Постигая город

Моя семья жила на углу Большого и малого Хоритоньевских переулков. Одноэтажный домишка был древний, гнилой, обитали тесно, не всем удавалось спать на кроватях, самым малоценным доставался сырой пол, по которому ползали всякие твари. Не любили мои родные эту лачугу. Да и Москву вряд ли обожали, ибо род перебрался в Первопрестольную из деревушки Насоново Смоленской губернии только ради того, чтобы спастись от голода.


В конце 1950–х жизнь стала налаживаться. Отдельным членам семьи стали давать комнатушки в коммуналках более высокого уровня, как минимум, с сухими полами. Моим матери и бабушке тоже досталась комната в новостройке — невдалеке, тоже в Малом Харитоньевском (тогда он именовался улицей Грибоедова). А вскоре на свет Божий появился я, грешный.


Ни мама, ни бабушка, ни мои тети да старшие двоюродные брат и сестры прежнее московское обиталище добрыми словами не вспоминали. Не обнаружил я ее изображения и в семейных фотоархивах. Теперь, на старости лет я узнал, что семья вынуждена была проживать в доме... Татьяны Лариной.


«Что за чушь!» – заявит кто–то — и вполне справедливо. Девушка, с которой поматросил и бросил мерзавец Евгений Онегин, есть вымышленный литературный персонаж, фантазия. Но Ларина — еще и один из московских мифов. На протяжении сотни лет строение на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков так и называлось: домик Татьяны Лариной. Все потому что в своем романе Александр Пушкин поселил свою героиню:
"В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали..."


В двадцатом веке случился надрыв, в Москву понаехали смерды типа моих предков и в итоге про «домик Татьяны Лариной» уже никто и не помнил. Моя мама утверждала, что обитала семья в конюшне купца Рябушинского. Отчасти это правда, рядом действительно когда–то была усадьба Рябушинских. Знание ряда фактов, в том числе и обладание сведениями о том, что в Огородной слободе (местность у Харитония исторически именуется именно так) прошло детство Александра Пушкина) подарила ощущение «гения места». С той поры я и собираю легенды и мифы родной Огородной слободы.


Кстати, мой недавно умерший старший брат в детстве тоже болел чахоткой. Брата вылечили, но так до конца жизни и остался самым малоценным членом ветхого крестьянского рода, а в довесок ко всем напастям он лишился рассудка. Нехорошим был тот дом. Оно время им владел сказочник Ершов, но быстро продал, почуяв неладное.
Самым ярким впечатлением Саши Пушкина было стояние на высоком крыльце Николы в Мясниках, вместе с народом, крайне волнующимся в ожидании проезда государя–императора. Саша впервые увидел самодержца и его блистательную супругу Елизавету, в которую тут же пылко влюбился. Ай–да сукин сын. В смысле, Пушкин — это он сам себя так обзывал.


Николу в Мясниках сломали, а вкупе — и все храмы Огородной слободы, включая и Харитония–Огуречника, и Трех Святителей в Огородниках (где, кстати, крестили Мишу Лермонтова). Говорят, большевики искали несметные клады Ивана Грозного, про которые веками ходили в народе легенды.


Семья Пушкиных была вынуждена мыкаться по съемным квартирам, только на Большом Харитоньевском они сменили четыре адреса. Взрослый Александр Сергеевич Москвы недолюбливал. Но факт, что до поступления в Царскосельский Лицей будущий поэт в Москве впитывал в себя русский дух, и в Огородной слободе формировалось его мировосприятие...

Друзья, здесь приведено начало моей книжки "Постигая город". Она - о том, как люди воспринимали города при посредстве языка фотографии. Полностью книжку в формате ПДФ Вы можете прочитать или скачать ОТСЮДА

https://yadi.sk/i/n2U12OKG3NxRCc

Книга "Постигая город" в формате ФБ2 для мобильных устройств лежит ЗДЕСЬ

https://yadi.sk/i/cKayLQBy3NxREk

Приятного Вам познания!