Как дочь «врага народа» стала символом счастливого советского детства

14.05.2018

Всем советским гражданам Сталинской эпохи был прекрасно знаком портрет счастливой бурятской девочки, обнимающей вождя народов, и лозунг «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство». Это изображение печаталось на конфетах, украшало школы и стадионы страны, но мало кто знал, что имя этой девочки — Геля Маркизова и что она дочь «врага народа».

Знаменитый снимок был сделан в январе 1936 года во время общесоюзного слета делегатов трудящихся Бурят-Монгольской АССР. Шестилетняя Энгельсина (необычное имя она получила в честь теоретика коммунизма Фридриха Энгельса) оказалась на нем случайно. Ее отец — народный комиссар земледелия Бурят-Монгольской АССР — Ардан Маркизов сначала не собирался брать ребенка с собой, но мать девочки Доминика настояла.

Для этого случая было специально куплено новое платье-матроска и два букета цветов — Сталину и маршалу Клименту Ворошилову. Отец договорился с Гелей, что она «в нужный момент преподнесёт цветы», однако, как часто бывает с маленькими детьми, все пошло не совсем по плану.

Общесоюзный слет Бурят-Монгольской АССР был по сути политическим событием с долгими, нудными и бесконечными речами. Члены делегации — председатели колхозов, заведующие животноводческими фермами, передовики производства и работники культуры  — говорили о достижениях в сельском хозяйстве и производстве, звучали слова благодарности руководителям партии и правительству СССР.

Геля терпеливо сидела на первых рядах у президиума и ждала того самого момента, когда ей позволят преподнести цветы, но, устав от бесконечных речей взрослых, решила действовать самостоятельно, улучила момент и скрылась от отца вместе с цветами .

В самый разгар выступления колхозницы Аржутовой девочка протиснулась в толпу. На вопрос, встретившегося на пути, наркома земледелия СССР Якова Яковлева «Ты куда идешь?» малышка невозмутимо ответила: «К Сталину!» — добавив, что ей нужно вручить ему цветы. Яковлев похлопал Сталина по плечу и сказал: «К тебе пришли».

Сталин обернулся, взял оба букета цветов (один из которых предназначался Ворошилову) и поставил девочку на стол президиума со словами «Девочка хочет сказать речь», на что Геля «выпалила»: «Это вам привет от детей Бурят-Монголии». Толпа зааплодировала, послышались крики «Поцелуй его, поцелуй». И девочка поцеловала Сталина. Этот момент был запечатлён множеством фотографов и кинохроникёров.

Энгельсина позже вспоминала о том дне: «У меня не было ощущения, что… вот я вижу какого-то совершенно небожителя, великого человека. Просто… но какое-то счастье у меня присутствовало. Я чувствовала, что делаю что-то необыкновенное».

Изначально  на фотографии Гели со Сталиным присутствовал  руководитель  Бурят-Монгольской республики  Михей  Ербанов.
Изначально на фотографии Гели со Сталиным присутствовал руководитель Бурят-Монгольской республики Михей Ербанов.

На следующий день газеты опубликовали снимок Гели со Сталиным, сделанный официальным фотографом Кремля Михаилом Калашниковым, с надписью «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». Снимок мгновенно сделал Энгельсину известной на весь Союз. Образ «Вождя с девочкой на руках» широко использовался в в советской пропаганде с конца 1930-х и до 1950-х годов как символ счастливого советского детства. Фотографии публиковались на страницах газет и журналов, появлялись на детских праздниках, висели в пионерских лагерях, школах, детских садах, дворцах пионеров и даже у входа в Центральный детский театр в Москве. Фотография также стала основой для плакатов, открыток, а также использовалась в оформлении грамот и коробок конфет кондитерской фабрики «Красный Октябрь».


Лагерь Артек, 1937 год.
Лагерь Артек, 1937 год.

Май 1937 года. Музыкальная школа Костромы. Инсценировка «За детство счастливое наше спасибо, родная страна!» .
Май 1937 года. Музыкальная школа Костромы. Инсценировка «За детство счастливое наше спасибо, родная страна!» .

Кроме того, по мотивам фотографии были также созданы сотни скульптур, которые установили на школьных дворах, в парках, скверах и иных учреждениях страны. Пятиметровая скульптура «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» работы Георгия Лаврова (известна также под названием «Сталин и Геля») была установлена в московском метрополитене в 1944 году на станции «Сталинская».

 Скульптура  «Геля и Сталин» на одной из улиц грузинского  города Гурджаани.
Скульптура «Геля и Сталин» на одной из улиц грузинского города Гурджаани.

Несмотря на всесоюзную известность и популярность машина репрессий затронула и семью Энгельсины. Через год после того памятного снимка, в 1937 году ее отца Ардана Маркизова и руководителя Бурят-Монгольской республики Михея Ербанова арестовали по обвинению «в организации антисоветского пан-монгольского заговора, целью которого был срыв посевной и использование колхозных лошадей для организации сабельных рейдов в тылы Красной Армии».

Искреннее верившая в невиновность отца, Геля написала письмо Сталину, в котором сообщила о том, что ее папа никак «не враг народа», а «пламенный большевик, преданный партии и лично товарищу Сталину». К письму прилагалась та самая фотография с памятного приема. Ответа не последовало. Народный комиссар земледелия Бурят-Монгольской АССР Ардан Маркизов был признан виновным и получил расстрельный приговор, который 14 июня 1938 года был приведён в исполнение.


Фрагмент постановления о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения в отношении Ардана Маркизова.
Фрагмент постановления о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения в отношении Ардана Маркизова.

Вскоре после смерти отца была арестована и мать Гели. Доминику Маркизову заключили на год в тюрьму, после чего сослали с дочерью и сыном в Туркестан (Южно-Казахстанская область Казахской ССР). Спустя два года после их переезда 32-х летняя молодая женщина умерла при загадочных обстоятельствах — ее нашли мертвой в городской больнице, где она работала детским врачом. По официальной версии, она покончила жизнь самоубийством. В последствии, Энгельсине, по её словам, удалось получить из архивов ФСБ России дело матери, которое содержало запрос «начальника НКВД Туркестана» на имя народного комиссара внутренних дел СССР Лаврентия Берии : «Здесь находится ссыльная Маркизова, которая хранит подарки от Сталина и пять портретов её дочери с вождем. Что делать?». Сбоку послания был сделан синим карандашом ответ в одно слово: «Устранить».


Доминика и Ардан Маркизовы.
Доминика и Ардан Маркизовы.

Плакаты с изображением Гели со Сталиным продолжали печататься и расходиться по всему СССР и после смерти ее родителей, однако образовалась ситуация, недопустимая с точки зрения дальнейшего использования образа Гели в пропагандистских целях, — получалось, что на скульптурах и фотографиях, воспевающих счастливое детство в СССР, вождь обнимает дочь «врага народа».

Выход был найден, с этого момента Геля Маркизова стала просто безымянной бурятской девочкой, а на скульптурах ее имя заменили на имя Мамлакат Наханговой — пионерки-участницы стахановского движения, которая в 1935 года получила широкую известность в СССР благодаря фотографии, где она запечатлена со Сталиным во время встречи в числе передовых колхозников южных республик СССР. То, что Мамлакат была значительно старше Гели никого не смутило.

Мамлакат Нахангова и Сталин.
Мамлакат Нахангова и Сталин.



 Москва, площадь Маяковского. 1939 год.
Москва, площадь Маяковского. 1939 год.


Образ Гели использовался очень широко. Например, в 1947 году художник Николай Жуков  создал плакат «Окружим сирот материнской лаской и любовью!», в  оформлении которого была использована фотография Гели со Сталиным как напоминание всем об отеческом отношении вождя к детям.
Образ Гели использовался очень широко. Например, в 1947 году художник Николай Жуков создал плакат «Окружим сирот материнской лаской и любовью!», в оформлении которого была использована фотография Гели со Сталиным как напоминание всем об отеческом отношении вождя к детям.

Жизнь Энгельсины после смерти родителей сложилась относительно удачно для дочери «врага народа». Геля с братом Владленом попали ненадолго в спецприёмник НКВД для детей «врагов народа», однако тете все же разрешили их усыновить. Для этого ее муж Сергей Дорбеев, который был сотрудником аппарата НКВД СССР на какой-то мелкой должности, уволился из органов и дал им свою фамилию и отчество.

Так, Энгельсина Ардановна Маркизова стала Энгельсиной Сергеевной Добреевой.
В дальнейшем Геля успешно окончила школу, поступила в истфак МГУ на отделение «Востоковедения», где по иронии судьбы в это время училась дочь Сталина Светлана Аллилуева. После университета Энгельсина работала в школе, преподавала русский язык в университете, а потом вышла замуж за советского культурного атташе в Индии Эрика Комарова. Она не раз оказывалась в компании с премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру, а ее фотографии с посещавшими Индию первым секретарём ЦК КПСС Никитой Хрущёвым и министром культуры СССР Екатериной Фурцевой были опубликованы во множестве газет.

Если Вам понравилось, «ставьте палец вверх» и подписывайтесь на канал «История & современность», чтобы не пропустить интересные публикации.

Москва и москвичи 30-х годов на цветных фотографиях

Неформальный Сталин. Каким был «Вождь народов» в окружении семьи и друзей?

Сталин, каким вы его не видели