История из жизни. Судьба содержанки

Эта невероятная история приключилась с моей двоюродной сестрой Анькой. Мы росли с ней бок о бок все детство и знали друг друга как облупленных. Мы были почти близнецами: знаете, когда одна что-то чувствует, а другая угадывает без слов... Удивительно! В это трудно поверить, но это так. Стоило мне, скажем, почувствовать недомогание, я точно знала — Анька тоже заболела.

Скоро и наши мамы эту нашу особенность подметили. Едва кузина начинала кашлять, ее родительница звонила своей сестре, моей маме, чтобы та запасалась препаратами от надвигающегося на меня бронхита. Вот такие мы с Анькой были одинаковые. Правда, летом у бабушки, когда мы приезжали туда подростками, я чаще гуляла с местными девчонками, а Анька предпочитала безумствовать с пацанами — она была очень спортивной, хотя никогда никаким спортом не занималась.

Впрочем, последнее обстоятельство совершенно не мешало ей, например, крутить на перекладине солнышко бессчетное количество раз на зависть всем окрестным пацанам. А уж как она ныряла и плавала! Впрочем, рассказ мой не о спортивных достижениях двоюродной сестры. Вечерами мы возвращались в бабушкину избушку, пили чай, ели блины, пирожки и делились впечатлениями: я о том, как с Олей и Светой училась шить на допотопной машинке, а Анька взахлеб рассказывала о рыбалках, кострах, походах...

Конечно, обсуждали, кто кому нравится из парней, кто кем замечен, и понятно, что Анна получала гораздо больше знаков внимания. А я была в тени «глупых куриц», как называла сестра мою компанию. Впрочем, порой небезосновательно.

В старших классах Анька прославилась своим умением отбивать парней у девчонок — она делала это иногда просто из куража, на спор. Я никогда ее не поддерживала в этом, но и не была на стороне врагов: когда ее пару раз пытались побить, вставала на защиту. Своих не сдают, даже если они не слишком-то правы! В институте молодые люди ходили за Анькой табуном, и я их понимаю: стройные ноги, точеная фигурка, копна вьющихся волос, взгляд женщины-вамп...

Это чрезмерное, на мой взгляд, внимание Анне нравилось, впрочем, как нравится любой девушке. Я тут скорее исключение — не люблю быть объектом повышенного внимания! Мне сразу кажется, что во мне что-то не так, я начинаю тайком глядеть в зеркало в поисках изъяна. Вот такая неуверенность в себе. Анна была совсем другой. Ни на секунду сестра не сомневалась в том, что она — само совершенство.

Мы окончили институты: она — экономический, я — архитектурный, устроились на работу. Я как-то быстро вросла в коллектив, а вот сестра меняла место за местом — нигде не приходилась ко двору. Едва ли дело было в ее профессиональных качествах, полагаю — не смогла она ужиться с дамами-коллегами. Ее ж сразу начинали обхаживать, причем и женатые мужики тоже. Даже те, чьи жены тут неподалеку работали. Ну, понятное дело, симпатией к ней женская часть коллектива не проникалась...

Я пыталась на нее воздействовать уговорами, но... «Не больно-то и хотелось! — на все бросала она. — Не пропаду!» Она не пропала, конечно, но работала как-то от случая к случаю.

Не любила Анна работать, признаюсь. Гораздо увлекательнее было для нее заводить отношения: это обычно были мужики обеспеченные, умеющие жить в свое удовольствие. Пока я, выйдя замуж за студента мединститута, маялась по съемным коммуналкам, Анька жила в шикарной квартире, одевалась в бутиках и моталась по заграницам три-четыре раза в год. Несмотря на постоянных спонсоров — один другого богаче, — личная жизнь сестры, мягко говоря, не клеилась. Никто из ее, с позволения сказать, ухажеров не стремился предложить Аньке руку и сердце. Нам было по 30 лет, у меня родился второй сын, а она так и была содержанкой, зависящей от настроения очередного «папика».

Мне становилось ее жалко, ведь, увы, молодость — товар быстропортящийся. И я точно знала: скоро на смену моей прекрасной сестре придут еще более прекрасные и уж точно более молодые бездельницы. Анна делала вид, что ее это не волнует, напускала на себя беззаботный вид, однако от почти близняшки не утаишь, что хочешь замуж. Просто спишь и видишь, как бы выйти замуж! И детей уже ей хотелось. Я поняла это по ее нежностям с моими сорванцами.

Когда она деликатно намекала своим партнерам на потребность в серьезных отношениях, те становились глухонемыми, а один ее любовник прямо так и заявил Аньке: «Милая, в постели с тобой очень хорошо, но разве я похож на дурака, чтобы жениться на профессиональной содержанке?!» Ох, и плакала она в тот раз, сидя у меня на кухне! И вот тогда она, наверное, и решилась на отчаянный шаг — добиться желаемого с помощью магии. Ну, то есть пойти к профессиональной ведьме.

Она не сразу поделилась со мной своим планом. Вынашивала его в тайне, искала колдунью, по отзывам знакомых — не знаю, впрочем, как... Но, побывав на приеме у «потомственной ведьмы», явилась ко мне. Я, если честно, едва не упала в обморок от ее слов — ужас! Я всю жизнь сторонилась всех этих магических штук...

Но, по словам Ани, потомственная колдунья Тамара оказалась совсем не страшной. «Вполне нормальная баба! — пожала плечами сестра, заметив мой остекленевший взгляд.

— Ну, я пришла, она меня выслушала... эта Тамара. Потом закурила и полчаса глядела на мою руку. Вот эту...»

Не знаю, чего уж эта Тамара на руке сестры прочла, но поинтересовалась:

— А ты хоть знаешь, какие последствия бывают у приворота? Это ж не просто так... Закон бумеранга... Обратно прилететь может и шибануть так, что мало не покажется. Не пожалеешь?

— Да знаю, знаю, — отмахнулась Анька. — Не тратьте слов, не подумавши хорошо, сюда никто не придет, так ведь?

— По всякому бывает... Ну, смотри. Я предупредила, — колдунья достала черные свечи. — Фото жениха-то есть?

Анька припасла фотку самого, по ее мнению, подходящего кандидата в мужья. Он, правда, был давно женат и многодетен, но любовнице плел, что, если б не трое малышей, женился бы на ней обязательно. Анька не очень верила, но считала, что именно с таким мужем была бы счастлива. «Ой, он такой красавец! От него ж детей иметь одно удовольствие! — смеялась моя сестра. — И к тому же очень чадолюбивый! Едва из постели вылезет, сразу звонить бросается домой: как там его деточки?»

Я пыталась ей возражать: мол, он же и от тебя будет по любовницам бегать! Но Анька беспечно пожимала плечами: «Пусть, зато у меня будут его малыши, и я буду в законе!»

В общем, я очень расстроилась, выслушав ее отчет о посещении ведьмы, а уж когда узнала, сколько это стоило, просто лишилась дара речи! Моя семья месяц живет на такие деньги. «Вот ведь дурища! — не удержалась я. — С жиру бесишься. Давно бы нормального мужика могла безо всяких ведьм найти! Так ведь не хотела — все в роскоши купалась!»

Сестра обиделась на меня, помню, и пару недель не звонила.

Но потом все пришло в норму, мы все, же сестры. Банкир тот и вправду разошелся со своей женой и женился на Аньке. Только вот счастливой жизни у сестры моей не получилось: через год у нее обнаружили опухоль. Она долго лечилась, ездила по разным врачам-светилам. Даже за границу муж Аньку возил. Операций она перенесла пять или шесть. В итоге все женские органы ей удалили, так что детей она иметь не сможет. Банкир бегает от нее на свидания к детям, Анька ревнует и плачет без конца. Мне кажется, она бы и рада уже вернуть все к «начальной точке», да не получается: Тамара переехала из нашего города — поди, сыщи ее теперь!

Если вам понравилась история, ставьте лайк и подписывайтесь на канал, чтобы быть в курсе новинок.