О битве при Краване

31.07.2018

31 июля 1423 года произошла битва при Краване – одно из важных событий Столетней войны, едва окончательно не лишившее дофина Карла шансов на французский трон. (И уж, во всяком случае, на время вогнавшее его в сильнейшее уныние. …Что касается упомянутой войны, то она продолжалась уже лет девяноста – а конец ей настанет ещё через три десятилетия…) Но – по порядку.

…Ситуация сложилась следующая – за три года до описываемых событий английский Генрих V вынудит бедолагу Карла VI Безумного подписать пресловутый договор в Труа. (Вообще-то, решающую роль сыграли бургундский герцог Филипп и супруга Карла, Изабелла Баварская – но этак мы не доберёмся до заявленного сражения). Итак – дофин остался без прав на трон, а коронам Англии и Франции,  фактически, предстояло объединиться – но спустя два года (и с разницей в два месяца) оба подписанта неожиданно отходят в мир иной… Десятимесячного наследника, Генриха VI, короновать можно было только через девять лет – и на вахту заступает его дядюшка, Джон Ланкастер, герцог Бедфорд…

…Воспрявший духом дофин спешит объявить себя королём Карлом VII!.. Англичане со своими континентальными союзниками могли сколько угодно обзывать его «буржским корольком» – однако, на сторону Карла, действительно, встали немало провинций и городов…

…Одним из них и окажется на тот момент Краван – город, известный ещё с античных времён. Местоположение делало его стратегически важным – находясь у слияния Йонны и Кюры, Краван имел собственный порт – вдобавок, через него проходила дорога  на Париж. (До самой столицы было менее двухсот километров). Таким образом, город представлял ценность для обеих сторон – но первыми преуспеют «дофинисты». (Термин не слишком изящный, однако, назвать их просто «французами» затруднительно… По крайней мере – в современном понимании, поскольку в той войне одни будущие граждане Франции с успехом резали других (действуя на стороне англичан) – а, например, шотландцы, бились на стороне дофина). Пожалуй, его сторонников можно ещё именовать арманьяками…)

…а Краван в то время принадлежал враждебной партии бургиньонов (история их противостояния – отдельная песня; со Столетней переплеталась самая настоящая гражданская война).  Что ж… некий савоец Гийом де ла Бом, наскучив бургундской службой, перебегает к дофину – и убеждает того взять город. (Якобы, у него внутри имеются «надёжные люди»). С полученным отрядом этот самый бастард («титул» вполне официальный!) врывается в действительно заботливо кем-то открытые ворота с криком: «Да здравствует король! Город взят!»

…Однако, бургундцы немедленно собирают армию – и возвращают свой драгоценный Краван!.. (У них-то внутри тоже оставалось немало «своих людей» – на сей раз для наступающих заботливо опустят мост). Одним словом, звучит: «Богородица, Бургундия!» – а сторонники самопровозглашённого короля частью побиты, частью бегут...

...Почти одновременно с этими событиями на континент из-за Ла-Манша прибывает с войском коннетабль Джон Стюарт, граф Бьюкен; горячий шотландец тут же предлагает ценный город отбить – дофин снова  соглашается, и отправляет на помощь маршала Франции Амори де Северака. (Кое-как унёсший ноги бастард де ла Бом вносит свою лепту – мол, у защитников города нет припасов…)

…И он снова окажется прав – по ходу осады (а она продлится около пяти недель) гарнизон съест лошадей – и переключится на крыс. Однако за это время вдовствующая герцогиня Бургундская преуспеет собрать войско из своих соотечественников (а также савойцев) – подтянутся и англичане во главе с Томасом Монтегю, графом Солсбери.

…30 июля две армии окажутся в поле зрения друг друга (наверно, точнее – враг врага?)… то есть – по разные берега Йонны. Сведения о численности противников разнятся – так что сойдёмся на том, что «дофинистов» (французов, ломбардцев, арагонцев, шотландцев и испанцев) набралось больше десяти тысяч – а бургундцев с англичанами – меньше четырёх. (Во всяком случае, хронисты дружно указывают на тройное преимущество осаждающих).

…Утром 31-го войска строятся в боевой порядок – и битых три часа продолжают играть в гляделки, оставаясь на разных берегах. Первым не выдержит Солсбери – возгласив: «Святой Георгий!», – граф бросается в воду; остальные – за ним. (Вообще-то имелся мост – но его стойко удерживали шотландцы). Невзирая на тучи стрел, англичане переправляются. (Сами они отвечали с берега огнём из кулеврин). Какое-то время рубка идёт на равных – но, в конце концов, комендант, сеньор де Шаттлю, распоряжается открыть ворота – и ударяет войску дофина в спину!.. (Есть мнение, что значимость этой атаки преувеличена – мол, гарнизон к тому времени на ногах не держался с голодухи). Так или иначе – осаждающие обращаются в бегство; потери огромны (особенно среди шотландцев – а сам Бьюкен теряет глаз и сдаётся).

P.S. …Последствия этой битвы для Карла были ужасны: мало того, что он в одночасье лишился одной из армий – теперь признающие его территории окажутся разрезаны и изолированы друг от друга. Однако, англичане, по разным причинам, не поспешат развить свой успех… Между тем, до явления Жанны д'Арк оставалось менее пяти лет… Впрочем, это – совсем другая история.