Знакомьтесь: бесермяне

Бесермянские деревни парадоксальны: сами селения считаются ужасно бедными, а люди, их населяющие - зажиточными. По две-три коровы во дворах - обычное для бесермянской семьи дело. И даже удивительно, почему другие народы, живущие по соседству, к бесермянам относятся... ну, скажем, несколько напряженно. Ведь у бесермян развито гостеприимство - они и шанюжек напекут, и кумышки нагонят - и отличаются эти люди отменной доброжелательностью... Странно.

Юкаменский район Удмуртии - средоточие бесермянской нации. Здесь бесермян живет больше, чем во всей остальной исследованной Вселенной. Всего бесермян на свете около 12 тысяч, но тенденция идет к стремительному сокращению, в особенности - сельского населения. Но это обычное следствие “мудрой” политики партии и правительства по отношению ко всей одноэтажной России: правители и сами подстегивают людей в бегству в города. А бесермянская молодежь, нашедшая себя в каменных джунглях, как-то стесняется говорить о своих корнях. Вот и рассеивается генетический потенциал нации...

Мне посчастливилось побывать в двух бесермянских деревнях. Общее для них следующее: отсутствие хороших дорог, разваленные колхозы (их объединили в некое ООО “Юкаменское”, которое в народе вполне заслуженно прозвали “три нуля”) и... отменная деловитость человеческого матерьяла. Все при работе, и только старики изредка собираются, поют свои удивительные вокальные произведения, танцуют, угощаются национальной едой. Песни - главный козырь бесермян. Это, считай, бесермянский “бренд”. Называются они: “крейзи”. Не путать с английским “крейзи” (хотя что-то общее есть...). Бесермянская “крейзь” - это песня “на злобу дня”. То есть человек сочиняет буквально на ходу. С акынской песней степняка “крейзи” не схожи: восточный акын поет то, что видит, бесермянин поет то, что у него на душе. Почувствуйте разницу! Так сказать, бесермянин в песне отражает пейзаж своего духовного пространства. В бесермянской песне много мыслей о жизни, о смысле, о предназначении. Это народная философия в музыке. Практически – поэзия вагантов.

Земли бесермянские красивые: гористые, заросшие еловыми лесами, изрезанные быстрыми речками и сочащиеся родниками. Но неприютные: и поля, и дороги представляют из себя липкое месиво красной глины. После дождя по бесермянской стране передвигаться практически невозможно. Однако и здесь можно найти относительно райские уголки: это учреждения культуры. В каждом клубе путник обязательно найдет не только отдохновение от дорожных тягот, но и уголок - а то и целый музей бесермянского быта. Подогреваемое кумышкой, чувство глубокого уважения к маленькому но гордому народу будет только укореняться.

Почти Москва

В народе деревню Жувам называют “почти Москва” или того скромнее: “наш Париж”. Почему - никто объяснить не может. Тем не менее, даже в райцентре, когда едут в Жувам, говорят: “ну вот - увидим Париж - и...” Самая распространенная в Жуваме фамилия - Невоструевы. По все видимости фамилия связана не со струящейся Невой, а с новой стройкой. На бесермянский манер так, видимо, переделали “Новостроевых”. Гипотезу подтверждает факт: слово “жувам” с бесермянского переводится приблизительно как “сгорели, блин...” И легенда сохранилась, передающаяся из поколения в поколения. Пошли мужики искать новое место для поселения. Нашли. Нарубили елей, разожгли костер, легли спать. Через три дня родные пошли их искать. И нашли только обгорелые останки. Люди сказали: “Жувам!”. Место, выбранное сгоревшими, приглянулось их родственникам; они продолжили подсеку и остались здесь жить.

Директора Жувамского дома культуры зовут Людмила Невоструева. Здесь же действует фольклорный коллектив “Жин-жин” (на русский не переводится никак - это просто звук косы в работе), бессменный руководитель которого - Ксения Алексеевна Невоструева.

К сожалению за все время пребывания в Жуваме я не встретил ни одного более-менее трезвого мужика. Живет здесь теоретик бесермянской нации Алексей Невоструев (он сын руководителя фольклорного коллектива). Мне его посоветовали как человека, который знает об истинном происхождения бесермян. Меня предупредили, что у Алексея тюремное прошлое и в пьяной ярости он неадекватен (обидно, ведь мама - бывшая учительница...). Однако я решился его искать, ибо никто другой не мог мне раскрыть эту тайну. Алексей был мертвецки пьян. Это меня и спасло, ибо он уже прошел ту степень опьянения, при которой тянет на выразительные и зезобразные “подвиги”. Кое-что я у него, однако, смог вытянуть.

Согласно дедовским преданиям было когда-то Бесермянское ханство. Оно простиралось на Восток от Урала, вплоть до Алтайских гор. Возможно, таинственный уральский Аркаим был именно бесермянской столицей. Когда в Востока начали свой кровавый путь монголы, бесермяне рассеялись по лесам. Часть вернулась в свои жилища, но большая часть переселилась в низовья реки Камы. Но и оттуда бесермян выдавили - видно на давали они кому-то покоя (если проникнуть в исторические учебники – чердынским коми)...

Есть и другие версии, причем довольно экстравагантные: некоторые исследователи считают бесермян потомками булгарских князей, или выходцами из далекого Хорезма. Наиболее либеральные мыслители полагают даже, что предками бесермян является одно из подразделений армии… Александра Македонского, заплутавшее в отрогах Памира! Греки, короче. Гипотезы имеют несомненную романтическую окраску, ни одна не подтверждена достоверными научными данными. Но это значит, что право на существование имеет любая версия происхождения бесермян.

Научными считаются две гипотезы: 1. Бесермяне - в основе своей это тюрки (булгары, татары, какой-то тюркский этнос <бисар>), оказавшиеся среди удмуртов и перешедшие на удмуртский язык. 2. Бесермяне - это группа южных удмуртов, принявшая ислам и испытавшие сильное тюркское воздействие. Очевидно, "бесермян" восходит к "муслиман" и означает людей, исповедующих мусульманство. В эпоху Булгарского государства часть южных удмуртов приняла государственную религию - ислам, получила название "бесерман", и стала осознавать себя как нечто отличное от остальных удмуртов.

Бесермянин отличается от удмурта и внешне, и характером. Бесермянин черноволос, низок ростом. Если женщина ярко оделась, про нее даже в удмуртской деревне говорят: “Бесермен-нать...” Что означает: “как бесермянка”. Любят бесермяне все броское... Нравом бесермянин импульсивен, вспыльчив. Но отходчив, зла не таит. Язык вроде удмуртский, однако бесермянин говорит мягче, мелодичнее. У него речь - как бесконечная “крезь”. И еще: в отличие от задумчивого удмурта бесермянин любит повеселиться. Жаль, не всякий поймет, что бесермянин в данный момент именно весел, а не в душевном надрыве... 

Столица

В отличие от Жувама в деревне Шамордан я не встретил ни одного пьяного. Ну, как можно пить в селении, которое признано столицей бесермян? Несмотря на то, что Шамордан - жуткая глубинка, здесь строится целый центр бесермянской культуры. Хотя стройка ведется уже второй десяток лет, да и кирпич, использованный в зодчестве, явно “секонд хенд” - заимствован из какой-нибудь разваленной фермы, будущее сооружение обещает стать грандиозным. Пока суть да дело, Шеморданский музей вынужден ютиться в помещении начальной школы. Там же до времени разместились библиотека, медпункт и сельсовет.

И второе: родом из Шемордана бесермянский лидер Валериан Сабреков. Он проживает в городе Глазове и оттуда управляет бесермянской культурой. Получается неважно, ибо по стечению обстоятельств из массы бесермян не выделилось ни одного “нового русского” (ну, или «нового бесермянина»…), и ни в одной бесермянской деревне нет крепкого коллективного хозяйства. В общем, нет спонсоров - оттого-то и культура бесермян никак не выйдет на международный уровень.

Встретились с местным фольклорным ансамблем. Он называется “Лампочей”. Никогда бы не догадались, откуда пошло это название! “Лампочей” - перефразированное по-бесермянски название леденцов “Монпансье”... Думается, жители Шамордана немного завидуют “парижской” репутации Жувама и решили внедрить в свою жизнь хоть что-то французское... А название деревни пошло от ее основателей, которых по легенде звали Шахи и Мордан.

Для начала послушали “крейзи” непревзойденного исполнителя этих унылых песнопений Василия Николаевича Борисова. Он простой крестьянин, учился искусству “крейзи” у матери, однако благодаря таланту прославился как лучший бесермянский певец. Для большего чувствования приняли по рюмашке неизменной кумышки. Потом еще. И еще. Стало совсем хорошо, и даже я начал понимать глубинный смысл вокальных опытов маленького, но гордого народа. Меня даже слеза прохватила от этих пронзительных и трагических рулад (не знаю - от крепости ли напитка, или от душевной надорванности удивительного “альтино”), однако после импровизированного концерта Василий Николаевич рассказал, что пел он о хорошей погоде, о легкости в душе и о том что кончились дожди и дорога наконец подсохнет.

В музее мне больше всего понравился “кляп” - специальное оружие бесермян, очень похожее на русский кистень. Как мне рассказали, “кляп” брали в дорогу для вероятной обороны от кишащих в лесах разбойников.

Бесермяне - народ православный. Тем более странно было читать в исторических источниках, что некогда бесермяне культивировали ислам, и на большие праздники приглашали муллу - благословлять будущий урожай. Ко всему прочему в бесермянской культуре довольно сильно влияние язычества. Пантеон бесермянских богов сложен. Есть Корка-Кузё, хозяин дома. Ему обязательно оставляют хлеб на столе. В подполье живет Щушет-Ка, хозяйка подполья. Это страшная богиня, забирающая маленьких детей. Не дай бог, эта Щушет-Ка будет обижена или оскорблена - наступит жестокая кара. В общем, в доме нельзя ругаться, поднимать голос, гневиться... как говорится, бесермянин живет в постоянном страхе божьем. Очень полезная, кстати для семьи вещь, вне зависимости от национальности и вероисповедания... Еще одно божество - Килдысин. Это послед от матери. Поскольку у каждого человека свой послед, Килдысин оказывается как бы ангелом-хранителем. Послед закапывают под стену отчего дома и он сопровождает человека всю его жизнь. Оставил человек Родину - он лишается защиты - и ждать тут беды! Жаль, молодежь не верит в это и уезжает в города... поплатится, поплатится... Главный бог бесермян такой же, как и у удмуртов: Инвар.

Удивительная вещь - бесермянские женские украшения “камали”. Они передаются из поколения в поколение, их возраст легко вычислить по датам на монетах. Обязательная «фенечка» на “камали” - ракушки каури. Откуда они здесь, на севере, неизвестно, однако эти ракушки с берегов Тихого океана есть на каждой “камали”. Монеты я видел и николаевские, и екатерининские (XVIII века!). А одна монета оказалась... древнегреческим таланом! Это ж сколько тысячелетий прошло! Да-а-а-а... загадочный народ - бесермяне...
Удивительная вещь - бесермянские женские украшения “камали”. Они передаются из поколения в поколение, их возраст легко вычислить по датам на монетах. Обязательная «фенечка» на “камали” - ракушки каури. Откуда они здесь, на севере, неизвестно, однако эти ракушки с берегов Тихого океана есть на каждой “камали”. Монеты я видел и николаевские, и екатерининские (XVIII века!). А одна монета оказалась... древнегреческим таланом! Это ж сколько тысячелетий прошло! Да-а-а-а... загадочный народ - бесермяне...

..И, кстати, об этимологии (науке о происхождении слов). Не случайно ведь упоминаемые в русских средневековых летописях “басурмане” есть синоним “захватчик”. В удмуртских деревнях сохранилось предание. Во времена Казанского ханства бесермян нанимали колонизаторы-мурзы, чтобы те собирали с аборигенов дань. Так сказать, “мытарили” эти люди. А потом осели, научились хлеб растить, скотину разводить. Именно поэтому бесемян по сию пору не любят. А во времена советской власти вообще за “второй сорт” считали, отказывались даже документально фиксировать национальность “бесермянин” в паспортах. 
Теперь, когда национальность в паспорте не ставится, в бесермянах проснулось национальное сознание. О восстановлении Бесермянского ханства речи пока нет (тем более что оно мифическое). Однако маленький, но гордый народ уже начал объединяться. А вдруг однажды мир узнает о стране Бесермянии?
..И, кстати, об этимологии (науке о происхождении слов). Не случайно ведь упоминаемые в русских средневековых летописях “басурмане” есть синоним “захватчик”. В удмуртских деревнях сохранилось предание. Во времена Казанского ханства бесермян нанимали колонизаторы-мурзы, чтобы те собирали с аборигенов дань. Так сказать, “мытарили” эти люди. А потом осели, научились хлеб растить, скотину разводить. Именно поэтому бесемян по сию пору не любят. А во времена советской власти вообще за “второй сорт” считали, отказывались даже документально фиксировать национальность “бесермянин” в паспортах. Теперь, когда национальность в паспорте не ставится, в бесермянах проснулось национальное сознание. О восстановлении Бесермянского ханства речи пока нет (тем более что оно мифическое). Однако маленький, но гордый народ уже начал объединяться. А вдруг однажды мир узнает о стране Бесермянии?