалют привела капитализацию этого рынка к $800 млрд заставив международное сообщество обратить внимание на тему, в которой не участвовали традиционные институты. Поэтому некоторые криптоактивисты говорят о финансовой революции снизу — граждане стран таким образом «выставили оценки» монетарной политике Центробанков.

Открытость кода алгоритма открывает инвестору цифровой валюты правила экономической игры, а децентрализация гарантирует неизменность этих правил и позволяет доверять сделкам. Монетарная политика различна у каждого государства, но подходы постоянно безуспешно меняются в «ручном режиме», приводя в большинстве случаев к локальному или глобальному экономическому кризису.

Международное сообщество не считает виртуальную валюту деньгами, относя ее к цифровому активу, по причине недостатков: волатильности, проблем скорости платежей.