Чем израильское гражданство отличается от мальтийского? Для китайцев – ничем, а вот для русских ...

09.04.2018

В Форбсе была опубликована статья Антона Вержбицкого «Конец вечеринки: банки Латвии – на грани коллапса, но не хотят обслуживать русских» с подзаголовком: россияне получают второе гражданство, чтобы остаться наобслуживании в латвийских банках. Фабула ясна.

Латвийские банки специализировались на работе с нерезидентами – почти половина активов приходилась на них. И похоже, что причиной привлекательности был не высочайший уровень профессионализма латвийских банкиров, а, пользуясь терминологией российского президента, их «пониженная социальная ответственность».

И когда американцы взялись повысить ее уровень, часть банков закрылась, другая перестала работать с долларами, третья– прекратила работать с россиянами. Таким образом, перед российскими клиентами встала дилемма – или гордо уходить под триколором с насиженных мест, либо оставаться, но ... переставатьбыть россиянами.

Я не знаю, будут ли латвийские банки относить к «резидентам» россиян с мальтийским или кипрским гражданством: с однойстороны, единая Европа, живи в любой стране, с другой – шанс реального переезда в Ригу мальтийца куда ниже, чем шанс на реальный переезд москвича. Но я обещал поговорить о китайцах. Для них никакой разницы между мальтийским и израильским гражданством, в качестве второго, нет – число настоящих мальтийцев китайского происхождения, как и число израильтян скитайскими корнями, пренебрежимо мало.

Но если речь идет о русских – то ситуация диаметрально меняется. У русского, предъявляющего в банке мальтийский паспорт, на лбу написано:«проверьте меня на предмет реального налогового резидентства», ведь русская диаспора на Мальте вряд ли больше, чем даже список русских олигархов,ставших «гражданами за инвестиции».

А вот на лбу же того же самого русского, предъявляющего в банке израильский паспорт, не написано ничего (особеннно после того, как с 2017-го года новым репатриантам стали сразу выдавать загранпаспорт полного, а не усеченного образца – знаменитый «даркон»): русскоязычных израильтян сильно больше миллиона.

Понятно, что и эта защита не вечна – и со временем все меньше и меньше банкиров будут готовы проводить автоматический знак равенства между статусом гражданина, с одной стороны, и налогового резидента, с другой. Но думаю, что не сильно погрешу перед истиной, если предположу, что для многих обладателей российского гражданства и банковского счета в Латвии или в любом другом месте, которое еще совсем недавно казалось раем на земле, основная задача сегодня – это не построение решение «на века», аэл ементарный выигрыш времени, чтобы больше не допускать тех же самых ошибок.