Почему мы читали и будем читать Генриха Бёлля

27.01.2018

21 декабря исполняется сто лет со дня рождения Генриха Бёлля. Ещё двадцать лет назад никому в России не нужно было объяснять, кто это такой. В кругах советской интеллигенции это имя знали все. Сегодня некоторые пояснения, вероятно, всё же требуются.

В 1970 году, после серии критических выступлений в адрес советской власти, Александр Солженицын завоевал популярность на Западе. Французские писатели, и их поддержали в десятках стран мира, выдвинули Солженицына – тогда ещё молодого писателя, у него за плечами было восемь лет писательства, – на Нобелевскую премию. И он её получил. В его пользу публично сняли свои кандидатуры Владимир Набоков и Генрих Бёлль. Только в 2020 году мы узнаем имена всех действительных кандидатов: их раскрывают через 50 лет. Но мы точно знаем, что Бёлль среди них был: ведь ему самому Нобелевскую премию вручили два года спустя, в 1972 году, “за творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы”. Читать полностью на Ревизоре.ru