История из жизни. Битва поколений

У меня есть дочка Варя, сейчас ей пятнадцать лет. И есть у меня мама, она же бабушка Вари, — Ирина Петровна. С мамой у меня всегда были ссоры на пустом, как считала я сама, месте. Мама придавала огромное значение тому, что скажут люди, как они о нас подумают, и поэтому с малых лет дрессировала меня на соблюдение правил этикета и норм поведения в обществе. За малейшее отступление от правил — например, не сказала «спасибо» после приема пищи, полагалось какое-нибудь наказание. Могли и без сладкого оставить. Мама работала учительницей в школе, и, сколько я помню, ее ученики были самыми тихими и безынициативными в школе. Конечно, мама имела и много хороших качеств — порядочность, трудолюбие, верность долгу и так далее, но натура ее довольно холодна.

А я пошла в папу, веселого и открытого человека. Он не смог долго выносить мамин характер, и они развелись, еще, когда я была маленькой. И свое отношение к отцу мать отчасти перенесла на меня — всегда, при любом удобном случае говорила, что я такая же разгильдяйка и распустеха, как и мой папочка. Понятно, что теплых отношений у нас никогда не было.

Время шло, я выросла и обзавелась своей семьей. У нас с мужем родилась дочка, которую мы назвали Варварой. Поскольку мать все-таки привила мне неистребимое уважение к старшим, я считала своим долгом навещать ее каждую неделю, а она в свою очередь навещала иногда меня, чтобы посидеть с внучкой. Но это диктовал ей долг, а вовсе не любовь к детям, потому что каждое сидение бабушки с Варей оборачивалось для меня нервотрепкой. Дескать, девочка плохо воспитана, ведет себя не так, ест не так и воспитываю я ее тоже не так.

Со временем, когда Варе исполнилось уже семь лет, и она пошла в школу, между ней и бабушкой стали происходить крупные ссоры. Бабушка все время пыталась сделать из моей живой и веселой дочки забитого и тихого ребенка (в которого когда-то успешно превратила меня), но у Вари характер был железобетонный, под стать самой бабушке. Что называется, нашла коса на камень...

— Мама, я не хочу идти к бабушке в гости, — начинала ныть моя дочка еще вечером в субботу, потому что по воскресеньям мы обычно навещали мою маму.

— Послушай, ну это же твоя бабушка! Ей так одиноко, ведь, как она вышла на пенсию, к ней никто почти не ходит.

— Ага, потому никто и не ходит, что она всех разогнала! Всё ей не так, послушать ее — так я просто какое-то исчадие ада, а не обычная девочка.

— Ничего удивительного. Бабушка очень редко кого-то хвалит. Меня она почти никогда не хвалила, только за что-то выдающееся — ну, когда я поступила на бесплатное отделение и получила три пятерки подряд на экзаменах.

— Тебе, наверное, было обидно?

— Да я привыкла, Варя.

— А я не хочу привыкать! Мам, давай я останусь с папой дома, он тоже не хочет к бабушке идти.

Но я знала, что, если я оставлю дочку дома, бабушка выест мне мозг своими жалобами на то, что ее все забыли и даже родственникам на нее наплевать. Такое уже было неоднократно. Под конец я решалась на непедагогичное поведение и говорила:

— Варюш, если ты пойдешь со мной и будешь вежливо разговаривать с бабушкой, я куплю тебе новые кроссовки.

У дочери, загорались глаза, и она соглашалась.

Через несколько лет наша бабушка почти полностью переехала на дачу и жила там круглый год. Раз в месяц мы навещали ее, пололи грядки, таскали воду и возвращались полностью вымотанными, как будто пахали на плантации.

Мне было жаль свою маму — характер у нее всегда был не сахар, и даже на пенсии она не смогла найти себе подружек-старушек, которые скрасили бы ей жизнь. Впрочем, с годами она немного помягчела, но моя дочь по-прежнему вызывала у нее раздражение.

Особенно раздражала Ирину Петровну самостоятельность Вари, ее мальчишеские повадки и отсутствие «женственности и мягкости» в характере. Ее любовь к футболу и айкидо, стремительность, решительность, смелость — все те качества, которыми я восхищалась, сама такими не обладая... все это вызывало бурные взрывы маминого темперамента. Пару раз Варя не сдержалась и ответила на бабушкины обвинения грубо и прямо, как ответила бы своим сверстникам. После этого они не общались несколько месяцев.

Но однажды на меня в выходные свалилась срочная работа, и пришлось послать Варю к бабушке одну. Другого выхода не было, муж был в командировке, а мама очень просила, чтобы мы привезли ей продуктов. Я навьючила на Варю рюкзак с продуктами, дала ей кучу инструкций и отпустила в путь.

Дочка вернулась только под вечер и рассказала мне, что, когда она приехала, Ирина Петровна лежала в полуобморочном состоянии. Моя мама — диабетик, и, похоже, уровень сахара в тот момент катастрофически упал. Однако моя дочь не растерялась — она сделала бабушке укол инсулина (Варя очень любит животных и всегда сама делала уколы нашему коту, когда тот болел), подождала, пока ей станет лучше, а потом побежала к соседям и по их телефону вызвала скорую помощь. Через полчаса врач приехал, похвалил Варю за своевременный укол и увез мою маму в больницу.

Варя после этого обесточила электричество в доме, проверила, закрыты ли все окна, закрыла дверь на ключ и ушла. В общем, показала себя на отлично. Ведь если бы не помощь Варьки, возможно, моей мамы уже не было бы в живых...

С тех пор мама помягчела по отношению к внучке и больше не ругает ее — понимает, наверное, что зря так вела себя раньше. Она делится с Варькой какими-то секретами, приглашает ее на дачу и вообще открылась ей совсем c другой стороны. Я этому только рада — со мной не сложилось, так, может, хотя бы с внучкой моя мама научится любить и быть любимой...

Комментарий психолога

В основе конфликта старшего и младшего поколения (впрочем, как в основе любого другого конфликта) лежит разница мировоззрения. Часто эта разница оказывается настолько огромной, что сторонам трудно понять друг друга, и это рождает неприятие и агрессию. Однако ухудшает ситуацию и банальное неумение общаться, нежелание слышать другого человека.

Представители старшего поколения нередко имеют ригидное (то есть негибкое) мышление и грешат отсутствием такта, молодежь же в ответ «режет правду-матку» и избегает общения.

Что тут можно посоветовать? Только воспитывать культуру общения в семье, понимание преемственности поколений... Любой человек способен на компромисс, главное — нащупать что-то, что успешно объединило бы все поколения семьи и примирило бы их. Успешно преодоленная вместе сложная ситуация вполне способна улучшить отношения и по-новому посмотреть друг на друга.

Если вам понравилась история, ставьте лайк и подписывайтесь на канал, чтобы быть в курсе новинок.