Покоряя небеса. Глава 1. Падение и попадение

18.02.2018

Миша очнулся о того, что рядом с ним кто-то копошился и разговаривал. Он не решился открыть глаз. Через некоторое время его чувства стали яснее, чужие голоса уже слышались более четко.

- И когда он уже очнется? - послышался нетерпеливый голос, обладатель которого ходил из стороны в сторону, и с каждым его шагом был отчетливо слышен лязг железа. - Он уже второй день дрыхнет!

«Димка что ли?» - с сомнением подумал Миша, услышав в этом голосе нечто знакомое.

Он уже решил открыть глаза, но неожиданно ощутил на одном из них плотную повязку. Все тело было укрыто теплой, как шерсть, тканью, а правую руку, грудь, шею и ногу стянули повязки. Тогда-то он вспомнил, что с ним произошло.

«Итак, господа механики неисправного Ан-12, встретимся в суде», - пообещал он им, мысленно перебирая варианты грозной тирады, когда он встретиться с ними, но это лишь вызвало у него головную боль.

- Да сядь ты уже, Уголёк! - рявкнул на того другой голос, от которого веяло ледяным холодом. - Все глаза уже намозолил. Вечно у тебя шило в одном месте!

«Уголёк? Это что за погоняло такое?»

- Не указывай мне, Ледышка?! - вспылил первый.

- Потише, - послышался новый голос, но на этот раз женский, и те двое притихли. - Лучше бы делом занялись, а не воздух попросту сотрясали. Мерту нужен покой, пусть восстанавливает силы в тишине, - спокойно проговорила третья.

- Да это он всё первый начал, - тут же возмутился первый, недовольно фыркнув.

- Ты когда-нибудь замолчишь? - холодно поинтересовался второй, но это не сильно подействовало на его предмет раздражения.

- Кстати, у кого-нибудь появились версии о той машине, которая принесла на нашу голову это чудо? - спросил первый.

«Ребят, вы из какой глуши? Самолет не узнать!» - Миша был ошарашен таким высказыванием.

- Вот очнется, тогда и спросим… - подал голос второй.

- Но мне это кажется ужасно подозрительным. Вы точно уверены, что это Мерт? Все это… Попахивает чем-то не от мира сего... Иначе я не знаю как объяснить все произошедшее с нами... - послышалась третья, с более строгим голосом.

- Элен, не у тебя одной такие мысли… Как только он очнется, нужно как следует его допросить.

Эти слова очень не понравились Мише, но, дабы не выдать себя, сохранял спокойствие.

«И все же, куда меня занесло? Эти ребята не знают самолета, но их разговор я понимаю, значит...»

- Так или иначе, нам удалось его спасти, так что будет жалко убивать его.

- Как ты мог такое сказать? - возмутился второй словам первого.

- Все очень даже логично, Ледышка. Если он враг нам, то лучше от него избавиться прямо сейчас.

- Эрик, даже если он и враг, он все равно ничего не сможет сделать нам в таком состоянии. Неужели ты готов убить лишь из собственных подозрений?

Ненадолго воцарилась тишина.

- Ладно, - Миша услышал, как один из них решительно поднимается с земли. - Скоро стемнеет. Я поищу хворост, а за одно и арреков приведу. Элен, пойдешь со мной?

- Может один сходишь, Кенай? - негодовал первый, которого, по-видимому, звали Эрик.

Ответом для него служил смешок, полный издевки.

«Подождите, что? Эрик? Кенай? Элен? Дурацкие имена какие-то. Где я вообще?!» - немного запаниковал Миша, не слыша их дальнейшего диалога.

Те двое, Кенай и Элен, ушли. Оставшийся Эрик был разозлен насмешками Кеная, это было понятно по его недовольному ворчанию. Потом Миша услышал какой-то тянущийся звук, будто чем-то твердым по железу проводят.

«Он что-то затачивает?» - подумал Миша и почувствовал, как по спине табуном пробежались мурашки.

И тут неожиданно в уши ему ударила наступившая тишина. Очень уж подозрительная тишина… Был слышен только шелест листьев, потревоженных легким порывом летнего ветерка, но до него он мало доходил и солнце не сильно пекло. Это значило, что он лежал в палатке или шалаше, который легко соорудить в лесу. Миша задумался:

«Странно, вроде этот тип был тут секунду назад, а никаких шагов я не слышал...»

Вдруг над ухом послышалось:

- Я знаю, что ты не спишь.

Это заставило его вздрогнуть. Миша открыл глаз, который не был перевязан, и увидел рядом с собой парня, подкравшегося к нему настолько близко.

- Э-рик?… - несмело и ужасно смущаясь, проговорил Миша.

- Так-так… Вижу, ты уже идёшь на поправку, - парень ухмыльнулся. - Твое сердце выдало тебя. Я сразу понял, что ты проснулся, как только услышал, что оно забилось чаще. Давай, говори, Мерт, что с тобой приключилось?

Этого вопроса тот боялся больше всего. Как только он разглядел незнакомца, то понял, что у него серьёзные проблемы. На Эрике была белая льняная рубашка, поверх её рукавов были надеты наручи, которые прочно охватывали руки. Поверх рубашки был кожаный камзол без рукавов, а под ним скрывалась тонкая кольчуга с мелкими кольцами, защищающая хозяина от неприятельского меча. Немного потертые прочные штаны, заправленные в высокие сапоги свидетельствовали о далеко не оседлом образе жизни своего хозяина, а шестидесяти сантиметровый обоюдоострый меч, спрятанный в ножнах, был тому ещё большим подтверждением. А под рыжей челкой незнакомца тусклым светом сверкал алый камень, вставленный в металлический обруч, который украшал навеки застывший сокол. Все это никак не вписывалось в ту жизнью, к которой привык Миша.

- Не знаю, - медленно ответил Миша.

- Как это? Память потерял что ли? - Эрик был явно разочарован такой новостью. - Да уж, не мудрено, конечно... Значит, будешь вспоминать. Только развей мои сомнения: ты точно Мерт?

- Да… - ответил Миша.

- Тогда отлично! - Эрик, не скрывая широкой улыбки, кивнул и вышел из шалаша.

Но в отличие от него, Миша сейчас почувствовал себя ужасно. Он соврал из-за страха, потому как не знал, что они сделают с ним, если узнают правду.

- Ты сам-то как себя чувствуешь?

- Более или менее…

- Это хорошо, - улыбнулся Эрик. - Но теперь лежи смирно - не дай Бог раны откроются, и тогда вся работа Элен насмарку пойдет. Понял?

- Да…

«Они спасли мне жизнь. В этом нет никаких сомнений. И судя по повязкам, мое состояние было плачевным… Конечно, я благодарен им, однако не могу им довериться. Они приняли меня за своего друга, может быть из-за того, что мы сильно похожи внешне. И раз такое дело, у меня есть догадка, почему Эрик так напоминает мне Димку... Я попал в такую передрягу, что, наверное, уже не может быть и хуже. Другой мир… Это точно, если не сошел с ума. Что ж когда-то я так мечтал сюда попасть...»

Эрик вдруг обернулся в сторону деревьев и сказал:

- О, а вот и наши.

Миша с удивлением повернул голову в сторону деревьев, но как бы ни напрягал слух, ничего не услышал. Лишь минуты через три ветер донес до него глухую поступь нескольких пар лап по сухой травянистой земле, а после на поляну красивым бегом выбежали двое животных. Они чем-то напоминали огромных кошек, но отличались от них тем, что у них были крылья. Это были арреки. На одном из них, черном, как смоль, сидел всадник - Кенай. Увидев, что тот один, Эрик нахмурился.

- Где Элен, Ледышка? - выпалил он, подходя к нему.

Тот парень, будто ожидая такой реакции друга на отсутствие девушки, ухмыльнулся и ловко спрыгнув со спины величественного существа.

- С ней всё хорошо, Эрик, - успокоил его подошедший тёмно-рыжий аррек. - Она осталась с Верок и сказала, что бы ты не искал её. Держи, это для Мерта, - сказал он, отдав ему большой пучок пахучих трав.

- Ладно, - кивнул Эрик.

- Хватит уже обращаться с ней, как с ребенком, - сказал ему Кенай. - Ей семнадцать лет, сама может о себе позаботиться.

В знак полного отчуждения к такому высказыванию, зеленоглазый недовольно цокнул языком.

- Что случилось, Уголёк? Не можешь вынести разлуки с ней? - язвительно протянул брюнет.

- Заткнись...

- Ну же, пора бы признаться ей в своих чувствах!

- Это не твое дело.

Пока они так препирались, Миша невольно подумал, что они, словно огонь и лёд. Такие разные...

- Мерт! Наконец-таки пришел в себя, - обрадовался Кенай, подойдя к его шалашу. - Или это наш неугомонный тебя в чувства привел? Выглядишь намного лучше. Похоже, совсем скоро мы окажемся в крепости.

«Какой крепости? Это их штаб? Они принадлежат какой-то организации? Их обмундирование и мечи… Возможно, они воины, состоящие на службе у какого-нибудь дворянина. Хотя с таким же успехом могут быть и наемниками. И что же делать? Кто бы подсказал, называется!»

Миша заметил, что и на голове Кеная тоже был обруч со скрытым камнем, но только холодного, голубого цвета. Обруч точно так же был с изображением сокола, гордого и сильного, стремительно летящего ввысь.

«Возможно, это герб того, кому они служат...»

- И что? Он тебе все рассказал, Эрик?

- Я его спрашивал, но бессмысленно, - решительно заявил Эрик, стощий рядом. - Он ничего не помнит.

- Неужели? - огорченно удивился брюнет, но потом снова обратился к Мише, ободряюще положив руку ему на плечо. - Ничего страшного. Когда доберемся до крепости, Магна как всё исправить, не переживай. А сейчас отдыхай, тебе нужно залечить раны.

Тот был удивлен.

«Хорошие товарищи у этого Мерта...» - с некой горечью и даже завистью подумал Миша.

- Спасибо… - ответил он.

- Выше нос, Мерт, - Эрик опять широко улыбнулся.

Вдруг к лагерю из леса выбежал бодрой рысцой аррек цвета дыма, который привез на своей сильной спине прелестную всадницу.

«Какая красавица...» - позабыв о всех правилах приличия, смотрел на неё Миша.

Ещё бы! Посмотреть-то было на что.

- Элен! - поприветствовал девушку Эрик.

Заметив его, девушка хитро улыбнулась, спрыгнула на землю и оказалась перед ним. Не говоря ни слова, Элен всё с той же улыбкой на милом лице достала из-за спины веночек из сплетенных полевых цветов и, немного приподнявшись на носочках, надела ему на голову.

- Это ещё что такое? - смутился парень, постаравшийся разглядеть подарок.

Девушка по-детски улыбнулась.

- Удивлен? - спросила Элен.

- Не то слово, - подыграл ей Эрик.

Девушка засмеялась, подивившись тому, как же Эрику идут веночки. Мишу, отвлекая от его мыслей, легонько толкнул в локоть Кенай. Когда он обратил на него внимание, Кенай сначала указал на Элен, потом подвёл пальцы к глазам, показал руками крест, отрицательно качая головой, показал на Эрика, стоящего напротив девушки, затем ткнул пальцем в него самого и, поставив кулак на кулак, резко повернул вправо верхний, сопровождая это звуком «кхык». До Миши быстро дошёл смысл этих жестикуляций: если будешь так пялиться на Элен, Эрик свернет тебе шею, так что не рискуй. У него хватило ума не проигнорировать его совет.

«А ведь может», - размышлял он про себя.

- Мерт, привет! Рада, что тебе уже лучше, - прозвучал рядом звонкий женский голос.

Миша повернул голову и встретился взглядом со смеющимися карими глазами, чуть прикрытые светлыми волосы, в которых запутались солнечные лучики.

- Ты чего? - обеспокоилась Элен, заметив, что тот, словно язык проглотил. - Тебе плохо?

Она приложила руку к его лбу.

- Температура вроде спала, - задумчиво протянула она.

«Я завидую… по чёрному этому Мерту».

На землю его вернул незаметный толчок Кеная.

- А где твой обруч? - неожиданно спросил Миша, прекрасно скрывая свои внутренние чувства: страх, непонимание и смущение.

- Так его и не было, - с улыбкой ответила девушка.

- Элен только полгода как вступила в наш орден и пока ещё не прошла посвящение в рыцари, - объяснил Эрик. - Сейчас ей нужно усердно тренироваться и оттачивать навыки владения оружием, но сейчас она довела до автоматизма лишь элементарные приёмы.

- Неправда! Я знаю уже достаточно, чтобы ходить с вами на задания. Даже мастер это признал.

- Если бы он до конца признал твою силу, то не поручил бы мне присматривать за тобой, - Эрик с добродушной улыбкой погладил её по голове, будто капризного ребенка.

Девушка обиженно фыркнула, но руку не убрала.

- Раз уж ты такого мнения о ней, Эрик, лучше бы пошёл с ней на тренировку, - наставительно произнес Кенай.

Согласившись с ним, тот взял девушку за руку и куда-то с ней направился, попутно говоря о том, какие приёмы они с ней будут повторять. Заметив их уход, тёмно-рыжий аррек кинулся за ними следом, не желая отставать.

- Неплохо выкрутился. Промедлил бы еще немного и Эрик заподозрил неладное, - хмыкнул брюнет, скосив глаза на Мишу, когда те скрылись из виду.

- Ты это о чём?

- О том, что ты на неё глаз положил. Понимаю, Элен далеко не уродина и это знают все в ордене, но всё же мастер не тебе её в ученики приставил, верно?

- Она ученица Эрика? - поинтересовался Миша.

- Да, - с притворной горечью вздохнул тот, будто сожалея об утрате. - А объяснил мастер свое решение тем, что раз уж тот похитил нашу Ленку из отчего дома, то он-то за неё и отвечает.

- Похитил? Как так?

Неожиданно поняв, что сейчас может навлечь на себя ненужные подозрения, он напряженно застыл в ожидание. И следующие слова Кеная позволили ему облегченно выдохнуть.

- Не волнуйся, спрашивай, если что-то не понятно, мы объясним. В тот день мастер послал Эрика на какое-то задание, уже не помню в чем оно заключалось, но оно проходило именно том городе, где жила Элен. Она была дочерью герцога Сототского и жила со своей семьей в огромном доме посреди города. В тот день было пышное празднование её семнадцатилетия и, соответственно, в честь этого события у них во дворце был бал. Наслушавшись от горожан о неземной красоте дочери Сототского, Эрик решил тайком пробраться во дворец…

Под покровом наступившей темноты, превосходно скрываясь от грозной и сильной охраны герцога, к окнам дома тихо подкрался незнакомец, лицо которого скрывал капюшон. Осмотревшись ещё раз, нарушитель взялся за мелкий выступ на стене, служивший изысканным украшением этой огромной архитектуры, подтянулся, схватился за перила балкона, перекинулся и твердо встал на них ногами. Подпрыгнул, как кошка, опять схватился за подоконник огромного окна и уже хотел лезть выше, но тут же остановился. Но в том коридоре, из которого выходило окно, миловалась одна парочка. Недовольно цыкнув языком, парень, будто птица, перелетел с одного подоконника на другой и наконец взобрался на крышу. Ему в лицо тут же хлынул ночной разгульный ветер, несущий с собой прохладу величественных сумерек. Он сдёрнул с головы капюшон и взъерошил рыжие волосы. Глубоко вдыхая свежий воздух, парень побежал против ветряного потока по крыше, попутно следя за наличием охраны внизу. Добежав до другого края, он затормозил и спустился на широкий уступ маленького оконца под крышей, которое так удачно открывало вид в огромный зал. Аккуратно усевшись на нем, парень стал внимательно наблюдать за веселившимися внизу гостями герцогского дома, которые были заняты лишь тем, что беседовали между собой о делах в королевстве или кружились в танце со своими партнерами и партнершами.

«Сегодня весь город отмечает семнадцатый день рождения дочери герцога Сототского. И на  этом балу она должна встретиться со своим женихом, за которого выйдет замуж, когда достигнет совершеннолетия. Любопытно взглянуть на такого счастливчика».

Неожиданно музыка затихла, пары замерли, и все присутствующие устремили свои взгляды к огромным входным дверям, около которых стоял дворецкий, объявляющий о прибытие самого хозяина и организатора великолепного торжества. По красивой витиеватой лестнице к гостям спустились, держась под руку, герцог Сототский со своей супругой. Подходившие к ним гости, говорили им слова приветствия, каждый раз слегка кланяясь, желали им доброго здравия и долгих лет жизни. Наблюдая за этим, парень не сдержанно усмехнулся.

«Какие же фальшивые эти дворяне. В их глазах не лестные слова читаются, а отчетливое пожелание смерти, и всё это скрывается за слащавой улыбочкой. Прелестно... Богатство, власть, звание, влияние… Зачем им всё это, если они могут потерять всё в любой момент?».

Но вот музыка опять стихла, дворецкий громко провозгласил басистым и сухим голосом: «Госпожа Элен Сототская, дочь великого и благословленного Небесами герцога Сототского!» В настежь распахнутых дверях стояла сама виновница торжества. Девушка с густыми локонами цвета Солнца в воздушном белоснежном платье, обшитом золотыми и серебряными цветами с драгоценными камнями, которые переливались прекрасным блеском на ярком свете огромных люстр. Она была похожа на ангела. Светловолосая красавица вызвала настоящий ажиотаж среди кавалеров с разбитыми сердцами. Она спустилась торопливыми шажками с лестницы к родителям. Всё то время, что она беседовала с ними и некоторыми гостями, молодые представители сильного пола горели желанием завоевать её внимание, но девушка одаривала их такими незаметными и мимолетными взглядами, в которых отражалось такое легкое презрении, скука и гордая небрежность, что даже сумела заинтересовать юного рыцаря.

«Да эта девчонка с приветом», - хмыкнул он про себя, продолжая наблюдать за залом.

Тут молодой человек, выделившийся из толпы, подошёл к ним. При виде него герцог сдержанно кивнул головой, казалось, будто он не желал встречаться с этим человеком. Его супруга и дочь присели в изящном реверансе. Герцог представил кавалера своей дочери, а ей - его. Тот склонился в галантном поклоне.

«Скорее всего, это и есть её жених. Везет же некоторым», - раздраженно фыркнул парень.

 Он уже хотел возвращаться, но его боковое зрение уловило нечто подозрительное.

Один из гостей, подойдя к одному из охранников завел с ним разговор, по всей видимость, довольно дружелюбный. Но когда он ободряюще похлопал его по спине, тот внезапно ослаб и неизбежно бы упал под тяжестью своего снаряжения, если бы гость незаметно не придержал его. После этого он одним движением руки поставил охранника так, чтобы казалось, будто он стоит самостоятельно, и отошёл в сторону. Парень проследил за ним ошарашенными глазами - у того человека был спрятанный в рукаве нож. Он окинул взглядом остальных солдат и обнаружил, что больше половины из них были уже мёртвыми. Они стояли прислоненный к стене с открытыми глазами, будто живые. Чужак метнул взгляд на жениха, предчувствуя беду. 

А тот нахально провёл тыльной стороной ладони по щеке девушки, что ей, как и ее отцу, и матери, это совсем не понравилось. И в этот момент, словно по сигналу, из-за ширм, статуй, колон выскочили вооруженные наемники. Они выхватили лёгкие арбалеты и произвели общий залп по всем присутствующим. Зал наполнился криками, перемешанные с шумом выстреливающих арбалетов и падающих мёртвых тел абсолютно беззащитных дворян. Увидев происходящие, Эрик выхватил из-за спины меч, рукоятью выбил стекло и спрыгнул вниз на головы двух стрелков. В него тут же устремилось пять выпущенных арбалетных болтов, сопровождаемых воплями предателей, которые с ужасом узнали в нем рыцаря ордена «Белого Сокола». Болты впились в мраморный пол в двух метрах от него. Избежав меткой гибели, он легким движением кисти выпустил в полет два метательных ножа, а за ними ещё пару. Все они нашли свою цель, вонзившись в правые плечи наемников. Теперь они не постреляют. Под следующий залп попали сами герцог с герцогиней. Их оглушенную дочь поспешно уносил на плече тот кто, назвался её женихом. Зеленоглазый погнался за ними, минуя до смерти перепуганных дворян. По пути он, перемахнув через опрокинутый стол, вывел из строя ещё троих изменщиков. С остальными покончила прибежавшая на шум стража.

Преследуя по длинному коридору похитителя, Эрик оказался на огромном, но пустом балконе. Но он скоро нашёл  преступника, выезжающего со двора в экипаже. Рыцарь спрыгнул вниз и, приземлившись на чью-то карету, одолжил одну из шестерки лошадей. Испугавшаяся лошадь понесла его по мощеной дороге города, минуя изрядно подвыпивших горожан, которые отскакивали в сторону и бросали ему в след проклятья. Но лошадка была явно не скаковая, и поэтому быстро начала замедляться, не выдерживая заданного темпа. Экипаж уже минул Восточные ворота и теперь несся по дороге из города, заметно отрываясь от своего преследователя. Понимая безнадежность погони на этой кобыле, парень протяжно свистнул в воздух .

На его зов из леса, рядом с которым проходила дорога, вылетел тёмно-рыжий аррек. Это было мифическое существо, будто сошедшее с картинок красочных историй в человеческий мир. Он был похож на огромную кошку, но главное и прекрасное отличие его было в том, что был награжден великолепными и сильными крыльями, которым позавидовала бы любая птица. Его когти, большие уши и ряд смертоносных клыков выдавали в нем искусного хищника, который бы стал неоспоримым хозяином леса, если бы не его верность к другу. В считанные секунды преодолев расстояние, разделявших их, он полетел рядом с его лошадью. Рыцарь перепрыгнул к нему на спину, и он стремительно понес его к отдалившемуся экипажу.

- Не упусти их, Рэй!

- А что случилось, Эрик? 

- Нет времени объяснять. Но если мы их поймаем, я расскажу тебе все в мельчайших подробностях.

- Уговорил! 

От резкого взмаха крыльев в воздух взметнулась туча дорожной пыли.

Пробуя ещё сильнее оторваться от преследователей, кучер всё чаще подстегивал четверку коней, которые уже хрипели, в бешеном порядке перебирая ногами. Из окна высунулся солдат и выстрелил из арбалета. Аррек резко ушёл вправо, уберегая от выстрела друга. Рыцарь метнул нож, и он рукоятью врезался в висок стрелка. Солдат обмяк и свесился из окна наружу. Обогнав экипаж, аррек приземлился и, распахнув крылья, громко зарычал. Кони от испуга резко свернули в сторону, из-за чего карета завалилась на бок. Из повалившегося экипажа выскочили двое мечников. Эрик выхватил из-за спины меч и принял бой. Первый солдат осмелился атаковать, пользуясь численным преимуществом, но рыцарь поднырнул под его меч и кулаком врезал ему в живот. Солдат согнулся от боли, отступив, а его товарищ замахнулся клинком, пытаясь вонзить его в грудь рыцаря, но он, на его несчастье, был не простыми тренерами обучен и, моментально блокировав удар, отвел в сторону вражеский меч. Точный удар в челюсть надолго вывел его из стоя. Тут он присел, пропустив над собой удар солдата, стоявшего позади и атаку которого он предугадал. Он резко выпрямился и с разворота вдарил ему ногой в голову. Двое солдат лежали около него без сознания. Слегка разочарованный столь быстрой победой, Эрик подошёл к поваленному экипажу и вытащил оттуда за воротник зачинщика и убийцу.

- Подъём! Очнись, ублюдок! У меня к тебе разговор! - выкрикивая ему прямо в лицо, Эрик пытался привести его в чувства.

Веки у виновника всего случившегося открылись, подрагивая, и его помутневший взгляд остановился на зеленоглазом парне.

- А-а… Ты же рыцарь «Белого сокола»… Наслышан о тебе… - протянул он, нахально ухмыляясь.

- Не могу сказать, что рад встрече, - злобно ответил тот, лишь сильнее сжимая в руках его воротник. - Ты меня знаешь, я тебя нет, изволь представиться. Должен же я знать, что у тебя написать на надгробье.

- Жестоко, - оскалился убийца. - Лишь за то, что я взял, что по праву принадлежит мне, я заслуживаю смерти?

Парень от его слов почувствовал, как кровь закипала в жилах от вспыхнувшей ненависти к этом человеку.

- Забрал свое? Та девушка? Ты понимаешь, кровью скольких людей ты запятнал свои руки?! Говори, кто ты такой?

- Я - граф Раеборгский, будущий супруг Элен Сототской. Но знаешь, - он улыбнулся какой-то печальной улыбкой, - у нас с её отцом - царство ему Небесное - в последнее время возникли довольно натянутые отношения, из-за чего он пообещал свою дочь не мне, а какому-то кретину... Сам посуди, какой здравомыслящий человек упустит такую возможность заполучить одну из красивейших девушек страны в жены, да ещё и с таким завидным преданным? Её покойный отец сам же и виноват в своей смерти, потому что не хотел со мной соглашаться.

В глазах Эрика вспыхнуло пламя, как только он услышал безудержный смех человека, руки которого теперь по локоть в чужой крови. Переполненный отвращением к нему, он с силой отшвырнул Раеборгского к дереву, об которое он ударился спиной.

- Как можно быть такой мразью?

Он стал подходить к бледному графу, который с ужасом смотрел в его зеленые глаза, горевшие смертоносным огнем, и на меч, переливающийся блеском неистового пламени. Тот пытался отползти от рыцаря как можно дальше, но судя по тому, какими жалкими были его потуги, можно было понять, что у графа была сломана нога.

- Эрик! - остановил его Рэй. - Не делай этого. Покончишь с ним и станешь таким же, как и он. Мастер будет в тебе разочарован.

У того словно пелена с глаз слетела. Он ещё раз глянул на дрожащего графа, зло сплюнул и вернулся к карете. Освободив девушку, он разрезал веревки, связывающие её запястья, вытащил кляп изо рта.

«Похоже, сильно ей досталось», - подумал Эрик, похлопав ей по щекам и не получив в ответ никакой реакции.

Сзади к нему подошёл его верный аррек.

- Она жива, но без сознания.

- Странная эта девчонка. И это она-то стоила наших усилий?

Вдруг Эрик услышал шум приближавшегося отряда конницы, который отправили в погоню за похитителями.

«Одиннадцать… Нет, двенадцать всадников… Третья лошадь хромает на левую ногу… Неплохо, но всё-таки сильно уж медленно они реагируют на похищение своей принцессы.»

Вскочив на зверя и посадив бессознательную девушку рядом с собой, он направился навстречу этому отряду, думая вернуть им дочь герцога. Однако, как только он показался им, воины тут же направили на него арбалеты и выстрелили.

- Эрик, а они не шутят! - напугался Рэй, отскочивший от пролетевших мимо болтов.

- Они пьяные что ли?! - поразился парень. - Нет, с такими разговоры бесполезны.

Эрик, прижав к себе девушку покрепче, пустил аррека в вольный полет. Уже в воздухе рыцарь почувствовал на себе полный ненависти взгляд, давящий ему на спину. Он обернулся и встретился со взглядом Раеборгского, которого взяли под руки солдаты гарнизона. 

А Рэй уносил их, словно ветер, в сторону безопасного леса...

...Конечно, они в первые дни были немного не в ладах друг с другом, но всё же как-то они сумели найти общий язык. Потом Элен приехала в нашу крепость и вступила в наши ряды. Она желала научиться защищать своих близких и тех, кто ей дорог, думая, что многие пострадали именно из-за её слабости. Вот такая история, - закончил Кенай, подняв глаза на Мишу. - Конечно, очень смахивает на сюжет девичьего романа.

Ближе к вечеру вернулись Эрик и Элен. Парень был явно чем-то развеселен, в отличие от своей спутницы, которая открыто выражала свое недовольство, стряхивая с насквозь промокшей одежды капли воды. Видимо, во время тренировок ученице по вине учителя посчастливилось искупаться в реке. Но вместо малейших извинений, тот лишь широко улыбнулся и взъерошил её намокшие волосы. Элен, вздохнув, пошла к себе в палатку переодеваться, а Эрик, найдя Кеная у костра, о чём-то тихо с ним заговорил. Почувствовав свое безучастие, Миша в который раз пробовал осмыслить случившееся, прокручивая в голове последние воспоминания, но из-за этого у него возобновилась головная боль.

- Тебе лучше не шевелиться хотя бы ещё пару дней, Мерт, - прозвучал рядом с ним знакомый голос.

Миша из-за мешавшейся повязки, закрывающей ему половину лица, не смог разглядеть говорившего, но по голосу узнал Эрика.

- Я сейчас позову Ленку, чтобы она ещё раз перевязала тебя. Она уже закончила делать мазь из тех трав, что принесли Рэй, Верок и Фриз, - с этими словами он ушёл, оставив его опять наедине с собой.

Миша тяжело вздохнул.

«Не хочу их обманывать, но не могу же я им сказать, что не из их мира. Да даже если и скажу: «Ребят, я не Мерт», они вполне могут списать это на то, что я хорошенько стукнулся головой. Но если у них вдруг возникнут сомнения, касающиеся меня, они же в любой момент легко могут узнать, где сейчас тот самый Мерт, за которого меня приняли. И что тогда они сделают? Мой двойник, наверняка, где-нибудь сейчас бродит по миру и не подозревает о моем существование», - размышлял он.

Его раздумья прервал неясный шорох, доносившийся из угла шалаша. Было похоже на то, что кто-то маленький пробирается сквозь ветки шалаша внутрь. Миша медленно повернул голову к источнику шума и обомлел. Перед ним был белый пушистый комочек, созданный будто из тополиного пуха. У него был большие сиреневые глаза и он издавал прелестный мурлыкающий звук.

«Что это за…?» - Миша не мог даже сравнения подобрать к этому существу.

Это нечто, видимо, заинтересовавшись им, затеплилось у него на голове, около перебинтованного глаза. Оно елозило и мурлыкало, согревая его, словно маленькое солнышко.

- Ой, это же хова! - вошедшая девушка аккуратно взяла крохотное существо в ладошки. - Тебе лучше идти в лес, к своей семье, иначе можешь потеряться, - наставительно произнесла Элен, на что хова печально вздохнул.

Она выпустила зверька из шалаша, и тот ускакал к своим сородичам, весело мурлыча. Элен вернулась и, посадив Мишу, стала аккуратно снимать с него бинты. Тогда он ощутил легкий холодок, проникающий через повязки.

- Твои раны почти все затянулись, Мерт, но, похоже, что шрамы всё-таки останутся, - с сожалением сказала целительница.

- Мне как-то всё равно, - ответил ей самозванец.

Миша подумал, что эти шрамы останутся для него напоминанием о том, что с ним произошло.

- Ты какой-то задумчивый в последнее время, - заметила Элен. - Ты что-то вспомнил?

Она ещё раз промыла его раны, обрабатала травяной мазью, а после стала так же осторожно обвязывать его грудь и спину.

- Нет, ничего, - проговорил Миша, чтобы не обижать девушку своим безмолвием. - Просто многое теперь не понятно.

- Ничего страшного, - смело и уверенно заявила та, ободряя его. - Мы тебе обязательно поможем.

Миша опять тяжело вздохнул. Его совесть не давала ему покоя.

Закончив перевязывать грудь, девушка перевязала руки и ногу, а потом сняла повязку с его левого глаза.

- Если все думают, что шрамы красят мужчину, то ты, Мерт, со всех сторон неотразим.

Тот невольно улыбнулся. Открыть левый глаз получилось с трудом. Когда зрение восстановилось, Миша аккуратно коснулся того места, где лежа повязка, и нащупал толстую рану. Позже она превратиться в шрам.

- Ты хорошо видишь левым глазом? Или зрение все-таки пострадало? - несмело спросила девушка, надеясь на лучшее.

- Всё хорошо. Видят одинаково, как и раньше.

- Слава Богу! - облегченно выдохнула девушка, и плечи ее обмякли, избавившись от напряжения. - Но всё же, когда мы доберемся до крепости, я приведу тебя к Магне. Путь она осмотрит тебя хорошенько. Я не такой опытный лекарь, как она, и переживаю как бы не появились осложнения. Ну, раз всё хорошо, я пойду, скажу ребятам, что ты поправляешься. А ты зови, если что-то понадобиться.

Мише оставалось лишь кивнуть. Когда же девушка ушла, он тяжело лег на тёплую подстилку и укрывшись одеялом. На душе по понятным причинам скребли кошки, но здравый смысл говорил, что вранье — это не самое страшное из вещей в мире, и тем более это было ради его же безопасности.

«Как только смогу стоять на ногах, сбегу при первой же возможности, а пока постараюсь не раскрыть себя».

Тут послышался шум крыльев, разрезающих воздух и тихое урчание крылатого зверя. Снаружи донеслись уже знакомые голоса.

- Привез я тебе, Ленка, что просила, - услышал Миша чуть недовольный голос Эрика.

- Да ладно тебе, не сердись, - прозвучал ласковый голос девушки. - Спасибо тебе!

- Ага, - смущенно отвел глаза парень, и всё его недовольство куда-то делось.

Девушка, забрав у него принесенный мешочек, отошла к костру.

- Что это ты ухмыляешься, а? - вызывающе посмотрел на Кеная зеленоглазый.

- Ты же вроде на разведку летал.

- Летал, тебе на радость, - огрызнулся Эрик. - Ленка просто попросила овощи купить в той деревне, вот я за одно и съездил.

- Ясно, - кивнул рыцарь. - Так что там за лесом? Может быть, узнал, что в мире твориться?

- Немного, - устало протянул парень, опускаясь на землю рядом с ним. - В основном только слухи. А из правдивых новостей всего две. Первая — народ не сильно доволен сегодняшним стечением обстоятельств: цены поднимаются где на три-четыре медяка, а где и в два раза. солдаты чем-то обеспокоены, хоть и стараются не подавать виду. Ясное дело, что в королевстве что-то назревает, и скорее всего это война с Хеллом. Не знаю, как тебе, но мне это не сильно-то нравится. Так что, когда Мерт сможет усидеть самостоятельно на арреке, нужно возвращаться в крепость.

- Хм, раз такое дело… Ладно, согласен с тобой, - кивнул Кенай, выслушав своего друга. - А вторая какая?

- В нашем королевстве завелся ещё один борец за справедливость, - улыбнулся тот.

- Только один? И что в этом удивительного?

- Он в одиночку за несколько месяцев своего буйства сумел поставить на уши почти все войска в столице. Он даже, наверное, сравним с нами по владению оружием. Он каждый раз вырывался из окружения десяток солдат, выходя оттуда чуть раненым. Его видели даже в королевском замке, когда он забирал дорогостоящие лекарства для горожан. Охранники в тот день видели лишь алый плащ, когда этот безумец выпрыгивал из окна. А теперь представь какую награду за его поимку пообещал король?

- И не представляю, - покачал головой Кенай, удивленный таким рассказом.

- Тогда сам погляди.

На землю мягко лег желтоватый пергамент, на котором был красиво нарисован портрет человека, скрывающего под капюшоном. На лице его сияла кровожадная ухмылка. Под портретом было выведена каллиграфическим почерком цифра в пятьдесят тысяч золотых монет. 

- Ну как? - усмехнулся Эрик. - Неплохо, да?

- Да, приличная сумма, - тот перевел свой взгляд на верхние буквы. - Алый Ветер?

- Так называют его люди. Никто не знает, кто этот человек, даже не понятно парень это или девушка.

- Серьезно? - засмеялся парень. - А по его голосу не определили что ли?

- А вот никто не слышал его голоса. Солдаты рассказывали, что этот Алый Ветер дерется так же молниеносно, непредсказуемо и безмолвно, словно у него крылья за спиной. Говорят, мол он посланник с Неба. Другие, что сколько бы он не дрался, никогда не уставал, да и к тому же понять нельзя из-за его красной одежды ранен он или нет. Это сильно пугает несчастных вояк.

- Бред какой-то, - хмыкнул Кенай, разглядывая портрет. - Но если встретим его, позовем в наш орден. Глядишь, и пользы от него будет больше, чем от некоторых.

После этих слов по старому сценарию последовал короткий обмен колкостями, затем звякнули мечи, и послышался азартный смех противников.

- Вы, двое, осторожней! - услышали они звонкий голос Элен. - Эй, опрокинете тут все, слышите?

Через неплотную ткань палатки Миша видел отходящие от костра тени забавляющихся рыцарей. Он удивлялся легкости и привычной непринужденности, с которой они танцевали в опасном боевом танце. Но он окончился тем, что рыцари все-таки что-то опрокинули, и Элен разняла их.

- Лучше бы тратили свою силу на более полезное дело, нежели на драку! - злилась она.

Те подняли руки в извиняющемся жесте и спрятали клинки. Элен вернулась к своей работе. Эрик же попытался загладить свою вину, предложив ей помощь, а потом они о чем-то заговорили за работой. Они были довольно далеко, и поэтому их разговора Миша не слышал. Посмотрев в ту сторону, где был Кенай, он понял, что тот уже куда-то ушёл. От неожиданно наступившей тишины его сморил сон. 

Поднявшийся лёгкий ветерок вызвал неясный, скромный шелест могучих деревьев. Он проник шаловливо к Мише в шалаш, обдувая лицо свежей прохладой ночного леса. Где-то вдалеке заливисто и загадочно пропела птица, вспорхнувшая с тяжелой ветки ели. Луна мягко и бережно освещала лесную поляну вместе со своими спутницами - подружками-звёздами. Они неторопливо мерцали на бесконечном небосводе, переливаясь холодными цветами тьмы и недоуменно глядя с непокорной высоты на суетливую жизнь людей. Гладь уснувшей реки покрылась их блеском, слегка освещая берега. Это ровное сияние прерывалось мелкими круговыми волнами, вызванные непоседливыми мальками, которым совершенно не хотелось спать. Причудливые бабочки плавно порхали в траве на берегу реки. Они кружились в неведомом танце, легко взмахивая своими ситцевыми крылышками. Сквозь ночную идиллию раздался тихий и смущенный смех девушки, эхом отразившийся где-то глубоко в таинственной тьме, окутавшей теплыми объятьями весь лес.

Мише снился аэропорт... Самолёты... Он сдал экзамен… Димка хлопал его по спине, радостно улыбаясь… А потом он увидел красивую, молодую женщину, в которой он со слезами узнал свою мать.

«Мама… Спасибо, что являешься ко мне, хотя бы во сне, - говорил он ей, обнимая. - Мне без тебя очень плохо…»

Женщина ещё раз поцеловала сына в лоб и ушла, медленно растворившись в ослепительном свете, горевшем впереди. Он горько вздохнул. Димка положил руку на его плечо и сказал:

«Все будет хорошо. Жаль, конечно, что все так получилось, но ты уж не подводи этих ребят, принявших тебя».

Потом и он исчез, оставив его одного. Но вдруг сзади раздались голоса:

«Эй, ты почему смотришь назад? Прошлое не воротишь, Миша. Идём с нами!»

Он обернулся и увидел множество силуэтов, одни из которых были к нему ближе всех: трое рыцарей - Эрик, Кенай, Элен, и их арреки - Рэй, Фриз и Верок. Остальных он не мог разглядеть, они были в тени грядущей встречи.

Эрик, широко улыбнувшись, протянул Мише руку, и сказал:

«Это твои друзья, не бойся! Пошли с нами, мы покажем тебе наш мир, а потом посмотрим, может и ты нам свой покажешь!»

Увидев эту искреннюю и беззаботную улыбку, тот неосознанно усмехнулся и крепко пожал ему руку.

«Принимайте новичка», - с усмешкой сказал Миша, осмотрев всю эту немалочисленную компанию.

«Принят!» - торжественно воскликнул рыцарь.