Увидеть Париж — и запаниковать

Фото: Wikimedia Commons
Фото: Wikimedia Commons

Синдромы бывают разные: Аспергера, стокгольмский, абстинентный… У японских туристов, что массово посещают столицу прекрасной Франции — до шести миллионов в год! — наблюдается ещё один, особенно характерный как раз для Страны восходящего солнца: парижский.

Проявляется этот синдром более чем объективно: тревожным состоянием, галлюцинациями, нарушениями сна, общей физической слабостью. Причина его, впрочем, сугубо психологическая: острый культурный шок, спровоцированный разрывом между ожиданиями и реальностью.

Наверняка нечто подобное испытывают и другие попадающие в Париж иностранцы. Но японцы — в особенности японки — подвержены этому синдрому в предельной степени. Так, по крайней мере, утверждают обследующие их психиатры, которые фиксируют те или иные психологические проблемы почти у 60% японских гостей французской столицы.

Ежегодно в посольство Японии обращаются до двух десятков туристов, которые изнывают от парижского синдрома до такой степени, что их приходится немедленно отправлять на родину в сопровождении сиделки или даже врача.

Город огней, любви, моды и гламура — вот что такое Париж для расположенной от него почти за полмира Японии. Роскошные магазины французских брендов не менее популярны в Токио, чем многочисленные французские же пекарни. С точки зрения японцев высочайший класс местного кондитера подчёркивает один только факт его стажировки в Париже.

Романтические мощёные улочки, на которых непрерывно разворачиваются сценки из «Амели» и прочих романтических фильмов, — вот как выглядит Париж в представлении японского туриста (и особенно туристки). В жёсткий клинч с воображаемыми картинами вступают проявления грубой реальности: замусоренные окурками тротуары, не самый дружелюбный в мире сервис, откровенно пренебрежительное отношение к английскому языку (единственному иностранному, с которым хоть в какой-то мере знаком типичный японец), прихотливый в плане обязательности и комфорта общественный транспорт.

Бороться с парижским синдромом в зародыше вряд ли есть смысл: человеку остро нужна вера в сказку, в находящийся где-то в пределах досягаемости рай, в который однажды всё-таки — ну хоть когда-нибудь! — удастся попасть. Сама ведь Япония, кстати, и выступает подобным же раем для множества поклонников её культуры по всему миру, — и те тоже при столкновении с реальным воплощением своей мечты, бывает, разочаровываются.

Так что японскому посольству в Париже остаётся лишь поддерживать круглосуточную горячую линию для своих граждан, ставших жертвой досадного культурного шока. Хироаки Ота, живущий в столице Франции японский профессор-психиатр, рекомендует соотечественникам единственное подлинно верное средство уберечь свои иллюзии: оставаться дома и восторгаться сочинённой для себя дивной сказкой, даже не делая попытки проверить её достоверность на практике.

А тем временем в китайской прессе всё чаще появляются сообщения о распространении парижского синдрома среди туристов — уже из КНР… Поразительно, как долго способны сохранять жизнеспособность культурные клише, созданные вдохновенным порывом, целой прекрасной эпохой, формировавшей их безо всякой оглядки даже на тогдашнее реальное положение дел.