В этот день… 28 марта – 1

О митрополите Арсении

Согласно источникам, в этот день 1763 года по личному указанию Екатерины II в Москву для разбирательства был отправлен митрополит Ростовский и Ярославский Арсений (в миру – Александр Мацеевич; или – Мациевич); здесь его разжалуют, сошлют – и забудут на долгие годы… но в 2000-м опальный священнослужитель будет прославлен в лике святых как священномученик… Впрочем – по порядку.

…Предки будущего митрополита происходили из польской шляхты – однако, уже его отец служил православным священником во Владимире-Волынском. Потому Александр заканчивает, одно за другим, несколько солидных учебных заведений (включая Львовскую школу риторики и Киевскую духовную академию) – после чего сначала принимает постриг под именем Арсения, а затем посвящается в иеромонахи.

…Его дальнейшая биография изобилует крутыми поворотами – причём,  источники излагают эту историю в несколько разнящихся версиях…    Отметим несколько моментов – вскоре после принятия сана, Арсений служит инквизитором в Московской епархии. (Инквизиция в России возникнет,  было, после образования Священного Синода – но, упразднённая уже Екатериной I, развития не получит). Историографы упирают на её фискальную функцию – однако, есть сведения, что «при исполнении» Арсений успел запытать до смерти 85-летнего игумена ярославского Трифона – после чего последует  распоряжение «…чтобы впредь духовных особ пытали бережно». Возможно, с этим инцидентом связано скорое отбытие иеромонаха на Севера – за несколько лет он побывает проповедником в Тобольске, Холмогорах, Соловецком монастыре – и, в конечном счёте, даже окажется в составе Великой Северной экспедиции Беринга...

…увы – на неудачливых судах Муравьёва и Павлова… после двух лет безуспешных попыток найти проход к Оби, лейтенанты будут отозваны и разжалованы – Арсений тоже попадёт под раздачу… Однако, в действиях священнослужителя (к тому же, заболевшего цингой) ничего предосудительного не найдут – и спустя некоторое время, уже при регентше Анне Леопольдовне, он, в сане митрополита, будет рукоположен в епископы Сибирские и Тобольские. (Как говорят, в основном, такой милости способствовал конфликт священнослужителя с предшествующей властью, а именно – герцогом Бироном).

…Тем временем, власть снова переменилась – и теперь упорный Арсений уже отказывается присягнуть императрице Елизавете Петровне!.. (В тексте присяги под Крайним судией понимался монарх – митрополит настаивал, что таковым может быть только Христос). Надо сказать, никаких санкций не последует… более того – Арсения вводят в состав священного Синода и направляют в Ростов. (По мнению иных, здесь он несколько перестарается, закрыв латинскую академию, и гоняя ректора Ярославской семинарии за «жидовство и кальвинизм»).

…Между тем, императоры продолжат меняться – и вот уже Екатерина II претворяет в жизнь затею своего свергнутого мужа по отъёму церковных земель. (Как мы замечали – при общепризнанной бездарности Петра III, кое-какие его замыслы узурпаторша-жёнушка с успехом доведёт до завершения – и запишет себе в актив).

Арсений – единственный из иерархов! – встаёт против секуляризма  царицы… он не только шлёт протесты в Синод, но и вводит в обиход «анафему обидчикам церквей и монастырей». Реакция Екатерины окажется  предсказуемой – именно Синоду императрица поручает разобраться с «лицемером, пронырливым и властолюбивым бешеным вралем» – о как!.. Архиерея под охраной везут в Москву…

…К тому времени Арсению было под семьдесят – и он отнюдь не собирался «признавать ошибки» и молить о прощении!.. Более того – во время разоблачения (бывшие коллеги в прямом смысле слова сдерут с Арсения клобук, омофор – и отнимут архиерейский посох)… так вот – во время этой процедуры он предскажет своим гонителям всевозможные неприятности… на удивление, всё сбудется – один из них умрёт «от распухшего языка»; другого зарубят во время московского чумного бунта; третий странно скончается по пути в свою епархию… Наговорит разжалованный и много других страшных вещей – как говорят, присутствовавшая императрица сначала зажала уши – а потом Арсению «закляпили рот».

P.S. …Синод осудит бывшего митрополита на смерть – но матушка-Екатерина «по великодушию и милосердию своему природному» распорядится просто лишить его сана – и сослать. Арсений сменит два монастыря – не переставая гневно высказываться в адрес «неприродной царицы». В конечном счёте, терпение императрицы лопнет – бывшего митрополита расстригут, и запрут в Ревельскую крепость под именем «некоего мужика Андрея Враля». Здесь он и скончается пять лет спустя – успев выцарапать на стене надпись: «Благо мне, яко смирил мя еси».

P.S.S. …По утверждению источников, самым разным людям, посещавшим опального расстригу, он неожиданно являлся в полном блеске архиерейского облачения… Даже присланный соборовать умирающего местный попик поначалу выскочит из кельи в растерянности… Впрочем, это – совсем другая история.