Не пьем, а лечимся: Николай Шустов — отец русской рекламы

27.01.2018

Оды коньяку, пьяный дебош за счет компании и другие примеры креативной рекламы конца XIX — начала XX века от Торгового дома «Н. Шустовъ и сыновья».

Николай Леонтьевич Шустов основатель Торгового дома  «Н. Шустовъ и сыновья».
Николай Леонтьевич Шустов основатель Торгового дома «Н. Шустовъ и сыновья».

История алкогольной империи Шустовых начинается в 1863 году, когда Николай Леонтьевич Шустов, до этого занимавшийся соляным бизнесом и торговлей продовольствием, основал Торговый дом «Н. Шустовъ и сыновья». Предприятие начавшееся с одной единственной кузни в Москве к началу XX века владело несколькими крупными заводами в Одессе, Ереване, Кишиневе и Кизляре, не считая собственных складов и магазинов.

Чтобы раскрутить бренд Шустов воспользовался методами агрессивного маркетинга, прекрасно знакомыми современному человеку, но не знакомыми его современникам.

«Покупатель нам не друг, он нам слуга и хозяин. Как слугу мы должны научить его покупать то, что выгодно нам, а как хозяина должны научить требовать в магазинах, чтобы ему продали то, что нам выгодно. Поэтому лучшей рекламой будет написать не «спрашивайте в магазинах наливки Шустова», а «требуйте везде шустовские наливки», -говорил Николай Леонтьевич Шустов.

Реклама по-шустовски

Николай Леонтьевич Шустов первым придумал использовать для рекламы своей продукции транспорт. Плакаты с рекламой украшали борта пароходов и дирижаблей, конных экипажей и даже красовались на крышах трамваев.

Не обошел вниманием Шустов и прессу. В частности, он первым придумал размещать рекламные объявления на передовицах газет, прямо под названием издания.

Не гнушался Шустов и методами скрытой рекламы, как например здесь:

«Скрытая» реклама коньяка Шустова во время войны, 1914 год
«Скрытая» реклама коньяка Шустова во время войны, 1914 год

Не пьянства ради, здоровья для

Торговый дом «Н. Шустовъ и сыновья» прославился не только благодаря рекламе, но и технологиями изготовления своих напитков. В частности, знакомые современному человеку напитки «Рижский бальзам» , «Зубровка», «Спотыкач» и «Рябина на коньяке», придумал и запатентовал Николай Леонтьевич Шустов более ста лет назад.

Часто для рекламы Торговый дом Шустовых использовали миф о полезности настоек и наливок на травах. Например, их слоган звучал как «Не пьем, а лечимся!» .


Оды шустовскому коньяку

В конце XIX начале XX веков реклама, прославлявшие разнообразные шустовские настойки, наливки, коньяки и водки, буквально заполоняла отечественную прессу. Сочинялись песни, оды и даже анекдоты.

Вот, например описание закона инерции от Шустова:

– Папа, не можешь ли ты мне указать примеры закона инерции?

– Лучший пример в этом случае шустовский коньяк. Если, положим, ты выпиваешь одну рюмку, то со следующей уже дело устанавливается само собою по инерции.

Или загадка:

Что такое? Золотистый

Цвет приятный, нежный вкус,

Жизнерадостно-искристый

И полезный всем к тому-с!

Дух упавший поднимает,

И о нем в России всяк

С наслаждением мечтает...

– Знаю! – ...

На следующей странице можно было найти отгадку -коньяк Шустова.

Раздел поэзии тоже не обошли вниманием :

Хочу быть дерзким, хочу быть смелым,

Амуру гимны хочу слагать,

Хочу, чтоб Бахус с бокалом пенным

Стал при невзгоде мне помогать.

Хочу быть дерзким, хочу быть смелым,

И предрассудкам наперекор,

Вновь оживая душой и телом,

Коньяк пить буду я с этих пор.

С 38-ю статьей устава

Пусть попаду я порой впросак,

Все же красива моя забава —

Шустовский буду я пить коньяк.

Создание «искусственного спроса» или пьяный дебош в кабаке за счет компании

Николай Леонтьевич Шустов вошел в историю также как автор весьма оригинальной компании по созданию искусственного спроса.

Он нанял студентов, которые должны были заходить в питейные заведения и громко требовать водки «Шустов», если данного сорта не было, можно было устроить драку, но не более чем на три рубля. Это был удар, что называется не в бровь, а в глаз. Дело попало в газеты, и вскоре о шустовской водке заговорила вся Москва.

Позже этот трюк использовали его сыновья, при продвижении продукции «Н. Шустовъ и сыновья» за границу. На этот раз, в дорогой ресторан должен был заходить юноша с дамой, делать большой заказ и просить принести бутылку коньяка от Шустова. Если официант говорил что ее нет в наличии, то юноша извинялся перед дамой, говоря что зря привел ее в эту дыру, и они немедленно покидали заведение.

Конец империи Шустовых

Нужное отдать должное, несмотря на агрессивную рекламу продукция Торгового дома «Н. Шустовъ и сыновья» отличалась высоким качеством. Например, Шустовым единственным в мире иностранным виноделам французы разрешили писать не «бренди», а cognac. Это произошло в 1900 году, когда Шустовы инкогнито послал образцы своего коньяка на выставку в Париж. Жюри, не подозревая, что дегустировали они коньяк из России, единодушно присудило неизвестному виноделу Гран-при.

К 1914 году Торговый дом «Н. Шустовъ и сыновья» контролировал 30 % алкогольного производства в Российской империи и 44 % алкогольного экспорта. Суммарный оборот фирмы составлял более 2-х миллионнов рублей серебром в год. После революции был Торговый дом «Н. Шустовъ и сыновья» был национализирован и прекратил существование.