Запретный плод: мыло

18.01.2018

Фото: ruffcommander с www.reddit.com
Фото: ruffcommander с www.reddit.com

Англоязычный YouTube охвачен очередным поветрием. Скудоумные видеоблогеры в погоне за просмотрами и лайками принимают участие в «Tide Pod Challenge»: раскусывают перед камерой мягкие (с растворимой оболочкой) капсулы с моющим средством известной марки. Никогда ещё ироническая фраза «мойте мóзги порошком-м-м!» из популярного у в России в конце 1990-х онлайнового мультика не была так близка к реальности.

В связи с этим многие в соцсетях стали обращать внимание на то, что бутыли и коробки под маркой Tide во многих магазинах США и Европы выставлены в закрытых витринах, будто сигары или дорогой алкоголь. Однако прямой связи с «испытанием капсулами» тут нет. Популярное моющее средство начали запирать ещё несколько лет назад от магазинных воришек — поскольку те вовсю используют его на улицах в качестве жидкой валюты, выменивая за него в том числе и наркотики.

Обширное расследование под названием Suds for Drugs («Мыло для дури»), которое пять лет назад провёл почтенный журнал New York, отразило охватившую тогда Америку эпидемию краж популярного моющего средства из магазинов по всей стране. Особенно страдали сетевые торговые точки: больших бутылей Tide на четыре с лишним литра (150 унций), выставленных на полки по цене $19,99 без учёта скидок, отдельные магазины в не самых благополучных районах недосчитывались на сумму в десять-пятнадцать тысяч долларов ежемесячно.

Когда полиция взялась за дело, стало понятно, что моющее средство стало на некоторых улицах настоящим «жидким золотом». За бутыль Tide у скупщиков краденого без труда можно было получить пять долларов, а у драг-дилеров — эквивалентную по цене $10 порцию дури. При этом полученные от непосредственных воришек бутыли скупщики продавали в магазины же, только в более скромные, несетевые, не слишком разборчивые в связях с поставщиками, — а также в местные мелкие парикмахерские и салоны красоты.

Но почему именно Tide? Ведь у той же компании Procter & Gamble предостаточно моющих средств под другими марками, да и конкурентов в этом сегменте рынка хватает. Всё дело, пришли к выводу журналисты New York, в особом статусе этого конкретного бренда. Именно Tide в 1946 г. стал первым моющим средством с поверхностно-активными веществами (ПАВ) в составе. ПАВ позволяют не просто удалить грязь с определённого участка ткани, но связывать её частички так, чтобы они не осели на отстирываемую одежду вновь.

Результат этой вроде бы локальной победы химии над косной материей привёл к последствиям, масштабы которых непросто было предвидеть. Прежде ношеная одежда разительно отличалась от новенькой, с иголочки, ни разу хорошенько не испачканной и не отстиранной. Как раз потому, что отстирать её толком от въедливой грязи было делом чрезвычайно трудным.

Слуги в богатых домах щеголяли платьем с хозяйского плеча не потому, что их наниматели склонны были попусту швыряться деньгами — а потому, что после нескольких по-настоящему интенсивных стирок с применением ребристых досок и колотушек ткань безвозвратно теряла свой прежний вид. Нарушалась структура истрёпанных механическим воздействием волокон, так что и без того не слишком стойкие натуральные красители ещё хуже удерживались на них.

В середине XX века включение ПАВ в моющие средства чрезвычайно удачно совпало по времени с широким распространением стойких искусственных красителей для тканей. Одежду стало возможно тщательно отстирывать без приложения чрезмерных механических усилий, и выглядела она после стирки ничуть не хуже, чем в магазинной витрине. ПАВ, правда, отличались не слишком приятным запахом, но первые производители стиральных порошков придумали маскировать его заведомо привлекательными для человеческого носа отдушками.

Изначальный Tide отличался условным цитрусовым ароматом, но со временем его композиция стала включать также цветочные и фруктовые ноты. Моющие средства под этой маркой никогда не были дешёвыми: синтез ПАВ на первых порах обходился довольно дорого. Зато результат — и на вид, и на запах, что для той поры было особенно непривычно — получался поистине поразительным.

И в дальнейшем, когда та же компания-производитель стала выводить на рынок другие марки порошков и моющих жидкостей, она осознанно позиционировала их как более дешёвые — с тем, чтобы сохранить для своего пионерского в этом сегменте продукта ореол исключительности. О конкурентах Procter & Gamble и говорить нечего: они тем более стремились предложить покупателям «то же самое, но дешевле».

В результате для Америки, а затем и для Западной Европы именно товары под маркой Tide заняли удивительную с нашей, российской, точки зрения нишу — стиральных порошков и прочих моющих средств для потребителей с высокими доходами. Для солидных, что называется, господ (точнее, для их жён-домохозяек). Именно поэтому, кстати, домохозяйки из неблагополучных районов с такой охотой приобретают дешёвый товар под этой маркой у скупщика краденого вместо «чистого» конкурирующего продукта, придавая импульс всё новым и новым его кражам из магазинов и со складов.

Да и для самих воришек похитить ящик относительно недорогого моющего средства — операция часто более выгодная, чем обчистить витрину ювелирного магазина. Золото ещё поди продай, даже на лом, а ликвидность популярного порошка чрезвычайно велика. Вдобавок, сумма похищенного оказывается не настолько высокой, чтобы в случае поимки грозить виновнику кражи сколько-нибудь серьёзным наказанием.

Возвращаясь к безответственному «Tide Pod Challenge», стоит сказать, что проглоченное содержимое капсулы с моющим средством действительно может привести к летальному исходу. По статистике американской Комиссии по безопасности потребительских продуктов (аналога нашего Роспотребнадзора), за последние годы от отравления именно такими капсулами в США погибли десять человек — восемь взрослых, предположительно страдавших различными психическими расстройствами, и два ребёнка. Будем надеяться, что хотя бы у большинства нынешних видеоблогеров хватит ума выплёвывать, а не глотать.