История из жизни. Любовь и предательство

Вот и прошел очередной Новый год, отгремели праздничные салюты, закончились салаты и осыпались елки. А я, как и последние пять лет, опять встретила его в такси. И теперь, улыбаясь, глядя в окошко, за которым дворники сгребали снег вперемешку с серпантином и конфетти, вспоминала, как все начиналось.

— А платье ты себе купила? — с горящими от любопытства глазами выспрашивала меня подруга Неля на лекции.

Ее горячий шепот щекотал мне ухо, я поморщилась и слегка отодвинулась, тем более что строгий преподаватель уже не в первый раз бросал на нас недовольные взгляды. После лекции Нелька вцепилась в меня, будто клещами:

— Ну, расскажи, Лиза! Куда вы поедете с Эдиком, что будете делать? Может, я с вами? А то негде Новый год встречать...

— Это тебе-то негде? — усмехнулась я. — Не придумывай, сама слышала, как тебя звали в несколько компаний.

— Не хочу с ними, хочу с лучшей подружкой и ее парнем, — капризно протянула хитрая Нелька.

— Хочешь быть третьей лишней? — засмеялась я. — Не выйдет.

— Тогда показывай платье!

— Какое платье?

— Которое ты купила на Новый год! Или ты хочешь сказать, что никакой обновки нет?

Конечно, я позаботилась о сногсшибательном наряде — ведь была уверена, что Эдик, с которым мы встречались уже полгода, именно в новогоднюю ночь сделает мне предложение. И, конечно, его пришлось показать настырной липучке Нельке. Она пришла в восторг, особенно, когда увидела еще блестящие туфли на тоненькой шпильке и сережки с крошечными жемчужинками.

— Принцесса! — вынесла она вердикт, восхищенно качая головой. — Эдька будет последним идиотом, если не упадет к твоим ногам.

Я засмеялась. Конечно, так и произойдет, и наступающий год станет для меня самым счастливым.

Мы с Эдиком собирались праздновать вдвоем — он пригласил меня к себе. В предвкушении романтического свидания я оделась, старательно навела красоту, набросила на плечи шубку и вызвала такси. Бросив в зеркало последний взгляд, осталась довольна: выглядела я, действительно, как картинка из гламурного журнала, а самое главное — глаза сияли от счастья, и это наверняка было заметно всем вокруг.

Даже таксист, покосившись на меня, усмехнулся и проговорил, заводя мотор:

— Сразу видно, что вам предстоит веселый праздник. К друзьям?

— К жениху! — радостно ответила я ему.

Мы уже проехали почти половину дороги, то и дело, застревая в пробках, когда заиграл мой телефон. На дисплее высветилась фотография Эдика, я нажала кнопку и проворковала:

— Да, любимый! Уже еду...

В ответ я ждала нежных слов, но Эдик, немного помолчав, откашлялся и каким-то скованным голосом произнес:

— Лиза, нам надо расстаться. У меня уже второй месяц другая девушка, я ее люблю, но все не мог решиться сказать тебе об этом. Прости меня, я виноват. Давай начнем Новый год с чистого листа, не хочу больше обманывать...

— Ты шутишь — выговорила я непослушными губами.

— Нет, я говорю серьезно. И моя девушка сейчас у меня, так что тебе лучше не приезжать. Прости, что все так получилось. Желаю тебе счастья в Новом году...

Телефон умолк, а я все сидела, прижав его к уху, и не слышала ни сигналов, медленно двигающихся в пробке машин, ни музыки, звучащей в салоне такси, ни других звуков. Очнулась, когда таксист дотронулся до моей руки и встревожено спросил, наклонившись поближе:

— С вами все в порядке, девушка?

— Нет, — я заплакала, закрыв лицо ладонями, — со мной не все в порядке!

Водитель вздохнул, вытащил из бардачка термос. По салону разнесся запах крепкого кофе. Он протянул мне стаканчик:

— Выпейте. Иногда помогает. Вот так, умница. Держите салфетки, а то у вас тушь немного растеклась... Так что же случилось, можете сказать? Всё равно в пробке стоим.

Я шмыгнула носом, достала пудреницу и, как могла, привела себя в порядок. Немного помолчала, повздыхала, а потом призналась:

— Меня парень бросил. Практически жених. Я-то думала, он сегодня сделает мне предложение... Наивная. У него там уже другая гостит. А мне — от ворот поворот.

— Надо же, такая красивая девушка, неужели и таких бросают? — присвистнул водитель, внимательно меня выслушав. — И где он себе лучше нашел, хотелось бы мне знать?

— И мне хотелось бы...

Почему-то с этим таксистом было легко разговаривать, а мне просто необходимо было выговориться, так почему бы не ему? Вот сейчас он довезет меня, мы расстанемся и больше никогда не встретимся в большом городе. Кстати, а куда он меня довезет? К Эдику мне теперь не надо...

Может, поехать к кому-нибудь из подруг? Все однокурсники встречают праздник в веселых компаниях, мне наверняка будут рады... Нет. Не хочу расспросов, сочувственных взглядов, перемигиваний за спиной и гадкого шепота девчонок, они ведь с удовольствием будут сплетничать о моих неприятностях.

— Знаете что, — решилась я, — отвезите меня домой, пожалуйста. Извините, что так получилось, я заплачу, сколько надо. Таксист немного помолчал, потом улыбнулся, глядя мне в глаза, и предложил:

— А давайте встретим Новый год вместе. Да нет, не подумайте ничего такого. Я буду всю ночь ездить — сегодня много заказов. Составите мне компанию? Обещаю, вам не будет скучно — знаете, в новогоднюю ночь такие интересные клиенты попадаются. Отвлечетесь, музыку хорошую включу. Ну что вам сейчас дома одной делать? Плакать всю ночь? Не годится!

Я сначала замотала головой — ну зачем мне колесить по улицам всю ночь с незнакомым водителем? Но последние его слова заставили задуматься. В самом деле, если сейчас окажусь дома, немедленно начну рыдать от обиды и разочарования. А ведь говорят — как встретишь Новый год, так его и проведешь. Зачем обрекать себя на целый год слез? И я, повернувшись к таксисту, улыбнулась сквозь слезы:

— Знаете, я согласна. Только скажите, как вас зовут, а то ведь мы даже не знакомы.

— Андрей! — он широко улыбнулся. — А вы — Лиза? Ваш... гм... бывший парень громко говорил, я случайно услышал.

Я закрыла глаза, вдыхая знакомый свежий запах — и вдруг поняла: не нужен мне никакой Эдик. Вспомнила, как меня раздражали его пошлые шуточки, как стеснялась появляться с ним у знакомых, как мне надоел его всегдашний дурацкий рэп в наушниках...

На душе постепенно становилось легче. А тут подоспели новые клиенты. На заднее сиденье, кряхтя и пыхтя, устраивались две тетушки лет пятидесяти. Они весили, наверное, по полтора центнера и с трудом заталкивали свои бока в машину.

— Ну-ка подвинься! — скомандовала одна толстуха.

— Чего это я должна двигаться? — возмутилась другая.

— С того, что машины не рассчитаны на таких толстых, как мы с тобой! — попыталась пошутить первая.

Но тут вторая тетенька решила обидеться:

— Это ты толстая, а я вовсе нет!

Не выдержав, я фыркнула. Тетеньки подозрительно притихли, но я больше не издала ни звука. Они все-таки уместились, хлопнула дверца, и мы поехали. Но когда я увидела, что их встречают два таких же толстых дяденьки, не выдержала — закрыла ладонями лицо и затряслась в беззвучном смехе.

— Лиза, ты чего? — испуганно наклонился ко мне Андрей.

— Ничего, — я вытерла выступившие слезы. — Нельзя, наверное, над такими смеяться... Но вдруг представила, как они вчетвером сюда залезают.

Андрей тоже фыркнул, а потом серьезно предположил:

— Ну, наверное, если они едут вчетвером, то две машины заказывают.

Следующими клиентами были молодые родители с двумя галдящими и поминутно ругающимися девочками. Отец меланхолично запихнул мелких скандалисток на сиденье, а мать торопливо протянула Андрею флешку:

— Прошу вас, поставьте эту музыку, а то покоя не будет всю дорогу. Из динамиков донеслось: «Владимирский централ, ветер северный...» Дошкольницы, как по команде, замерли, прекратив драться и переругиваться, а через секунду принялись подпевать тонкими голосками: «Но не очко обычно губит, а к одиннадцати туз...»

— Любят шансон, — развел руками их отец, перехватив в зеркальце мой удивленный взгляд. — Только так и спасаемся...

Потом мы везли старичка и старушку — будто сошедших со страниц старой сказки. Они тихо сидели в машине, взявшись за руки, и улыбались своим мыслям. Потом были совсем молоденькие девчонки, густо накрашенные и щедро политые духами — наверное, школьницы. Радостно и возбужденно щебеча, они выпорхнули у одного из центральных клубов, а Андрей, зажав нос, выскочил из машины и распахнул все дверцы:

— Выходи, проветрим машину. Это надо же — сколько на себя надо вылить духов, чтоб так ядрено пахло?

Так мы колесили до шести утра. В машине оказывались то пьяненькие мужички с пивом, то веселые компании, то семейные пары... Я смотрела на эти лица, и у меня крепло ощущение, что мне в руки дали игрушку детства — калейдоскоп. Разноцветные стеклышки и камешки складываются в бесчисленные картинки, и все они разные, ни одна не повторяет другую... Очнулась я, когда Андрей осторожно дотронулся до моей руки:

— Лиза... Просыпайся... Приехали. Теперь и в самом деле тебе пора домой — уже светает...

Я открыла глаза. На меня смотрел улыбающийся Андрей:

— Спасибо за прекрасный вечер, точнее, ночь. Мне с тобой было хорошо. Жаль расставаться... Можно, я как-нибудь позвоню?

— Звони, — улыбнулась я в ответ. — Тебе тоже спасибо. С Новым годом!

— С Новым годом, Лиза!

Улыбаясь, я бежала по лестнице. Надо же, как все неожиданно получилось. А он ничего, этот Андрей. Симпатичный. И внимательный. И добрый...

Конечно, он позвонил в тот же вечер. И конечно, я согласилась пойти с ним в кафе. А потом — поехать на концерт. А потом — в театр.

Не прошло и трех месяцев, как мы отпраздновали помолвку, а затем — свадьбу. С того времени прошло пять лет. У Андрея давно свой небольшой автосервис. Но каждый год тридцать первого декабря он берет старенькую выносливую машину, звонит диспетчеру автосервиса и говорит: «Анечка, я готов... Присылай вызовы».

И мы с ним колесим по ночному городу, развозя пассажиров. Кто-то весело смеется в нашей машине, кто-то ругается, кто-то всхлипывает. А нам нравится так встречать Новый год. Не скучно, по крайней мере. И я думаю, мы сохраним эту традицию надолго.

Если вам понравилась история, ставьте лайк и подписывайтесь на канал, чтобы быть в курсе новинок.