О битве при Гастингсе – и завоевании Британии

14 октября 1066 года состоялась Битва при Гастингсе, полностью изменившая историю Туманного Альбиона… Как принято считать – к лучшему… Впрочем – по порядку.

...В начале XI века на остров явились очередные завоеватели – грозные на тот момент датчане. Спасаясь от викингов, жена короля Этельреда II – Эмма Нормандская – бежит с детьми к отцу. (Само собой – в Нормандию, герцогом которой он был; эта северо-западная часть нынешней Франции веком назад была передана норманнам – то есть, в сущности, тем же викингам; так и получила своё название).

…После целого ряда перипетий в Англии воцарится датский король Кнуд Великий (заметим – судя по всему, англосаксы не слишком сопротивлялись – а бо́льшая часть знати и вовсе воспримет датскую династию, как вполне законную). Тем не менее, Кнуд решит закрепить свою легитимность – и позовёт замуж Эмму Нормандскую… та согласится.

…Спустя ещё два десятилетия король умрёт – и престол займёт его сын, Гарольд. (Правда, он считался не вполне законным, поскольку первый брак короля с Эльфгифу Нортгемптонской не был оформлен надлежащим образом. В то же время, имелся и правильный наследник – сын от Эммы, Хардекнуд – но он в то время заведовал Данией).

…Возможно, кто-нибудь сочтёт, что в этой истории многовато персонажей – но как раз сейчас пришло время ввести ещё парочку! …Как вы помните, в своё время Эмма сбегала в Нормандию с сыновьями… сама-то она вернётся и снова станет королевой – а вот Альфреда и Эдуарда оставит. За это время братья успеют изрядно подрасти… (Если не сказать больше – поскольку обоим было уже за тридцать!)  Старший, Эдуард, отличался сравнительно мирным нравом и набожностью (отчего и будет впоследствии прозван Исповедником) – а вот Альфред решит попытать счастья в родных краях. (О которых, впрочем, вряд ли мог иметь представление, поскольку покинул их, практически, младенцем).

…Затея кончится печально… чуть ли не на берегу его схватят и ослепят – да так некачественно, что потенциальный кандидат на престол умрёт… Событие приобрело, что называется, «большой резонанс» (и, в сущности, станет взывающей к искуплению жертвой – поскольку невинно убиенный был родственником нормандского герцога и единоутробным братом законного наследника, Хардекнуда). Датский король выступает в поход – и тут узурпатор Гарольд очень своевременно отправляется к праотцам. (Обилие действующих лиц в нашем рассказе отчасти искупается их частым выбыванием – причём о причинах источники не всегда распространяются).

…Хардекнуд становится королём – и сначала приглашает брата-Эдуарда вернуться, потом назначает наследником, и вскоре (ну, Вы догадались!) – помирает... Престол достаётся Исповеднику – отродясь не мечтавшему о такой доле, и проведшему почти тридцать лет в Нормандии. (Любопытно, что чуть ли не первым его решением будет арестовать матушку, и отнять у неё земли – ранее Эмма сбежала в Данию от притеснителя-Гарольда, но затем вернулась с сыном-Хардекнудом).

…Не вдаваясь в двадцатилетнее правление Эдуарда Исповедника, сообщим – в конце концов, он тоже умрёт в 1066 году – и знать, за неимением законного наследника, избирает королём Гарольда Годвинсона – сына важнейшего олигарха тех лет, Годвина, – собственно, в последние годы он и так заправлял всеми делами – Эдуард больше тяготел к духовной жизни…

…Именно этому Гарольду II и суждено будет стать последним англосаксонским королём – поскольку претензии на трон заявит  нормандский герцог Вильгельм I (известный нам, как Завоеватель). Во-первых, он приходился почившему Исповеднику двоюродным племянником. Во-вторых, вроде бы, его-то покойный и прочил в наследники. В-третьих – задолго до событий сам Гарольд, будучи на континенте, якобы, признал права Вильгельма… (Два последних обстоятельства вызывают сомнения – но именно они-то и будут положены в основу претензий – которые все, включая папу римского, признают справедливыми).

…Впрочем, найдётся и ещё один претендент – норвежский король Харальд Суровый… причём, он успеет высадиться на остров первым!.. (Возможно, это была тактическая хитрость нормандца – с норвежским-то участником тендера Гарольд справится… Тут подоспел и Вильгельм!..)

…Встреча противников состоялась у Гастингса (сейчас – приморский курорт). Гарольд со своим войском расположился на возвышении;  нормандцы сосредоточились внизу. Численность армий специалисты оценивают как примерно одинаковую – тысяч по семь-восемь; однако у англосаксов не было ни кавалерии, ни лучников. (По каким-то причинам, они вообще пренебрегали этими родами войск). Вдобавок, армия Гарольда прибыла прямо с поля боя, где сложил свою голову норвежский кандидат – так что состояние её было, мягко говоря, не очень…

…Однако – это обстоятельство не слишком поможет нормандцам! …За давностью лет достоверных описаний сражения не сохранилось (точнее – их слишком много) – потому не будем углубляться в детали. (Тем более, что битва, как говорят, длилась десять часов). Отметим главные моменты. Во-первых – главной силой (и командующими) с обеих сторон были викинги и их потомки. Во-вторых – атаковать снизу вверх действительно неудобно (например, стрелы теряют убойную силу – а люди и лошади банально устают). Потому в какой-то момент нормандцы утратят запал и покажут  тыл… ободренные англосаксы ринутся добивать захватчиков – но Вильгельм сможет остановить и развернуть своё воинство!.. (А может – он ввёл какой-нибудь «засадный полк»?..)

…Специалисты спорят – не было ли отступление заранее задуманной хитростью? – тем более, что, по некоторым сведениям, этот трюк повторялся в течение боя несколько раз… Так или иначе, ситуация всё равно оставалась неясной – пока не пал король Гарольд. (То ли – поражённый стрелой в глаз; то ли – зарубленный нормандскими рыцарями; то ли – сначала одно, а потом другое). В любом случае – потеряв короля, войско, в основном, разбежится – а страна не окажет захватчикам почти никакого сопротивления…

P.S. …Спустя два с небольшим месяца Вильгельма Завоевателя коронуют в Вестминстерском аббатстве (основанное Эдуардом Исповедником, тогда оно выглядело гораздо скромнее). Принято считать, что его двадцатилетнее правление станет для Англии исключительно успешным… правда, английский язык на ближайшие триста лет превратится в наречие простолюдинов – приличные люди предпочитали говорить по-французски... Впрочем, это – совсем другая история.