Повелители молний

09.04.2018

Здесь - продолжение рассказа о Нижегородской глубинке. В первой части, которую Вы можете посмотреть ЗДЕСЬ, рассказывается о деревне Родинка. Теперь - повествование о деревне Содомово.

...Слух про некоего “сатаниста”, проживающего в Содомове, почти оправдался. За околицей деревни встретился благовидный дедулька с библейской бородой, собирающий цветочки. При взгляде на него я почему-то успокоился и отвлекся от недавнего происшествия.

Инцидент был таков. Чтобы добраться до Содомова, надо было восемь километров пробираться лесом (я жил в другой деревушке, под названием Родинка), потом немного асфальтом и еще пару километров проселком. В дорогу меня снабдила двумя страхами. Во-первых предупредили, чтобы боялся медведей, которых в лесу развелось шибко много. Во-вторых, что в Содомове имеется “сатанист”, у которого на какие-то таинственные мероприятия регулярно собираются «приспешники».

Медвежьих следов в лесу действительно много, но самих косолапых что-то не попадалось. Выйдя из леса, я в очередной раз убедился, что самый страшный зверь - человек. На асфальте на меня сзади неожиданно спикировали черные “Жигули” - да так, что я едва отскочил. Машина развернулась - и снова на меня, но тормознула за метр до намеченной жертвы, то есть, меня. Из нее вывалились два в стельку пьяных парня: “Мужик, нам выпить охота. Деньги давай!” (уж куда им еще – а ведь один из них за рулем...) Я, естественно, не дал и сказал им, что это криминал (меж тем кроме нас троих никого на дороге не было и надеяться оставалось лишь на себя). Они сели в свое черное авто, вроде как уехали, но через пару минут вернулись, снова вывалились и повторили требование. На сей раз я не стал вступать в дискуссии и молча продолжил свой путь.

Они покричали что-то, обложили всеми этажами мата, и снова уехали, сказав, что вернутся - и пристрелят. Остаток пути я проделал с булыжником в руках. Содомово - оно и есть Содомово, думал я, и все время меня сверлила идея повернуть к черту назад.

Так вот, пообщавшись чуть-чуть с библейским старичком, я понял, что вовсе он никакой не сатанист, а просто сектант-дачник. Что-то типа “церкви Христовой”. А также понял, что в самой деревне уже бояться нечего. В общем булыжник я выкинул.

В Содомове я попал на маленький праздник. К сестрам Кудряшовым приехал сын одной из них, Александры Антоновны, Александр, его дочь Татьяна и его внуки Александр и Света. Последние, соответственно, - это правнуки Александры Антоновны и Елены Антоновны. Заехали надолго, на целых два часа. Тут -то я и узнал всю подноготную! Во-первых, про тех двух в черных “Жигулях”: они из соседнего села, Вилежа. Ну, пьют там много, нигде не работают, а поскольку ни властей, ни милиции нет ни в Содомове, ни в Вилеже, немножечко наглеют. В следующий раз мне посоветовали навалять им по самое “небалуйся” - они и отстанут.

Во-вторых, я получил краткое устное переложение содомовской летописи. История Содомова забавна и поучительна. Раньше, еще при Стеньке Разине, жили в здешних краях разбойники, промышлявшие грабежом на Волге и ее притоках. В здешних лесных краях они отсиживались и шумно делили добычу. Самые близкие к Содомову села Гари и Вилеж названы так в честь главарей бандитов, которых звали Гаря и Виля. Говорят, они проложили между селами трубу - и разговаривали по ней, как по телефону. О чем? Наверное, на темы бренности бытия… В самом Содомове, которое лежит аккурат между Гарями и Вилежем, был кабак, куда приходила гулять вся округа.

В процессе рассказа сестры, правда, заспорили: одна из них, Александра (старшая) стала доказывать, что раньше столько не пили. В спор вступил сын, Александр; он стал горячо доказывать, что Разин-то как раз был первейшим пьяницей. Александра была все равно непреклонна:

- Нет, все равно мало было пьянки, дак. Алешка да Дмитрий были пьяницами у нас в Содомове, да и то они пили только по праздникам...

Ныне в Содомове нет ни пьяниц, ни разбойных людей. Потому что все население (включая “сатаниста”) составляет 18 человек, и все из них - старики. Те из мужиков, кто, может, и закладывал за воротник, давно утихомирились. Еще здесь в Содомове, в данный момент проживает старушка (ее здесь зовут Валькой), которая прославилась тем, что... сожгла чуть не половину деревни Родинка. Он тоже дружила с выпивкой, с кем-то там по пьяни поссорилась, подпалила дом, а огонь возьми - и перекинься на другие избы. Она сидела за свое деяние в тюрьме, а, когда ее выпустили, определили ей на жительство Содомово - то ли по случайности, то ли по разумению. Живет она здесь тихо, только когда изредка выпьет - орет песни. А так - ничего, вроде устаканилась. Здесь, в Содомове, и своих пожарищ хватает… как природного так и гуманитарного происхождения.

Жизнь сестер Кудряшовых была простой. Родились здесь, так безвылазно тут и живут. Отец сестер умер молодым и мама, ростила в одиночку четверых детей. Выросли, работали в здешнем колхозе “Общий труд”. Потом Елена устроилась в леспромхоз, а Александра так и осталась колхозницей, свинаркой. Младшая сестра родила, как и мать, четверых детей (двое умерли), старшая - одного. Обустроились, повыходили замуж, переваляли родную избу, а через год... соседский мальчик по недоразумению ее сжег. Тот дом, в котором сестры живут сейчас, был куплен в другой деревне и перевезен сюда. Вообще пожары - какое-то проклятие Содомова. Однажды в деревне сгорели сразу семнадцать домов, но их хозяева никуда не уехали и заново отстраивались.

Была здесь школа, она называлась Содомовской; в ней в свое время учился Александр, но и она тоже сгорела 10 лет назад. Да и вообще горит все - и не только в Содомове, но даже в округе: например, от пожара совсем недавно пострадал колхозный ангар, в котором хранилось сено. Чаще всего причина пожара одна и та же: не злодейство (если кто подумал), а… молния. Кара небесная почему-то в особенности полюбила Содомово, и надо признаться, содомовцы не то, что привыкли к разрядам атмосферного электричества, а точнее завели ритуал. Едва только появляется на горизонте свинцовая туча, здесь зажигают перед иконами лампады и читают молитвы Илье Пророку.

Вне зависимости от силы молитвы то и дело убивает овец и коз, разбивает деревья (в Содомове они все повреждены молниеносными ударами), а то и вредит людей. Однажды молния накрыла целую бригаду колхозников, возвращавшуюся с покоса. Когда люди очнулись после внезапного удара, они обнаружили, что две женщины мертвы. Звали их Настасья и Матрена Вели они не то, что праведный, а скорее строгий образ жизни, и карать их было вовсе не за что. Так что содомовцам долго было невдомек, почему пострадали именно эти двое, а потом пришли к выводу, что там, наверху, виднее. И все-таки людские жертвы - большая редкость, так как люди за века существования Содомоского куста деревень выработали иммунитет в разрядам электричества. К тому же здесь сложилось мнение, согласно которому молния вполне управляема. Главное: ее не надо бояться, а то она будто чувствует страх. И еще: на надо произносить “Разрази тебя гром!”, гром может и вправду разразить. То есть, молнией вполне можно повелевать...

Александр, как человек с высшим образованием, объясняет содомовский феномен не мистикой, а географией и геологией. Содомово находится в самой высокой точке района, на горке, к тому же грунтовая вода имеет желтый цвет, что свидетельствует о наличии в ней железа. Вот, Содомово и работает как большой громоотвод. Но есть одна загадка и для Александра: он на понимает, зачем людям вообще нужно было селиться в таком беспокойном месте. А, может, все-таки сначала молнии вовсе не беспокоили Содомово и феномен явился как некая кара? Возможно, это - карма, которую нынешние содомовцы несут за тайные грешки своих предков-бандитов...

Вообще Александр заметил, что слово “Содом” сейчас мало кто понимает, ведь русские, как заметил классик, ленивы и нелюбопытны. Именно поэтому, прочитав в его паспорте о месте рождения, люди никак на эту информацию не реагируют.

Если говорить о жертвах среди скотины, у Ильи Пророка возникли проблемы: в деревне осталась всего одна корова и вероятность того, чтобы она попала под молниеносный обстрел, крайне низка. Корову держит самый молодой из содомовцев, Виталий Федорович Воронин. Впрочем этот “молодой”, всю жизнь честно проработавший трактористом, уже пенсионер. Молодежи в Содомове делать нечего. Даже в Вилеже - и то не разгуляешься и не разживешься. Там есть только начальная школа, в которой обучается семь детишек. Пока существует в Вилеже фельдшерский пункт, где выписываются льготные лекарства. Но старики с этими рецептами ни разу в райцентр не ездили. Далеко, говорят, не привольно. Тем более знающие люди говорят, что там, в райцентре, в аптеках их все равно не дадут. Скажут: “Нету...” А колхозное стадо сократилось до 22 голов. Благо, что само хозяйство еще не ликвидировано; когда-то это было всего лишь отделение совхоза “Пелеговский”, но там все накрылось медным тазом, а здесь хоть и худо, да держатся. Так что все надо познавать в сравнении.

Александр Кудряшов - ветеринарный врач. Он трудился здесь, в Вилеже, и даже два самых лихих для сельского хозяйства года был директором совхоза. Но, когда почувствовал, что сил бороться за жизнь хозяйства нет, он переехал за 80 километров отсюда, в село Дресвищи. Там цивилизация гораздо ближе. Тем не менее родина тянет. Как молнию... Александр убежден, что нет в мире лучше места, чем его родное Содомово:

- Я проехал весь район, и я знаю, что нигде нет такого открытого, хлебосольного места. Здесь и напоят, и накормят, и вообще. Самые гостеприимные. И дружные мы здесь были, как мушкетеры. Кто нас, содомовских, попробует тронуть, - худо придется. Мы и Вилеж били, и Пелегово били. Девиз у нас был: “Защищать друг друга, никому не сдаваться!” Жаль, разъехались все, некому уж за Содомово постоять...

...Два часа пролетели быстро. Родственникам надо было уезжать. Расцеловались как в последний раз. “Ока” весело рассекала содомовское бездорожье - как сущий джип. Над Содомовым опускалась мгла. Женщины молча подождали, пока уляжется пыль, смахнули по скупой слезе и стали гадать, когда гости сподобятся приехать снова.

И да: про Валентину Билетникову, местного "Герострата", человека, который спалил деревню Родинка, я спросить так и не решился. Даже не знаю, почему.