Покоряя небеса. Глава 2. Песочный зверь

18.02.2018

- Ленка, где Мерт? - послышалось Мише сквозь сонную пелену.

- Не знаю, Эрик, - отвечала ему девушка. - Может, он ещё не проснулся…

- Что?! Он ещё дрыхнет?!

К палатке устремились решительные шаги, и через три секунды подол её с шумом поднялся, впуская солнечный свет в глаза парня.

- Вот ты где, - хищно улыбнулся зеленоглазый, увидев Мишу. - Спит наша красавица! А кто тренироваться будет?

Тот издал какое-то ленивое и протестующие мычание, с неохотой открывая глаза.

- Давай выходи, тренировку никто не отменял.

Миша уткнулся носом в подушку, выражая всё своё недовольство.

«Никуда я не собираюсь, - со вздохом подумал он. - Только я более менее оклемался, так сразу на тренировки потащил. Да и Кенай туда же. Вчера чуть до полусмерти не довели….»

- Так не пойдет, - возмутился зеленоглазый и, нагло схватив за голени, силой выволок его наружу.

- Пусти! - запротестовал тот, пытаясь отбрыкаться он рыцаря.

Кенай, сидевший около потухшего костра и помогавший в это время Элен, скептически смотрел на это зрелище, но его лицо не выражало ни капли удивления. Это для него было очередное утро в лагере.

Когда же Эрик доволок переставшего сопротивляться Мишу до места проведения тренировок, он остановился и отпустил свою жертву.

- Поднимайся. Сначала начнем с разминки, а уж потом к делу приступим, - сказал он в предвкушении. - Тебе помочь? - он протянул ему руку.

Из-за той крушения самолёта у горе-попаданца в первое время с трудом получалось самостоятельно ходить. Подняться ему часто помогали Эрик с Кенаем. Благодаря их поддержке ему с каждым днем удавалось проходить все больше и больше.

Вздохнув, Миша попробовал подняться. Но в самый ответственный момент его ноги подкосились, и он бы непременно упал. К счастью, его поймал Эрик.

- Прогресс, - ободряюще улыбнулся он. - Ещё бы чуть-чуть и у тебя бы получилось встать самостоятельно.

Тот лишь благодарно кивнул. Отойдя на пару шагов, Эрик оценивающе посмотрел на то, как стоит его мнимый друг, и, убедившись, что вполне уверенно, стал проводить тренировку. Сначала была разминка типа нашей обычной ежедневной зарядки (ну, как ежедневной?), а после шли упражнения посложнее. Первые пятьдесят отжиманий Мише давались с небольшим трудом, а вот следующие двадцать приходилось серьёзно стараться. После тренировки пресса он часто не мог нормально встать. Подтягивания — это другой разговор. Обычно после двадцати парень чувствовал, что уже выбился из сил и что у него сильно чешутся руки заткнуть своего учителя, который в то время, как он тщетно пытается сделать двадцать первое, уже делает тридцатое или даже тридцать пятое. Растяжку он вообще терпеть не мог, но, к его счастью, она не требовала такой большой физической нагрузки. Пробежка же делалась в полумертвом состояние и с такой нагрузкой, что тогда, когда Миша лежал на земле, тяжело дыша и чувствуя, как ноет все тело и горят легкие, он понимал, что не зря сам гонял себя на пробежке в лесу или в фитнесс-клубе. Но самое обидное для него было то, что Эрик ничуть не уставал. У него разве что дыхание еле заметно учащалось, хоть он и занимался с ним наравне. А еще он с какой-то странной улыбкой смотрел на валявшегося в траве Мишу Он будто радовался, что эти тренировки еще долго будут проходить.

- Ну, что? Отдышался? - спрашивал он, на что всегда получал в ответ отрицательное мотание головой. - А надо подниматься.

Вот так они проводили время от самого рассвета до того момента, пока их не позовут завтракать. Тогда Эрик всегда хотел урвать себе «кусок побольше», за что получал от справедливой девушки, куксился, потом над ним подшучивал Кенай, Элен как всегда была в роли разнимающего, а Миша мирно наблюдал за этим со стороны, доедая свой завтрак. После он дрых без задних ног, страшно вымотанный тренировками Эрика, и ему чуть ли ни каждый раз снилось, что он под выкрики рыцаря не может сделать ни одного отжимания, и эти выкрики с каждым разом становятся все громче и громче… В конце концов он просыпался, лежа на животе с согнутыми в локтях руками, как будто уснул, когда отжимался.

«Довёл до невроза. Уже кошмары снятся», - вздыхал Миша и поднимался с постели.

Обычно Эрика и Рэя, его верного аррека, до обеда не бывало в лагере, и тогда компанию ему составлял Кенай. Отведя его на их излюбленное место, полянку, густо заросшую деревьями, он рассказывал ему о их кочевой жизни рыцарей ордена "Белого Сокола". Сидя на толстой ветки дерева и прислонившись спиной к его шершавому стволу, Кенай также рассказывал ему о мире, куда попал Миша, помогая ему восстановить память (по крайней мере, он так считал). 

Примерно так проходили их дни до того момента, пока Эрик, не приехав с разведки, не привез печальные новости.

- Так, народ, - обратился он ко всем, соскочив с приземлившегося Рэя, - дела принимают неожиданный поворот.

- Что ещё? - нетерпеливо и недовольно отозвался Кенай, по своему обыкновению дежуривший у костра.

- Сейчас всё королевство введено в военное положение из-за страшных раздоров между нашим королем и Фредериком, и страсти продолжают накалятся. Если так и дальше пойдет, то нашу страну поглотит война.

- И откуда же такие любопытные новости? - подошёл к нему брюнет, поднявшись с земли. - Сегодня ты припозднился. Ты случайно не в город ездил, Уголёк?

- Э-э… - Эрик описал глазами окружность.

- Мы работали по старой схеме, так что нас не заметили, - уверил его Рэй, вступаясь за друга.

- Я же просил вас не высовываться, - вздохнул брюнет. - Ладно, не важно. Раз такое дело, надо в срочном порядке возвращаться в крепость. Мерт уже нормально ходит, так что, думаю, верхом усидит, но гнать арреков пока не будем.

Тут Эрик заметил вернувшегося в лагерь Мишу, который принес охапку хвороста. Он подозвал его. Миша положил свою ношу около огня и подошёл к ним, отряхивая рубашку от травинок и иголочек.

- Слушай, Мерт, - Эрик дружески перекинул руку через его плечо. - Нам нужно срочно ехать в крепость, прямо завтра. Мы с Ледышкой считаем, что ты сможешь преодолеть с нами этот путь, и нам осталось услышать только твое мнение на этот счет…

- Согласен, - уверенно кивнул Миша.

- Уверен? Точно? -допытывал его рыцарь.

- Все нормально. Я справлюсь.

- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Кенай. -  Тогда завтра с утра Эрик поедет и поищет тебе аррека, а потом мы возьмем курс на наши любимые Сурбинские горы.

- Погоди-ка, так мы не договаривались! - запротестовал тот. - Давай-ка решим этот вопрос нашим способом.

"И как им не надоест?" - подумал Миша, готовясь отходить на приличное расстояние от рыцарей. Однако на его удивление те выставили навстречу друг другу кулаки и...

- Камень, ножницы, бумага!

Эрик выставил "ножницы" и проиграл "камню" Кеная.

- Эрик, уже десятый раз подряд, - разочарованно застонал Рэй.

- Ты на столько предсказуем, что просто жалок, - усмехнулся Кенай.

- Заткнись! Вот научусь слышать мысли, тогда и покажу тебе, где раки зимуют, - погрозил ему Эрик.

- Вот мы и утрясли все детали, - Кенай обернулся и повел за собой Мишу. - Пойдем, надо поговорить.

Удивленный парень даже не сопротивлялся, покорно идя за ним, а Эрик задумчиво почесал затылок, дивясь поведению своего друга — одного и второго. Но потом просто пожал плечами и пошёл к Элен.

- Ленка, давай помогу! - предложил он.

- Спасибо, - улыбнулась она в ответ.

Кенай, отойдя на расстояние, недостижимое для чуткого слуха зеленоглазого, развернул к себе Мишу и стал ему объяснять:

- Значит так, Мерт, мы завтра уже уедим отсюда в наш дом. Он, разумеется, твой тоже. Не принимай близко к сердцу, но то, что с тобой произошло должны знать не только мастер и Магна, но и все остальные.

- Хорошо, я понял.

- Так, и ещё… Из наших разговоров я понял, что всё-таки некоторые моменты нашей жизни тебе не понятны. Так что я постараюсь тебе объяснить. 

Тут он показывал свой обруч со вставленным в него камнем пронзительно-голубого цвета, над которым красовался герб "Белого Сокола". 

- Такой обруч есть у всех рыцарей нашего ордена. Он отражает их характер, и не только. У меня он символизирует Лёд - спокойствие, поэтому Эрик меня и прозвал «Ледышкой». У него самого — Огонь, то есть… - он на секунду задумался, - безрассудство, поэтому и «Уголёк», - усмехнулся он. - А у тебя — Земля. Кстати, ты же знаешь о четырех элементов стихий?

- Да. Воздух, Вода... Земля и Огонь.

Кенай кивнул.

- Именно, наш Уголёк и ты — одни из элементов стихий, в чём я немного завидую. С таким сильным духом вы обязательно когда-нибудь станете одними из сильнейших рыцарей нашего ордена. У каждого такого Носителя Элемента есть своя особенность. Эрик обладает удивительным слухом, позволяющим услышать за несколько сотен метров поступь крадущегося зверя. Твоя особенность - это способность чувствовать малейшие вибрации как в почве, так и над ней. Именно с её помощью ты просто неуязвим в темноте. Ты можешь чувствовать каждое движение врага. Не замечал в себе этого в последнее время?

- Нет…

- Возможно, это из-за отсутствия обруча. Он также выступает в роли усилителя своего обладателя. Благодаря ему мы можем устоять на ногах даже после таких ранений, от которых обычные люди могут погибнуть. Выносливость тоже повышается, впрочем, как и всё то, что необходимо воину в бою. С обручем мы физически намного превосходим любого солдата. Но изготовление таких камней держат в секрете, который доверен лишь мастеру и Ренату, нашему гениальному ученому.

Кенай взялся в рукоять, и в этот момент послышался металлический шелест оружия, вынимаемого из ножен обоюдоострого клинка. Миша завороженно смотрел на меч, переливающийся холодными красками на свете Луны.

- Но знаешь, не смотря на все наши преимущества, нам не свойственно убивать… - сказал рыцарь. - В этот меч вставлен такой же камень, как и в моём обруче. Мы называем их Камнями Чувств. Они не раз спасали наши жизни. Видишь это сияние? - Кенай взмахнул клинком, разрезающим воздух и описавшем в нем ледяную дугу. - Я же говорил тебе, что отражение моей сущности — Лёд, а зеркало моего характера - Камни Чувств. Никто так и не может разгадать нашей тайны, и в частности поэтому имя нашего ордена получило некую известность в мире, - заметил довольный рыцарь. - Ты только полюбуйся этим завораживающим блеском, как же он радует глаз! Однако это сияние может и меняться при некоторых обстоятельствах.

- Это при каких же? - недоуменно спросил самозванец.

- Хм, например, если рыцарь испытывает какие-либо сильные чувства. Может быть, если я повстречаю очаровательную девушку, при улыбке которой моё сердце оттает, мой Лёд заменится Пламенем, - театрально заключил Кенай.

Луна величаво возвышалась над земной поверхностью, время от времени скрываясь за медленно плывущими облаками. Она спокойно освещала озерную гладь, окруженную деревьями. За ними виднелись массивы огромных Сурбинских гор, укрытых белыми шапками снега. Но птицы в этом живописном месте не подавали своих голосов, звери скрывались в своих укрытиях, а сверчки не пели своих ночных трелей. Ни одно живое существо не выдаст себя, если оно чувствует рядом смертельную опасность.

Посреди этой немой пустоты, прислонившись спиной к дереву, сидел парень в темной одежде, изорванной и тонкой. На шее его висел кулон в форме гладкого круга. Черные волосы слегка прикрывали его стеклянные глаза цвета боярышника. Они тускло смотрели в даль, а около одного из них была витиеватая татуировка в виде змеи. Всё вокруг него будто лишалось жизни, останавливалось и погибало. Бесшумно поднявшись, он пошёл, ступая босыми, исколотыми шипами неприветливых растений, ногами, по влажной траве в сторону воды. Опустившись на колени, он зачерпнул ладонью прохладную воду и поднес её к губам. Летними тёмными ночами бывает жарко, как светлым днем. Напившись, он вознес свой взгляд к небу, где все так же одиноко светила Луна.

Но вот сзади послышались звериные рыки, разрывающие в клочья ночную тишину. Зловещие жёлтые огоньки пронзали мрак деревьев. Волки приближались к нему, начиная стягивать его круг. Они чувствовали смерть, они боялись её и они хотели уничтожить источник своего страха. При виде них лицо парня выразило беспокойство.

- Нет… Я вам не враг… - повторял он, вытянув перед собой еле заметно трясущиеся руки. - Не приближайтесь…

Но серые хищники были глухи к его мольбам. Сквозь обнаженные клыки вырвался рык, внутри клокотала ярость, глаза горели хищническим огнем. Они неумолимо приближались к нему.

- Не надо…

Волки рванули к нему, разрывая когтями землю, прыгнули, желая разорвать его, но... Они вдруг неестественно выгнулись от поразившей их боли, пронзительно взвизгнули и упали на землю замертво. Из их перерезанных глоток струилась алыми ручейками кровь.

- Простите… - чуть не плача, просил он их.

С его рук стекала густая кровь. 

- Я никому не хотел навредить… Ни у кого не хотел отбирать жизни…

Он шёл прочь, а в голове вертелись лишь одни мысли:

"Когда же я умру? Зачем мне нужно было родиться, если моя судьба столь страшна? Я больше не хочу никому причинять боль… Лучше самому умереть..."

Окровавленными пальцами он зарылся в чёрные волосы, зажмуриваясь от боли, которая раздирала его душу. Теплые слёзы быстро прокатились, оставляя влажные дорожки на щеках. Он сипло спрашивая у самого себя:

- Почему я? - слова эти были тихи, но даже так они вызывали нестерпимую боль в груди.

В голове опять всплыли воспоминания о том ужасном месте. Клетки, железные прутья, холод, боль и плач... В его памяти глубоко отпечатался тот день, когда на его деревню напали неизвестные, поубивали всех, кроме детей, которых согнали в телеги и увезли, оставив после себя только разрушения и огонь. В том месте, которое было больше похоже на демоническую лабораторию, его и превратили в чудовище. С тех самых пор он не может управлять собой. Каждый раз после появления опасности он впадает в забвение и приходит в себя с кровью на руках.

- Больно осознавать, на сколько ты жалок? - спрашивал голос в его голове. - Маленький, бесполезный щенок. Хочешь избавиться от этого ощущения, от этой боли? Сдайся наконец и отдай мне свое тело!

- Уходи. Я не совершу сделку с демоном.

- Я не демон, а лишь твоя вторая сущность. Мы с тобой одно целое, не забывай, щенок.

В глазах поплыло, всё вокруг затягивалось чёрным туманом. Веки стали медленно закрываться, но в последнее мгновенье он увидел перед собой мимолетный образ из прошлого - семилетнюю девочку с прекрасными каштановыми волосами, с милой улыбкой и с шоколадными глазами, которые так ласково смотрели на него. Он ощутил её тепло и манящий, еле уловимый запах, увидел слабые очертания её маленькой хрупкой фигуры, перед тем, как совсем стало холодно и темно…

Миша резко распахнул глаза от страшного сна. Он долго не мог понять, где находится, лихорадочно бегал глазами вокруг, ища кого-то, но когда услышал знакомые голоса, мягко раздавшиеся рядом, стал понемногу успокаиваться. Облегчённо выдохнув, он приподнялся на руках в своей постели, и, вслушиваясь в тихий смех и разговоры друзей, провел рукой по лицу.

«Что это? Сон? - думал он. - Если это так, то он слишком реальный...»

Он оделся и вышел из палатки. Не надевая обуви, прямо босиком наступил на прохладную, влажную от ночного дождя траву. Воздух был свежим, несравнимо чистым с городским, от которого Миша уже отвык. Он был так по-мягкому прохладен, напоенный ароматом лесной хвои, мелких цветов и шишек.

- Мерт! - на плечо упала тяжелая рука Кеная. - Идем на тренировку или… Что с тобой? Бледный какой-то… Ты не заболел случаем, товарищ?

- Нет, - махнул тот рукой.

- Смотри у меня... - пригрозил ему пальцем брюнет. - Пошли.

- Куда опять? - даже не удивился Миша, послушно ковыляя за ним следом.

- Будем заново учить тебя кататься, - с усмешкой заявил рыцарь, торжественно раздвинув кусты, которые открыли проход на небольшую поляну.

Миша с сомнением посмотрел на обративших на них внимание животных, поднявших на пришедших свои умные и внимательные глаза. Первый аррек был чёрным, как смола, но на солнце его шерсть отдавала тёмно-синим цветом, будто блеск замороженного металла. Его оливковые глаза с интересом смотрели на него, будто тщательнейшим образом изучая. Он величественно лежал в густой траве, подставив спину утреннему солнцу. Пушистые уши аррека были настороженны, направлены в их сторону, чёрный хвост, напоминающий львиный, спокойно лежал у него перед мощными когтистыми лапами, а крылья аккуратно прижаты к широким бокам.

Второй, не уступающий ему в красоте, но телосложением напоминающий элегантную львицу, был серебристым, словно дым. Его стройные ноги были спрятаны в высокой траве, белоснежные крылья игрались с солнечными лучами, а глаза наивно-растерянно устремились на ледяного рыцаря. Этого аррека Миша видел в первый же день и, на сколько он помнил, это был аррек Элен. Его - нет, её, - звали Верок. 

Первый, похоже, был как раз Кеная, потому что от его взгляда так же ощутимо веяло холодным и гордым спокойствием, как и от его хозяина.

- Фриз! - свистнул брюнет, подзывая того к ним.

Аррек, встав с заметной неохотой с теплого места, покорно подошёл к хозяину. Фриз, гордо подняв голову, свысока посмотрел на Мишу, прижав к затылку уши, и фыркнул.

«Своенравная скотина… - мелькнуло у парня в голове. - Да уж, у него даже дыхание ледяное, что уж о характере говорить».

- Так, - рыцарь похлопал аррека по его массивной спине, - пока Эрик уехал, а Ленка опять тренируется, у нас есть хорошая возможность поучить тебя верховой езде. Конечно, Фриз новичков не жалует, пользуется каждой ошибкой седока, чтобы скинуть его, но как по мне, то он идеальный учитель для тебя, - улыбнулся он.

- Сочту за похвалу, - отозвался чёрный аррек.

- Так что, попробуешь?

«Мда, если этот кошак меня сбросит, мне тогда хоть бы половину костей собрать».

Смотря на него, Миша вспомнил всех мифических существ из фильмов, пытаясь найти схожесть этого чудовища хотя бы с одним из них. Однако ничего более похожего, чем грифон, не нашёл. Вздохнув, Миша запрыгнул с помощью Кеная на шелковистую спину аррека.

«А тут довольно просторно», - со смехом заметил он.

- Так, вспоминай, Мерт, - рыцарь потребовал к себе внимания. - Пока нет уздечки, руками держись за шерсть у него на холке. И держаться тебе придется как можно крепче, поверь мне. Коленями прижимайся ему в бока… Ещё сильнее, слышишь? Аррек должен чувствовать тебя, понял, а если будешь думать, что ты ему «уж через чур сильно надавливаешь», то ты просто свалишься с него при первом же взмахе крыльев. Всё, инструктаж окончен. Пошёл!

Аррек резко взмахнул крыльями и взмыл в воздух.

Миша, совершенно растерявшись, инстинктивно вцепился в густую шерсть крылатого чудовища. Как только Фриз возвысился над землей на пятьдесят метров, тут же стал вращаться в воздухе «бочкой», а потом, чуть ли не коснувшись брюхом земли, набрал высоту «горкой», подняв под своими крыльями пыль с травой. Он завертелся «спиралью» от чего у бывшего летчика закружилась голова.

- Хм, хорошо летит, - признался Кенай, наблюдая за ним из-под руки, поставленной козырьком. - Только с чего Фриз замахнулся на высший пилотаж?

Аррек сделал «нож», чуть не задевая лапами затрясшиеся деревья, а потом, почувствовав, что его седок вот-вот сорвется, решил продемонстрировать ему «кобру Пугачева», которой тот не выдержал и стремительно стал приближаться к земле, ругая крылатого по матери.

- Фриз, лови его! 

В этот момент Миша упал на пушистую спину аррека, который потом плавно приземлился.

- Убить захотели? - хрипло поинтересовался Миша.

- Нет, - добродушно отозвался Кенай. - И как, понравилось?

- Никогда больше не полечу третьим классом, - прохрипел тот, чувствуя, что у него ком к горлу подошёл.

- Третьим классом?! - возмутился Фриз, грубо стряхнув его со спины. - Я тебе показал высший пилотаж, а ты оказался просто жалок.

- Полегче, Фриз...

- Гляньте-ка, пьяный пеликан не только крыльями молоть умеет, но и языком, - процедил Миша где-то с травы.

На его слова все отреагировали по-разному. Возмущению Фриза не было предела, а вот рыцарь веселился во всю.

- Главное, что первая тренировка прошла успешно и мимолетно, - сквозь смех сказал Кенай.

После этого Мише огласили длиннейший список его ошибок, замеченных зорким взглядом учителя.

- Надеюсь, ты все понял и больше такого безобразия не повториться. А теперь, давай, залезай, повторяем все заново.

Через минуты три Миша опять был на земле.

- Почему до тебя не доходит? Разве так сложно нормально держаться и руками, и ногами?

Ещё одна попытка увенчана неудачей, но увеличение времени полета было заметно.

- Хм, неплохо, неплохо. Но всё-таки мне кажется, что с уздечкой тебе было бы проще. Ну, раз начали без неё, так и продолжим без неё, - задумчиво проговорил Кенай, посмотрев на Мишу, который уже стал привыкать к стремительным полетам вниз. - Тяжело в учение, легко в бою.

После получаса такого времяпровождения, Кенай понял, смотря свысока на валяющегося в траве Мишу, что если у того будет буйный аррек, какого наверняка приведет Эрик, он долго на нем не протянет. Парень с ним невольно согласился.

- Ладно, - решил брюнет, - если уж ты не можешь пошевелится, то тогда слушай немного теории. Арреки — гордые и умные существа, не признающие никого, кроме своих хозяев, которые доказали им свою силу. Им ещё важно, что ты вместо бездушной скотины будешь видеть в них друга и защиту. Только тогда они будут стоять за тебя горой. Верно говорю? - обернулся он к Фризу.

- Немного упрощаешь, - ответил ему нежившейся на солнышке аррек. - Мы не просто не признаем людей, мы с ними и говорить не желаем, если не считаем ровней себе.

- Именно. Но из-за их внушительного вида и силы, люди, увидевшие в них только почетный трофей, стали убивать их. Тем же, кто убивал хотя бы одного, давался народный титул «Убийца грифонов» и, соответственно, всеобщее уважение. Короче говоря, теперь наших арреков считают чуть ли не вымершим видом.

- Что? А откуда тогда Эрик собирается достать аррека, если они такая редкость.

- А вот, секрет, - хитро прищурился рыцарь.

- Ладно, а почему такой странный титул?

- Ну, - развел тот руками, - кто-то не разглядел, потом рассказал кому-то, тот не так расслышал или не понял, рассказал другому свою версию и понеслась.

- Ясно.

- Так вот… 

Кенай хотел было сказать что-то еще, но договорить ему не дал задорный свист, раздавшийся со стороны лагеря. 

- Ага, Уголёк вернулся, - довольно улыбнулся брюнет, оторвав взгляд от леса. - Пошли, Мерт, труба зовёт, - протянул он руку Мише, помогая подняться.

Придя вместе с арреками на знакомую поляну, они обнаружили Элен, держащую в руках какой-то сверток и стоящую рядом с Эриком, который сидел на разгоряченном от быстрого полета темно-рыже арреке. За ними, мотаясь и грозно рыча, бушевал зверь песочного цвета. При виде него Фриз и Верок недовольно зашипели, подступая ближе к своим хозяевам.

«Зашибись…», - лишь выдохнул парень.

- Ребят, вы как раз вовремя! - заметил их Эрик.

Спрыгнув с Рэя, рыцарь ловко ухватил прочную веревку, одетую на морду песочного зверя, и с трудом подвел его к ним. 

- Ну, как тебе? - сипло спросил он, с большим усилием стараясь удержать зверя.

Миша невольно отстранился от такого бешеного источника энергии.

- Давай, усмири его, что встал?! - не выдержал рыцарь, тогда он чуть не свалился с ног от мощного рывка головы непокорного аррека. - Если сможешь усидеть на нем, тогда он больше не станет сопротивляться! Мерт!! Имей совесть, я долго так не выдержу!

На помощь другу поспешил Кенай, схватив вместе с ним веревку, которая содрогалась от каждой попытки зверя освободиться. Но даже тут силы их были явно не равны. Аррек упирался ногами и впивался когтями в землю, прижимался грудью к траве и бился крыльями, пытаясь вырваться. Он не привык быть во власти людишек.

«Да он издевается! - начал злиться Миша, до которого доходили неистовые рыки чудовища. - Я не смогу его победить!»

- Мерт! Что ты стоишь? Оглох?! - пытался достучаться до него Эрик. - Стой, зараза ты эдакая! - это он уже арреку.

В конце концов, не выдержав, веревка лопнула под противостоянием этих сил. Кенай и Эрик прокатились по траве, не сумев сохранить равновесие. Песочный аррек, почувствовав их безвластие над ним, замотал головой, пытаясь стряхнуть веревку, которая была обмотана у него на морде. Но тут, заметив движения рыцарей, ощетинился, сотрясая воздух своим ревем, и накинулся на них. Но те вовремя перекатились в сторону, спасаясь от страшного удара. Увидев, что их хозяевам грозит опасность, Фриз и Рэй рванули с места, но Миша успел раньше них. 

Оседлав зверя, он как можно крепче вцепился в его густую шерсть и уперся коленками в крепкие бока. Аррек, взбесившись от такой дерзости человека, переключил всю свою ярость на седока. Он пытался сбросить его, выгибая спину, высоко подскакивая, крутясь на месте, словно волчок, и всеми силами стараясь укусить парня. Воспользовавшись этим, Миша схватился за обрывок веревки на его морде и натянул её, заставляя того выгнуть шею вниз, что не дало бы ему возможности и дальше кусаться. Аррек из-за этого запнулся и упал на землю. Миша спрыгнул со звериной спины до удара, но не упустил веревку. И снова запрыгнул на него, когда тот начал подниматься. Зверь метался, поднимая куски земли и травы, ревел, усиливая попытки сбросить его, но Миша не поддавался ему. Аррек хрипел, со страшной силой начав ударяться боками о толстые стволы деревьев, думая навредить ненавистному седоку. К этому ещё прибавились удары крыльев, которые становились точнее раз от раза.

И наконец, переполненный злым отчаянием, аррек взметнулся в небо, словно стрела. От силы взмахов его крыльев ветки на деревьях заплясали. Оказавшись на заоблачной высоте, Миша почувствовал, как сердце его замерло в испуге. Тогда зверь сложил крылья и полетел спиной вниз. Аррек перевернулся в воздухе так, чтобы парень оказался под ним и при столкновение первым принял смертельный удар. Поняв, что сейчас произойдет, Миша что-то выкрикнули в ухо аррека. От услышанного глаза зверя изумленно расширились. 

Ещё бы секунда, и они бы столкнулись с объятиями земли... Когда вся пыль осела, рыцари смогли увидеть, что Миша лежал невредимым на спине зверя, который твердо стоял на ногах и смиренно опустил голову и крылья. 

Первым отреагировал Кенай.

- Мерт! - вкрикнул он.

Рыцари побежал к нему, но его остановил грозный рык песочного зверя. Тот скалил на него клыки и не позволял ему подойти к своему седоку.

Аррек сильно устал, тяжело дышал, лапы у него чуть тряслись от усталости и перегрузки, а сердце глухо отбивало поспешные ритмы. Миша был не в лучшем состоянии. Он открыл глаза и слез со спины зверя, хоть и сам едва ли мог стоять. Пот ручейками сбегал с его лба, трясущиеся руки нервно вцеплялись в густую песочную шерсть, дыхание же и не думало восстанавливаться.

«Да уж… Заставил ты меня попотеть… - признался Миша, чувствуя прилив адреналина в крови. - Какой же ты непокорный… Надо тебе имя соответствующее дать».

Наконец он пришёл в себя и отпустил веревку, не волнуясь о том, что зверь опять начнет буйствовать, и поднял глаза на друзей. Элен, испуганно смотря на Мишу, стояла, прикрыв губы ладошками. Кенай был страшно зол и пронзал Эрика жгуче холодным взглядом, и удивительно было как на том ещё иней не появился.

- Слышь, Уголёк, - обратился к нему брюнет, тщательно подбирая слова. - Где ты достал этого аррека?

- Ах, точно… - усмехнулся тот, чем подлил масла в огонь. - До нашей базы далековато было, так что я нашёл любезных бандитов, которые согласились продать мне этого красавца.

- За сколько? - с холодным и самым опасным спокойствием спросил Кенай.

- За двести золотых, - отчеканил Эрик с такой непринужденностью, будто бы говорил о погоде.

Сорвавшись, ледяной рыцарь схватил Эрика за воротник.

- Да ты издеваешься, Уголёк?! Двести?! Ты половину нашего заработка угробил! Где это видано, что бы арреков у каких-то цыган брали?!

«Понятно, не поздоровится Эрику», - вздохнул Миша, с сочувствием понимая, что сейчас ничем не сможет помочь зеленоглазому.

К Мише подошла Элен, держа в руках уздечку.

- Тебе помочь? - робко спросила она, передавая её ему в руки.

- Нет, спасибо, я сам справлюсь, - заявил тот, хотя в мыслях после этого упрекал себя за эту выходку.

Он с сомнением посмотрел на крылатое чудище, которое косилось в его сторону, и в глазах которого читалась нескрываемая издевка. Чтобы не стоять без дела, парень решил для начала снять с него обрывок веревки. Ухмылка перестала играть на морде аррека, и он с облегчением замотал головой. Потом же, увидев растерянность парня, тяжело вздохнул, решив, что поспешил с выбором своего хозяина. 

Согласившись помочь ему, но при этом не допуская такой милости человечишке, как заговорить с ним, аррек укусил за один из ремешков и пошевелил ушами. Миша, скептически выгнув бровь, просунул его пушистые ушки в проём между ремнями, затем засунул ему в пасть ещё один, который был гораздо плотнее и жестче по сравнению с другими. Немного повозившись с затяжками, он перекинул самый длинный повод через его большую голову и положил на спину. Немного отойдя, стал оценивать то, что у него вышло.

«В принципе неплохо получилось», - смело решил он.

Пока ребята собирали вещи и заметали следы своего прибывания, арреки, не говоря ни слова, с любопытством разглядывали нового члена команды, за что их одаривали недовольным рыком. Видно, новичок не горел желанием сближаться.

Через час, когда все было готово и вещи были навьючены на арреков, они покоряли просторы небесные, возвышаясь над всей землей. Конечно, с непривычки летать на одинаковой высоте со всеми бывает очень страшно, и сначала некоторые даже боятся открыть глаза, но зато какой вид открывается осмелевшему! Внизу простираются густые макушки деревьев, начинающие ходить ходуном при порывистом ветре, будто бескрайнее зеленое море. Впереди мутнеют, скрываясь за облаками, массивные горы, гордо воспрянувшие над земной твердью. Пушистые облака, будто небесные перья, неслись к ним навстречу, гонимые воздушным потоком. Казалось, руки протяни и дотронешься до них. Проносясь мимо, они обдавали лицо свежей прохладой, а некоторые, попадая под сильные крылья аррека, рассыпались на мягкие клубы. Эти голубые просторы разносились на сколько глаз хватит, поражая человеческое воображение и захватывая дух своим величием.

Тогда Миша почувствовал, что по-настоящему счастлив. Исполнилась его мечта.

Эрик, дав волю Рэю, носился в высотном океане, играясь с пушистыми облаками и разбивая их на маленькие пушки. Наблюдая за этой потехой, Миша то и дело ожидал, что тот на каком-нибудь кульбите сорвется с аррека, но очень скоро отверг эту нелепую мысль. По сравнению с ним, юный рыцарь летал намного лучше. Также он полностью доверял своему товарищу, который показывал все известные и неизвестные приемы высшего пилотажа, вызывая этим веселый и безудержный смех зеленоглазого рыцаря.

- Вот ведь… - хмуро вздохнул Кенай, которому изрядно поднадоела эта парочка. - Нигде с ними покоя нет.

Элен тихонько хихикнула.

- Зато не скучишься.

Тут, будто бы в подтверждение её слов, Рэй издал довольный рык,  описывая узкую петлю вокруг них, и при этом умудрившись никого не задеть.

- Осторожней, вы! - раздраженно рявкнул рыцарь.

Но это не сильно подействовало на веселящегося Эрика.

- А теперь маневр вихря! - с азартом скомандовал он.

Аррек взмахнул крыльями и, вертясь, как сверло, пробивал встречные плоские облака, всё выше и выше поднимаясь. Было чувство, что вместе с другом он был готов пробурить небеса!

- А у него голова не закружится? - осторожно спросил Миша.

- Ай, - небрежно махнул рукой Кенай, - он уже привык к такому веселью.

- Маневр камушка! - послышалось сверху.

Через секунду перед ними спиной вниз пролетел Рэй с Эриком. Парень из любопытства проследил за ними. В какой-то момент Рэй перевернулся со спины и распахнул крылья, выставляя их наперекор порывам восходящих ветров. И, снова удержавшись в полете, взлетел. Однако он под конец немного устал.

- Эрик, завязывай-ка с этой забавой, - твердо заявил Кенай. - Хватит перед Ленкой красоваться! Солдаты заметят и не до шуток будет.

Миша, как и все остальные, прекрасно понимали, почему им противопоказано встречаться с местными властями.

«Кенай, а почему вы скрываетесь? - вспомнил свой недавний вопрос Миша, на что тот ответил:

- Все из-за того, что мы считаемся Темным орденом. Нашим первый мастер-основатель был генералом, выступивший против войны с соседним королевством. Он призывал всех к мирным переговорам, предлагал пойти на компромисс, из-за чего лишился титула. Его прозвали изменником родины. Ту войну наше наше королевство проиграла, и многие про себя признавали его правоту. Но генерал так и остался оскверненным позором изгнания. Став бродячим рыцарем, он много путешествовал по миру, с помощью своих знаний помогая крестьянам и раскрывая подлые дела помещиков и дворян. Вскоре те назначили награду за его голову, объявив бандитом и разбойником. С этого все и пошло. И сейчас, спустя сотни лет, мы продолжаем его дело, живя по собственным законам».

- Хочу тебе напомнить, что в Лемире, куда мы направляемся, полно Светлых рыцарей! Поэтому постарайся не выдавать себя.

- Ха! Этих белых дьяволят, зовущихся "Тигриным Клыком", я не боюсь, - развязно сказал Эрик, примешав в голос солидную долю презрения к предмету своего обсуждения. - Они творят, что хотят, понимая, что им никто и пикнуть в укор не сможет, а если что и случится, то они могут многим на лапу дать и вопрос будет чудным образом исчерпан. Такой орден я бы не назвал Светлым!

- Сейчас уже ничего не поделаешь, Эрик. Правительство полностью на их стороне из-за огромных денег, которые они накопили, - выразилась девушка, огорченно вздохнув.

- Что ж, всякая свинья в грязь лезет. Если бы мы тоже стали браться за какие угодно задание, будь то убийство или похищение, у нас тоже был бы не хилый капиталец. И куда катиться этот мир? Теперь на все найдется оправдание. Сегодня все понимание о человечности перевернуто вверх тормашками. Разбой «светлых» орденов стал нормой, а мы оказались вне закона, только из-за того, что иногда портим жизнь обнаглевшим дворянам, угнетающих честных людей.

- Так было не всегда...

- Но сейчас мы единственный орден, из числа тех, на которых была надежда и опора простых жителей королевства. И когда это люди забыли о доброте?

- Наверное с той страшной войны, прошедшей всего семьдесят лет назад.

- Вряд ли. Скорее всего, как раз до неё.

Через несколько часов солнце, служившие им незаменимым спутником, обогнало их и стало садиться за горами. Сейчас, на закате, Миша восхищался красотами этого мира. Внизу простирался зелёный покров полей, у горизонта виднелось темно-синее озеро и почерневшие горы, увенчанные, будто короной, сияющим алым светом заходящего солнца. Розовые облака быстро проносились по темнеющему небу, на котором уже скромно заблестели первые звёздочки.

Элен, обхватив шею Верок, тихо спала у неё на спине, убаюканная этой идиллией и шумом уверенных взмахов крыльев своей дымчатой подруги. Эрик, потрепав между ушами довольно заурчавшего Рэя, глянул на спящую девушку и невольно улыбнулся.

- Кенай, давай уже снижаться. Мы сегодня и так пересекли Твиргский лес. За теми горами уже будет виден Лемир.

- Уговорил, - зевнул рыцарь.

Он натянул поводья на себя, и Фриз стал снижаться. Эрик, доверив девушку Верок, тоже стал спускаться. Видя, как остальные плавно планируют к земле, Миша думал следовать за ними, но вот… Непослушный и упрямый аррек и не думал подчиниться его приказу.

- Слышь, ты, посадку давай! - но никакой реакции. - Эй, а ты не слишком ли бор…?

Договорить он не успел. Аррек в ту же секунду прижал к бокам крылья и камнем устремился к земле. Мимо плавно снижающихся рыцарей и арреков быстро мелькнула чья-то тень с нехарактерным криком: «А-а-а!», который становился всё глуше и глуше в связи с её приближением к земле. Эрик и Кенай озадаченно переглянулись. Их посетила неприятная догадка. Из-за того, что Рэй, Фриз и Верок так резко рванули вниз вдогонку за непутевым наездником, Элен проснулась и, взвизгнув, машинально схватилась за шерсть аррека. Догнав его, Эрик подлетел поближе и, схватив Мишу за рубашку, одним рывком уложил его на Рэя, а Кенай поймал за узду песочного аррека, довольно старательно пытавшегося сбежать. Рэй и Фриз с трудом посадили наглого аррека на землю, притянув его за узду. Миша, уставший после столь длительного перелета, встал на ноющие ноги и стал подходить к разгневанному зверю. Уши его были прижаты, а клыки угрожающе смотрели на шею парня, который остановился перед ним и тихо проговорил:

- Хорошо, признаю, я был груб, - извинился он, чем снова удивил непокорного зверя. - Ну, всё, Тише, Ребелиос, тише… Хочешь верь, а хочешь не верь, но ты мне нужен… Я не желаю тебе зла. И давай ты примешь меня, как своего друга, идет?

Ответа он не услышал. Он вообще не помнил, что было дальше. Когда он открыл глаза, то увидел над собой яркие звезды и густые почерневшие кроны деревьев. Было тихо. Поднялся холодный ветер, но он чувствовал лишь тепло. Миша повернул голову и уткнулся носом в песочную шерсть. Ребелиос, оторвав задумчивый взгляд от одинокой Луны, увидел, что тот проснулся, и с глухим ворчанием отвернулся от него, положив голову между широких лап.

«Он сторожил меня? Похоже на то… Что ж, будем считать, что я смог немного сблизиться с тебеой… Ребелиос, надеюсь, мы сработаемся».

- Рота подъем! - раздалось над свей поляной возглас Эрика. - Давайте, вставайте, сони! - будил всех зеленоглазый, расталкивая всех по очереди.

- Что за?… - встрепенулся Кенай, спросонья не поняв, где был источник назойливого шума. - Эрик, баран!

В затылок Эрика прилетел мешок, служивший недавно Кенаю подушкой. 

- Ледышка! - юный рыцарь потерял дар речи от возмущения.

- Не спиться - другим не мешай! - рявкнул тот.

Элен, не обращая внимания на обычный балаган с утра, встала и скатала одеяло.

- Ребят, вы бы оделись сначала… - заметила она, даже не глядя в их сторону.

- Да я его и так урою! - в один голос заявили те, стоя друг напротив друга в одних штанах.

- Прекращайте!

В их головы врезались яблоки. Парни ловко их поймали, не дав им упасть на землю, и это отвлекло их назревающей потасовки.

- Быстро сгрызли и полетели. Чем быстрее доберемся до дома, тем лучше.

Парни взяли в зубы яблоки и стали поспешно натягивать рубашки с сапогами.

- Эй, Мевть! - пробубнил Эрик. - Дявай, шобивайся, сехотня мы показем тибе голот.

- Чего, чего? - переспросил тот, усмехнувшись.

- Собирайся, говорю, - повторил юный рыцарь, взяв обкусанное яблоко в руки. - Мы покажем тебе город. Он в пятидесяти милях к юго-западу отсюда.

- Заманчиво.

- Лови!

Миша с легкостью поймал яблоко, кинутое Элен. Укусив его, он почувствовал сладкий сок, брызнувший ему на язык.

- А ты сегодня бодрячком, - заметил Кенай. - Вчера отрубился, будто тебя Тира весь день на полигоне гоняла.

На это парень лишь фыркнул. Он и понятия не имел, кто такая Тира. Но с ней ему ещё предстояло познакомиться.

Уже рассветало. Яркие солнечные лучи проклевывались из-за вершин высоких гор. Цветы оживали, всеми силами впитывая солнечный свет и согреваясь от тёмной ночи. Где-то вдалеке птицы заводили свои веселые трели, торопя Солнце выйти из-за гор. Воздух всё сильнее наполнялся лесными ароматами. Заметно теплело. 

Рыцари уже погрузили малочисленные мешки на арреков, когда Миша стоял около Ребелиоса и поправлял ему уздечку.

- Ты... - тихо и неожиданно начал аррек, смотря на своего хозяина, который замер, впервые заслышав его голос. - Ты отличаешься от людей этого мира… От тебя пахнет металлом и дымом. И дым этот не от костра... От того, что мне незнакомо...

Тот был удивлен. Это существо быстро заметило подвох.

- Ребелиос, - он заглянул ему в глаза. - Не говори никому об этом.

- Зачем тебе скрывать это от своих друзей? Неужели они принимают тебя за того, кем ты не являешься?

- Я им скажу, но только не сейчас. Не раскрывай меня.

- Это приказ?

- Нет, просьба.

Никто из рыцарей не заметил, что они о чем-то говорили.

Они направились на юго-запад к одному из крупнейших городов королевства Эрограль. Все то время, что они были в небе, друзья мечтательно вспоминали свой родной орден, в который они возвращались.

- Эй, Ледышка, как думаешь, на этот раз я смогу одолеть Тиру? - оживленно спросил Эрик.

- Очень сомневаюсь. Тебе ещё ни разу не удавалось её победить. Более того, она даже не сдвинулась с места в поединках с тобой! Так что тебе еще расти и расти до нашей Тирамижеи, - ответил Кенай, дразня его.

- Неужели она настолько сильна? - с сомнением спросил Миша.

- А-то! - вступил в беседу Фриз. - Она у нас одна из сильнейших рыцарей ордена, а для этого звания мало превосходно владеть мечом.

- А в вашем ордене есть еще настолько сильные воины?

- Да, четверо. Они лучшие из лучших! Это наша Тира, Клодо Анхес и Арий Коллос. Но, разумеется, сильнее их только мастер ордена — Клайф Сворд. Сейчас в крепости только мастер, всех остальных он отправил на задания. Тира в том числе.

- Возможно, она уже справилась с поручением и дожидается нас в крепости, - понадеялся зеленоглазый. - Вот вернемся, посмотрим на сколько я стал сильнее за эти месяцы, что мы сами на задание были.

- Оно такое сложное было? - поинтересовался Миша, гадая, какие же задания дают рыцарям орденов.

- Для одного сложное, а для шестерых - раз плюнуть, - сказал Кенай. - Мы искали банду разбойников, скрывающихся в горах. Они устраивали набеги на деревни и караваны, проходивших по дороге у подножья. На путь к этим горам у нас ушло чуть больше десяти дней, потом ещё неделю мы прочесывали вместе с арреками горы, чтобы найти их базу. А когда наконец отыскали её, Эрик пробрался к ним под видом бродяги и шепнул атаману, мол по такой-то дороге пройдет караван с чем-то замечательным, и что ограбить его будет прибыльным делом. Конечно же, у разбойников слюнки потекли, да только вместо добычи их ожидал в засаде отряд солдат, которых привел наш заказчик, когда мы ему рассказали наш план. Награду за поимку банды поделили десять на девяносто, как и договаривались.

Неожиданно Эрик замер, вслушиваясь, и обратился к ним:

- Мы приближаемся к городу! - объявил он. - Давайте снижаться.

Рыцарь прижался к спине Рэя, который по его команде камнем полетел к деревьям. Остальные проследовали за ним. Миша с некой опаской посмотрел на Ребелиоса, но, к его счастью, аррек - хоть и с ощутимым недовольством — подчинился.

- Итак! - Эрик бордо соскочил с Рэя. - Этот город — наш первый пункт по дороге в крепость, а до другого два дня пути пешком, но раз нам повезло иметь в числе друзей арреков, мы доберемся до него завтра утро. Я предлагаю в этом городе...

- В Лемире, Эрик, - подсказала ему девушка.

- Хорошо, в Лемире взять немного провизии и вернуться сюда. Наших пушистиков оставим вон за тем холмом.

- Согласен, - заговорил Кенай. - Но когда окажемся в Лемире, то разделимся на пары, чтобы не сильно выделяться. Я пойду с Элен…

- А с этого места поподробнее, - угрожающе скосился на него Эрик.

- Хорошо-хорошо, - примирительно помахал руками тот, сдерживая смешок. - Если тебя не устраивает моя компания с Элен, то я с твоего разрешения пойду с Мертом. Ну-с, не будем терять времени! Мерт, вперед.

Его провожал сердитый взор Эрика, а Элен, не удивленная такому поведению напарников, взяла запасную одежду, чтобы переодеться. Штаны и кожаная броня, по мнению горожан, не предназначались для девушек.

- Вижу, тебе нравится его подкалывать, - заметил Миша, следуя за рыцарем.

- Конечно! - засмеялся Кенай, раздвигая в стороны ветки кустов. - Эрик многое знает, но мало понимает, особенно в отношениях с девушками. Я ему туманно намекаю, что рядом с ним есть такая очаровательная девушка, как Элен, и что рядом есть и тот, кто не прочь познакомиться с ней поближе. Его это ужасно раздражает. Но то, что стоит хоть раз в жизни увидеть собственными глазами, это его смущение, когда он встречается со взглядом Ленки во время нашего разговора. В общем, я от него не отстану, пока этот балбес ей не признается!

- А ты уверен, что все именно так, как ты считаешь? - спросил Миша и увернулся от полетевшей в его сторону ветки, которую оттянул рыцарь, освобождая путь.

Но его вопроса Кенай не расслышал.

- О, наконец-то! - обрадовался он, увидев впереди долгожданную дорогу.

Миша впервые увидел такое большое скопление людей этого мира. На его взгляд они сами по себе были необычные. Он представлял себе мрачную толпу крестьян, передвигавшихся пешком или на скрипучих телегах по мощенной дороге из своих родных деревень в огромный город, где они могли найти все необходимое для их быта или продать плоды их трудов, однако здесь он встретил более счастливых людей. Они живо обсуждали последние новости королевства даже с теми людьми, которых встретили только сегодня. Их одежда была красочнее и разительно отличалась от тех серо-коричневых тряпок, что носили крестьяне его родного мира. Люди торопливо и живо шли по дороге, желая успеть сделать все свои дела до заката и уже завтра с рассветом отправиться в обратный путь, домой, где их ждут и любят.

Кенай натянул на его голову капюшон, а потом, и сам прибегнув к этой мере предосторожности, пошёл вниз с пригорка на дорогу. Мимо них промчались несколько мальчишек, играющих с палками и воображающих себя отважными героями, противостоящих друг другу с помощью своих волшебных мечей. Один из них, случайно запнувшись об камень, чуть не покатился кубарем вниз на обочину, но его подхватила сильная рука рыцаря. Мальчишка, рассеянно подняв на него глаза, поблагодарил за помощь и убежал к остальным.

Они спустились на дорогу, смешались с толпой и направились в сторону города, которого, впрочем, ещё не было видно из-за растущих впереди деревьев.

- Мерт, лишний раз напоминаю, - шепотом произнес Кенай, стараясь не привлекать лишнего внимания. - Этот город, Лемир, принадлежит одному «светлому» ордену. Помнишь, мы как-то говорили про "Тигриный Клык"? Так вот, здесь их крепость. И нам нельзя высовываться, потому что у них есть кое-какие связи с правительством, и если нас раскроют, то в лучшем случае тюрьма нам обеспечена.

- Понял.

И тут среди людей поднялся шум. Миша обернулся и увидел, как сквозь толпу проезжали торопливые всадники на разгоряченных конях, которые могли легко затоптать невнимательных крестьян. Всадники расчищали себе дорогу, замахиваясь на людей плетками, и явно веселились от их перепуганного вида. Их путь сопровождался криками боли и испуга.

- Вот помини чёрта, - гневно прошипел сквозь зубы Кенай, старательно пряча лицо под капюшоном. - Идем отсюда, Мерт.

Но Миша никуда не пошел. На его глазах плетка негодяев взлетела над женщиной, закрывающей своего сына, и полетела вниз, со свистом разрезая воздух. Через мгновение она со щелчком ударилась о тело.

- Ты кто такой? - всадник на черном коне гневно посмотрел на парня, об руку которого была обмотана его плеть. - Уйди с моей дороги, щенок! Или ты не видишь, кто перед тобой?!

Миша, закрывший собой беззащитных, заметил как тот, гордо подняв голову, показал свою нашивку оскалившегося тигра. Он понял, какому ордену принадлежал этот рыцарь. Женщина с ребенком в испуге убежала, не выдержав гневного взгляда рыцаря ордена, которого так бояться в городе.

- Не трудно догадаться, - живо ответил Миша, перехватив плетку. - Ты последний подонок, которого я только встречал.

- Что?! - взревел рыцарь. - Да как ты смеешь?! Я убивал людей и за меньшие оскорбления!

- Не сомневаюсь. Дураки часто обижаются на сказанную о них правду.

Слышавшие все это двое его дружков потянулись за мечами, испепеляя взглядом выскочку. Люди стали отходить в стороны, чтобы не попасть под горячую руку, но любопытство не давало уйти. Черный всадник сильным рывком вернул свою плеть, и Миша сделал шаг назад. Не упуская никого из виду, он соображал, кто из этих троих самый опасный противник, выбив которого из строя он планировал лишить остальных уверенности в победе над ним. Все трое спрыгнули с седел, обнажив мечи, и направились к нему с явным намерением сделать из него фарш. Они настолько были поглощены этой мыслью, что их вниманием даже не овладел шум, возникший в толпе и приближающийся к ним.

- Что здесь происходит?! - рявкнул широкоплечий усатый солдат с группой из пяти людей, видимо, пришедших разнимать драку.

Но лишь заметив нашивки гербов "Тигриного Клыка" у троих рыцарей, солдаты преклонили под их брезгливые взгляды колени, а их предводитель уже не с таким вольным голосом сказал:

- Милорды, простите нас за такое небрежное отношение к вашему возвращению. Прошу, проследуйте за нами, мы проведем вас до вашей крепости, уничтожая любые помехи на пути.

Эти слова понравились владельцу человеческого кнута. Довольно оскалившись, он вскочил в седло и проследовал со своими приспешниками за всполошившейся охраной, которая с криками «Отойди!», «Дорогу!» расталкивала людей. 

К Мише подошёл Кенай.

- Тебе повезло, что этот подонок так быстро забыл о тебе. Одно слово, и ты был бы в тюрьме. Не лезь больше на рожон. Ты, конечно, благородно поступил, защитив невинных, но… Будь осторожнее.

Миша смотрел вслед удаляющимся всадникам и думал, почему таких рыцарей называют «светлыми», а его друзей - «темными»?