Надо строить новые дома, а не ремонтировать старые

Руководители Фонда капитального ремонта Нижегородской области меняются как перчатки, однако из запланированных на 2018 год домов отремонтировано менее половины.

Есть несколько моментов, которые надо учитывать, когда мы пытаемся понять, как работает фонд капитального строительства.

Во-первых, он формируется за счет текущих отчислений, и создать какие-то реальные существенные накопления, которые бы позволили решать задачи капремонта всех нуждающихся в этом зданий, практически невозможно. Система, работавшая до последнего времени, когда капремонт во многих домах не проводился по пятьдесят и более лет, сложилась в силу объективных причин, и решить ее за несколько лет невозможно. С этой проблемой сталкивается каждый руководитель фонда.

Второй момент, который нужно учитывать, заключается в том, что у нас нет достаточного количества строительных подрядных организаций, которые занимаются вопросами капитального ремонта. Есть компании, которые строят новое жилье. Есть организации, занимающиеся ремонтом квартир и отдельно стоящих частных домов, коттеджей. Но у нас нет строительных ремонтных организаций должной квалификации, способных капитально отремонтировать дом, не ремонтировавшийся пятьдесят и более лет. А если учесть, что в доме проходят коммуникации самых разных организаций, с которыми нужно согласовывать ремонтные работы, то вопросы капремонта становятся совсем трудноразрешимыми.

Легче построить новый дом, чем отремонтировать старый – давно известная истина. В старом доме нельзя убрать стены, нельзя убрать перекрытия – если это сделать, придется начинать новое строительство. А капремонт не предполагает нового строительства.

И мне кажется, создавая фонды капитального ремонта, надо попытаться понять, не является ли это очередной попыткой отмывать деньги жителей и использовать их на другие вопросы жизни города или муниципального образования – важные, но не имеющие прямого отношения к капитальному ремонту.              

Ведь у нас были хорошие программы, которые могли заработать. Это переселение ветхого фонда, когда люди переводятся в новое жилье, а ветхий фонд уничтожается. Большая часть домов, которые находятся в списках, в очереди капитального строительства, это дома, которые боятся признать ветхими и аварийными, иначе их придется расселять немедленно. Но когда говорят, что дом постройки 1930-х годов будет ремонтироваться по графику через 30 лет, я понимаю, что этот дом не выживет.

Взрывы газовых коммуникаций, обрушение домов – это все следствие кошмарного состояния жилого фонда. Новое строительство окажется дешевле и эффективнее, чем ремонт старых домов, которые нужно только поддерживать, чтобы исключить возможность их обрушения и гибели проживающих людей. А капитальный ремонт предполагает, что дом простоит еще лет пятьдесят. И это необоснованные и экономически неэффективные затраты. Ни одному начальнику такого фонда ни в одном регионе России не удалось еще с этой задачей справиться. В Москве приняли радикальное решение. Вместо того чтобы ремонтировать 60-70-летние «хрущевки», их просто сносят и строят новое жилье на их месте. Это в богатой Москве.

На мой взгляд, капремонт должен касаться только памятников культурного и исторического наследия, того, что надо сохранить любой ценой. Но я уже говорил, что сохранять их надо не как жилой фонд, а именно как памятники, в которых будут жить новые хозяева, способные поддерживать их в приличном состоянии.

В Европе сохранен исторический облик очень многих городов, вплоть до XIII-XIV века. Ты идешь по улице тринадцатого века, но все дома на ней новые. Сохранена только фасадная стена, которая выходила на улицу. Все остальное выстроено заново. И это не называется капитальным ремонтом, это называется сохранением исторического облика города. За этой картинкой – нормальное жилье со всеми удобствами, где живут нормальные люди.

Мы можем продолжать менять руководителей фонда капитального строительства, может быть, кого-то успеют и посадить за нерациональное использование средств, тем более что в этой сфере довольно легко приписать нерациональность использования, учитывая и низкую квалификацию подрядчиков, которые зачастую являются мигрантами без навыков капитального ремонта. И не все дома подлежат капремонту.

Мне кажется, нужно подумать о концепции развития жилищного фонда России именно с точки зрения экономической эффективности и создания для людей в XXI веке нормальных современных условий проживания. То же самое относятся к нашим коммунальным домам, на подходящих к которым коммуникациях всегда происходят аварии, от которых страдают и жители нового фонда. Сколько тратится вхолостую тепла, воды – этого никто не считает, но это колоссальные цифры. И если мы говорим о создании комфортной городской среды, то надо быть последовательными и создавать комфортную городскую среду, которая начинается с главного вопроса – в каких условиях люди живут, какие у них квартиры, какие у них дома, какие у них коммуникации.

Я буду рад, если нам с помощью конкурса удастся подобрать более квалифицированного специалиста для управления фондом капремонта, но я не уверен, что даже самому способному руководителю удастся кардинально изменить ситуацию.

А если вопрос с капремонтом нельзя решить на уровне региона, то, может быть, нашим депутатам Госдумы пора выносить его на федеральный уровень и, возможно, инициировать общественное обсуждение этого вопроса. 

Александр Суханов