Ленин и Лев Толстой как зеркало русской революции.

Людям старшего поколения хорошо известен заголовок критической статьи В.И.Ленина «Лев Толстой, как зеркало русской революции», которая впервые была опубликована 11 сентября 1908 года в газете «Пролетарий» Ленин опубликовал статью "Лев Толстой как зеркало русской революции" - эта статья не только изучалась в системе политического образования для членов ВЛКСМ и КПСС, но и даже по курсу истории для средней школы. Большая часть людей считало Льва Николаевича либеральным революционером - и в Церкви, и в государстве - предвозвестником будущих советских коммунистов.

В 1903 году Л.Н. Толстой дан интервью англичанину Лонгу, которое было опубликовано в журнале "Гражданин". Это интервью сегодня звучит очень современно.

Итак, Лев Николаевич Толстой англичанину Лонгу, 1903 год:

«Образцы западных учреждений и реформ всегда были и будут гнойным нарывом на политическом теле России. Ваша всегдашняя ошибка заключается в том, что западные учреждения вам кажутся какой-то стереотипной моделью, по которой должны производиться всякие преобразования. Это и есть именно то самообольщение, которое лежит в основе войн и разбойнических нападений европейцев на иноплеменные народы. Россия нуждается в реформах, но это не восточные и не западные реформы, а просто меры, нужные народу, и притом именно русскому народу. Мнения, что так называемые реформы должны свершаться по западным шаблонам, являются результатом западного самомнения...

Ни на одно мгновение не допускаю, чтобы европейская политика более подходила к европейским народам, чем русская политика к России. Западная жизнь богаче русской во внешних проявлениях, политических, гражданских и художественных. Для такой жизни закон необходим; на Западе смотрят на закон, как на венец и охрану существования; жизнь же русского народа экспансивна, и поэтому русские не считают закон за действующее начало...

Русские подчиняются им (законам), но не руководствуются ими. Народные массы, пренебрегая всякими внешними ограничениями, руководствуются в своей жизни совестью. Если я говорю, что русские руководятся в своей жизни совестью, то я не хочу сказать, что у нас меньше нищеты и преступлений, чем в Европе. Я хочу этим сказать только то, что совесть занимает у нас то место, которое на Западе принадлежит закону.

Признав, что между Россией и Европой нет ничего общего, нет основания производить опыты в России над западными реформами; западная система не сумела обеспечить истинной нравственности на самом Западе, почему же она должна дать лучшие результаты в стране, для которой она предназначена не была?

Я же могу лишь повторить, что для России, как и повсюду, единственным средством улучшения положения вещей является развитие совести и морального чувства населения».