Органы погибших белорусских байкеров пересаживают иностранцам. Две истории

22.06.2018

Трансплантологи очень "любят" байкеров. Молодые здоровые мужчины после внезапной гибели становятся порой источником органов для пересадки. Как известно, у нас в стране действует презумпция согласия на забор органов. Если при жизни человек не написал официальное требование не забирать у него органы, то в случае его гибели на сердце, печень или почку найдется много желающих. Причем не только белорусов. Иностранцы с деньгами часто приезжают в Беларусь за новым органом и платят очень большие деньги. Две истории рассказывает "Еврорадио".

Гиорги Талахадзе учится на оперного певца, поёт в ресторане и собирается жениться. Гиорги Саркисови проезжает днём ​​по 14 километров на велосипеде и занимается плаванием. Ребята — жители Тбилиси, но не знали друг друга, пока их пути не сошлись в Минске. Здесь, в РНПЦ "Кардиология" обоим сделали одну из самых сложных операций в современной медицине: пересадку сердца.

Донорами для ребят стали белорусские байкеры. Теперь раз в полгода тёзки должны приезжать в Беларусь на обследование: врачи делают анализы и смотрят, исправно ли работают новые сердца. Пока, слава Богу, всё хорошо.

Гиорги Саркисови, 34 года, с новым сердцем живёт четыре года

У меня была девушка. Она работала в грузинском парламенте. Это она начала собирать деньги на операцию. В парламенте нужно придерживаться дресс-кода, а она ходила в майке с моим изображением и надписью: "Ему нужны деньги". Её ругали, что так нельзя, а она возражала, что можно, потому что парню нужна помощь. Депутаты, обычные люди, перечислили 65 тысяч долларов, государство дало 70 тысяч. По телевидению об этом говорили ежедневно.

Я был против того, чтобы мне собирали деньги на операцию. Но все говорили, что это не стыдно. Когда увидел себя по телевизору, очень ругался. Не хотел, чтобы целая Грузия видела, как я лежу, видела мои проблемы. Я был в депрессии, месяц не вставал с постели. Потом пришёл мой священник, отец Серафим, который на арамейском языке поёт. Поговорил, положил в руку сто долларов и пообещал назавтра приехать и исповедовать меня. Мол, готовься. Через два часа я встал, пошёл в ванну, побрился и перестал думать, что со мной будет.

Когда я приехал в Минск, моё сердце работало на семь процентов. Это очень мало. В Грузии меня приготовили к перелёту. Со мной летел мой друг реаниматолог, я был подключён к аппаратам. Сердце нашлось на второй день.Моим донором стал байкер, который разбился на мотоцикле в свой день рождения. Ему было 38 лет. Предлагали показать его фото — отказался, потом всю жизнь будет сниться. Раньше я очень любил мотоциклы. Но простудился однажды, и перестал ездить. Возможно, поэтому ещё здесь, живой...

После операции вернулся домой, смотрел на себя со стороны, и мне казалось, что это не я. У меня стал другой характер. Друзья тоже об этом говорят. Не знаю, от сердца это или от лекарств. Но что-то есть.

Гиорги Талахадзе, 19 лет, с новым сердцем живёт два года

Я не знал, что мне нужна пересадка. Родители не сказали. До последнего думал, что просто будет какая-то операция, и всё. Не сказали, чтобы у меня не было депрессии... Мне повезло: я приехал, и через 18 дней нашёлся донор. Не знаю, так ли бы спокойно всё прошло, и согласился бы на пересадку, если бы был в курсе данной ситуации.

После пересадки ничего не болит. Ощущение, что заново родился... Изменился ли? Да нет: я и я... Моим донором стал байкер. Но к мотоциклам не тянет. Я увлекаюсь гонками. Время от времени участвую в ралли. Отец ругается, что это травматичный вид спорта, можно удариться о руль. Но мне нравится. Учусь в Тбилисской консерватории по классу классического вокала и фортепиано. Пою громко. Сердце не болит. По вечерам ещё по шесть часов в ресторанах выступаю. В будущем мечтаю работать в оперном театре.

Будь в курсе всех событий. Автомобильные новости читайте на нашем сайте