Солнце в бокале

12.01.2018

Солнечная Долина, чьё название неслучайно (тут больше солнечных дней, чем в Ялте – порядка 300 в году!) встретила нас… дождём. Но это нас не смутило и не испортило впечатление.

Предприятия на «Солнечной долине» фактически два с разными юрадресами, от чего им не живётся проще, «благодаря» нашим кривым законам (сложности с ЕГАИС и не только). Первое – собственно винодельня, или завод первичного виноделия (хотя слово завод по отношению к предприятиям, делающим вино из своего винограда, мне всегда не по душе), а второе – завод вторичного виноделия «Архадерессе», где идёт выдержка и розлив. До кучи предприятию нереально получить статус сельхозпроизводителя, так как есть вина креплёные. Как говорится, «всё для виноделов».

В настоящее время у «Долины» 365 га виноградников, из них 201 – плодоносящих, остальное – молодые. В год подсаживают по 30-40 га. Сейчас есть вероятность, что предприятие «добавит» сразу 800 га в соседней Грушёвке, что, безусловно, должно дать новый импульс, хотя, полагаю, почвы и даже климатические условия там несколько другие. Но об этом ниже. Если кто думает, что «Долина – это только «Доктор» и прочие сладкие», спешу сообщить, что это не так: в настоящее время 60% выпускаемых вин – сухие.

Винодельня по мощностям рассчитана на 5 тыс. тонн, ёмкостное хозяйство – 3.5 млн. литров. Официальной датой основания считается 1888 год (это Архадерессе), и, как у большинства наших виноделен с историей, без Голицына тут не обошлось! Впрочем, надо упомянуть также и помещика Преображенского, который начал дело рядом чуть позже, в 1892 году, и может считаться вторым отцом-основателем.

Мы начали с «первички». Что тут впечатляет ещё до того, как переступил порог хозяйства, так это месторасположение. Винодельня практически на берегу моря. Конечно, сейчас сам посёлок, мягко говоря, тихий и спокойный, а берег вообще производит впечатление богом забытого, но если (а точнее «когда», я в этом уверен) всё это начнёт бурно развиваться, тут будет райский уголок и винодельня будет очень кстати.

Здесь экскурсию нам в основном вела технолог-винодел Наталья Войчук, которая с одинаковой лёгкостью отвечала как на очень простые вопросы, так и самые заковыристые. Что сказать по поводу самого производства? Оборудование современное, качественное, разумеется, почти всё импортное (кое-какие ёмкости советского времени без охлаждения стоят, но часть для креплёных, где окисление не так страшно, а часть и вовсе будет пущена на металлолом и заменена, они стоят пустые). После вступления в силу санкций некоторые компании прекратили сотрудничество, но для большинства это не помеха.

Прессы – современные, причём, несмотря на то, что сбор ручной, время на загрузку отводится минимальное, всего несколько часов, чтоб не началось окисление. Забавно, что некоторые аборигенные сорта, используемые для креплёного, рождают мелкую ягоду с толстой шкуркой (отжим сока всего 55-65%!), и забугорные прессы «берут» её с трудом, а то и вообще не справляются. Так сказать, «слабые у япошек телевизоры, наш гидравлический пресс их как орешки щёлкает».

Кстати, из-за этого выяснился и ещё один интересный момент. На «Солнечной Долине» есть как вертикальные ферментаторы, так и горизонтальные для роторной ферментации. Я всегда считал, что последняя – самая «травматичная» для винограда (ещё бы, сусло болтается как в стиральной машинке!). Но в данном случае всё по-другому: шапка в сусле из автохтонных сортов настолько плотная, что пока её удаётся «разбить» в вертикальном ферментаторе при других техниках, оттуда экстрагируется столько танинов, что мама, не горюй! В общем, везде свои особенности, и я в очередной раз вспомнил мудрые слова о том, что всякое обобщение ложно.

Ну а помимо этого я впервые подробно смог узнать о работе драм-фильтра, до этого не доводилось. В остальном почти ничего нового.

Ещё на винодельне есть уютный дегустационный зал, сделанный прямо в старом подвале – наследии помещика Преображенского. Тут креативят, создавая композиции из винных пробок.

После винодельни мы поехали на виноградники, где рассказ вёл главный агроном Владимир Анатольевич Фадеев. Это было незабываемо! Потому что Владимир Анатольевич знает виноградники, как свои пять пальцев. Что неудивительно: у него вся жизнь на них прошла. Закончив Тимирязевку, он попал в «Солнечную Долину» по распределению, да там и остался. Позже в ходе нашего «крымского турне» выяснилось, что человек он среди местных виноделов практически легендарный. Конечно, с одной стороны, виноделы – люди вежливые: никого не ругают. С другой – о коллегах отзываются сдержанно, похвалу у них заслужить непросто. Но общение, конечно, идёт, и почти везде нас потом спрашивали, мол, «где ещё были, что видели»? Отзывы о «Солнечной Долине» благосклонные, а о Владимире Анатольевиче с большим уважением отзываются даже виноделы совсем других поколений, так сказать, экспериментаторы новой волны.

Надо сказать, заслуженно. Не буду лукавить: виноделие идёт вперёд и, увидев людей в годах, всегда опасаешься, что сейчас будешь слушать истории «времён очаковских и покоренья Крыма», а также критику зажравшейся молодёжи, которые никак не хотят пить «отечественное натуральное». Но Владимир Анатольевич абсолютно уверенно идёт в ногу со временем. Он не только признаёт изменение вкусов потребителей (спад потребления сладких вин), но и готов достойно ответить на новые запросы. Он оперирует современными терминами, придерживается научного подхода, уважает иностранный опыт, но не слепо преклоняется перед ним. В частности, с интересом ждёт результатов исследований крымских автохтонов в Rauscedo (где они закупают саженцы), ценит сотрудничество с французскими консультантами из Dubernet.

Владимир Анатольевич коротко рассказывает нам историю: виноградарство в этих краях появилось ещё в IV-V в. до н.э. Почвы в основном тяжёлые, в чём мы тут же убедились. Сплошная глина. Но в ней немало кремния. А ещё камни. Это и благо, и бич терруара: перепахивать межрядье обычными техническими средствами невозможно: металл стачивается буквально на глазах. В качестве «рабочего органа» сейчас используются… приваренные железнодорожные рельсы. Да и тех хватает ненадолго! Регулярно требуется замена. Впрочем, это, мягко говоря, неисчерпывающая характеристика почв, потому что неполные 400 га «Солнечной Долины» разбиты на 50 микротерруаров. Пятьдесят! Причём это не просто слова: переезжая от одного виноградника к другому, мы реально в этом убеждаемся. Да, вроде бы глина, но уже полегче: я чувствую это даже по тому, что остаётся на обуви.

Что касается климатических условий, то тут всё непросто. С одной стороны, море работает температурным аккумулятором: зимой мало морозов, а летом оно способствует охлаждению. С другой, критически мало осадков — 200-320 мм в год, причём летом бывает всего 80. Даже росы здесь редки, зато бывают суховеи. Поскольку дождей крайне мало, используется капельное орошение. Правда, только для взрослых лоз. Молодые, лишь посаженные  растут без шлангов. «Пусть сами ищут» — философски замечает Владимир Анатольевич. Хотя тут скорее расчёт. Место засушливое, воды на полив в какой-то момент элементарно может не хватить, и привыкшие к «тепличным» условиям лозы этого не переживут. А это деньги! Впрочем, в крайнем случае, к ним, конечно, приходят на помощь. Кстати, химию тоже используют только в случае крайней необходимости.

Кто-то из нашей группы задаёт наивный вопрос, мол, «как часто надо бывать на виноградниках»? Владимир Анатольевич выглядит удивлённым. «Каждый день!», а как, мол, иначе. Вот такой подход. При таком немалом хозяйстве. А всего на виноградниках работает 8 человек, в сезон – 10. Даже после печально известного указа Горбачёва, рука на виноградники не поднималась. Но природа, кажется, сама расстроилась и разгневалась: в 1985 зимой ударили небывалые для местности морозы: столбик термометра опустился до 26 градусов и немало виноградников вымерзли.

Здесь трепетно сохраняют аборигенные сорта: Кефесия, Джеват-кара, Эким-кара – всё это старые лозы. Помимо них входящий ныне в моду Сары пандас и менее известный Кок пандас, экзотика вроде Харшевелю и Фурминта, относительно популярные в СССР Ркацители, Алиготе и Бастардо магарачский (кросс португальского с саперави). Ну и, конечно, сегодня уже растут международные сорта: Шардоне, Каберне совиньон, Пти вердо… И это не исчерпывающий список!

Урожайность по большей части ограничивается естественным путём. Максимальная – 7-8 тонн/га, а средняя – 3,5-4. То есть совсем немного. Уборка вся ручная.

А ещё Владимир Анатольевич по пути показал нам… овраг. Казалось бы, ничем не примечательный. Ан нет. Именно в такой ландшафт «встроил» подвалы в Архадерессе Лев Голицын. И как встроил! Во время землетрясения 1927 года ни один камень не пошатнулся!

Туда, в подвалы, мы и отправились. Архадерессе (с татарского так и переводится, «спина оврагов») – ещё одно творение нашего великого винного романтика. Увидев здесь потенциал для виноградарства Лев Сергеевич убедил князя Горчакова купить тут земли под имение, а сам стал управляющим. Горчаков согласился, деньги выделял, но на месте не появлялся (идеальный инвестор!). Впрочем, потом несколько осерчал, что вместо дворца ему забабахали винодельню. Но было, как говорит молодёжь, поздняк метаться.

Сегодня здесь завод выдержки и розлива с ёмкостями на 2 млн. литров. Много о подвалах не скажешь, кроме того, что они выглядят очень солидно. Огромные буты, узкие лестницы, приглушённый свет (кстати, во времена Голицына в стенах даже были сделаны специальные ниши под керосиновые лампы во избежание пожара)… Тут интереснее посмотреть фотографии.

А ещё должен заметить, что территория очень красивая и ухоженная. Здесь много цветов, фруктовые деревья и даже столетний плющ на стене. Не хуже, чем на старых зданиях Оксфорда или Кембриджа!

Ну а потом мы пошли в дегустационный зал пробовать вина! Точнее в один из залов, потому что тут их несколько, под разные форматы и на разное количество человек!

Записывал тщательно, оценивал строго.

Меганом сухое белое 2014 год.

На минуточку, лозам 25-30 лет. Алиготе, Харшевелю, Фурминт, Ркацители, Кокур (которого 40%). Лёгкая химия (мне вообще показалось, это характерный тон кокура), цедра, цитрон, мёд, фрукты. Тело яркое, свежее, довольно фруктовое. Кислотность хорошая, яркая, но не обжигающая. Баланс присутствует. 15/20.

Кокур 2014

Цветы, цитрусовые, сломанная косточка вишни, фрукты, дыня. Во рту свежее, с хорошей кислотностью. 15-15,5/20.

Пти Вердо 2016

На винодельне его окрестили «Маленький с ведром», что нас сильно повеселило. Вино без бочковой выдержки. Специи, перец, ментол, ягоды. Свежее, с хорошей кислотностью, приятными танинами. Фруктово-ягодные flavours. Меня впечатлило, тем более моносортовых Пти Вердо не так уж много. 15-15,5/20.

Меганом 2014

Бастардо Магарачский и Кефессия. Чуть шоколада, чуть кожи, вишня, но в целом вино несколько закрытое. Во вкусе среднетелое, яркое и неплохо сбалансированное. 15,5/20

Меганом Резерв 2015

Сорта те же, выдержка в дубе, причём частично в кавказском, а частично во французском. Черешня, ягоды, немного аптечных трав, ментол, чуть сладкого перца, шоколад. Танины ещё ого-го. Во рту фрукты и пряности. 15,5/20.

Меганом Селект 2014.

Те же сорта, соотношение, кстати, везде примерно 85:15. Это вино выдержано исключительно во французском дубе, и это сразу чувствуется. Молочный шоколад, специи, черешня, ваниль, сухое дерево. Всё, как мы любим (с). Правда, вино очень молодо, и во вкусе пока и танины ого-го, и кислотность сильно свежая. Это вино нам всем очень понравилось, я поставил 16+/20, считаю, его ждёт хорошее развитие.

Есть только одна проблема. Его сделано всего 6 барриков и даже в Крыму не сыскать днём с огнём, если не считать фирменные магазины. Например, в относительно многочисленных магазинах «Гурзуфа» о существовании «Селекта», как выяснилось, даже не знают.

Мускатное Фестивальное 2015, 16%, сахара 135 гр.

Сорта: мускаты белый, розовый и немного гамбургского. Цедра, лимонно-апельсиновый джем, розовые лепестки и то, что я очень люблю, — розовый лукум. Очень неплохое во вкусе, с приятной, балансирующей сладость кислотностью, с цитрусовыми нотами. 16/20 смело!

«Портвейн» 2010

Чуть подвальчика, смола, лёгкое окисление, мадеризация, хересные нотки, дрожжевой хлебный тон. Во вкусе тоже лёгкая окисленность и сиропность. 15-15,5/20.

Чёрный полковник 2008. 17,5% и 110 гр сахара.

Бомба. Чёрный шоколад со специями, ваниль, сухофрукты, сливочность, вишня в шоколаде. Ягодный вкус, хорошая кислотность, фрукты, нет приторности. 16,5/20.

На секундочку, покидая Крым, я купил его за… 720 рублей. Так-то.

Солнечная долина 2000

Тут куча аборигенных сортов враз: и Сара Пандас, и Кок Пандас и Солнечнодолинский. Ну а до кучи венгерские сорта и мускат.

Ещё одна радость! Сладкие фрукты, тропики, сухофрукты, курага, очень лёгкий цитрус. Чуть приятного химического тона. Сливочность. Во вкусе апельсин, лёгкий орех, отличная кислотность. 16,5, а если задуматься, то все 17/20.

Чёрный доктор 2007

Самое дорогое вино предприятия (аж 1700 в магазине!), хотя я бы, наверное, предпочёл «Полковника». Сироп, шиповниковый тон, чёрный шоколад, черешня, сухие травы, мята. Во рту очень вишнёво, сильно шоколадно и чуть приторно. От последнего я не фанатею. 16-16,5/20.

Подводя итог, дегустация оставила очень хорошее впечатление! А учитывая цены на продукцию «Солнечной Долины», это, конечно, выдающийся результат. С такой доступностью «Долина» – один из тех производителей, который в одиночку для повышения винной культуры делает больше, чем все наши чиновники вместе взятые.

Закончить мне очень хочется выдержкой из книги отзывов «Солнечной долины»: «Мне 65 лет. Я из Сибири. Я всю жизнь пила водку. Попробовала ваше вино. Поняла: жизнь прошла зря».

Автор Владимир ГлуховСолнце