Знаменосец. Глава 2. Дом безумного ученого

27.01.2018

Минори вновь очнулась за решеткой и её это не удивило. Всё, что осталось от её воспоминаний, которые давали ей ответ на вопрос: «Как я сюда попала?», были мутными обрывками - её выводят из клетки; светлый зал; её толкают вперед по коридору; вот она в чьем-то экипаже, а рядом тот «безумный ученый»; он сует ей под нос платок, противно пахнущий, а дальше провал…

«А это, наверное, его дом, - решила девушка, оглядываясь. - Мрачновато… Чего и стоило ожидать».

За решеткой была просторная комната. Потолок в ней был очень высоким, и поэтому комната была поделена на два яруса. На первом ярусе, вдоль стены, растянулся длинный шкаф, а в проеме между его полками стоял широкий стол. На нем стояла лампа, хаотично разбросанные книги и исписанные листы, некоторые из них вовсе валялись скомканными на полу. На верхний ярус вела лестница. Там было много стеллажей с толстыми книгами и свертками пергамента. Узкие многочисленные окна давали достаточно света, что бы комната не выглядела так, будто здесь живет злой алхимик.

- Проснулась? - отвлек её от изучения комнаты голос, заставивший вздрогнуть.

Обернувшись, Минори встретилась с парой холодных глаз.

- Ты! - вырвалось у неё. - Не приближайся ко мне!

- Это будет сложно, - с притворным сожалением произнес ученый. - Как же я тебя изучу, если буду постоянно вдалеке?

- Что же ты задумал? Отвечай! Я точно слышала от тебя какой-то бред про мозг, я это помню.

- Я это сказал лишь для того, чтобы убедить стариков передать тебя в мои руки. С помощью этой маленькой лжи я спас тебе жизнь. Можешь не благодарить.

- Не вижу смысла говорить это, находясь за решеткой, - фыркнула девушка. - Хоть скажешь мне, враг мой, для чего я тебе понадобилась? Уверена, такой человек, как ты, очень не любит тратить свое драгоценное время на вещи, не касающиеся его интересов.

- Приятно удивлен твоей сообразительностью, - одобрительно произнес парень.

Потом его рука нырнула в карман белого халата и вытащила из него компас.

- Посмотри сюда. Как бы это нелепо не звучало, но стрелка все время указывает на тебя, - для подтверждения своих слов он обошёл вокруг клетки девушки, но стрелка компаса не изменила своему направлению, точно указывая на неё. - По-видимому, ты изучаешь сильное магнитное поле. Заметив это однажды, я подумал, что все дело в залежах железа под Мицу, но вскоре я отбросил эту версию, потому что, когда ты гуляла по родному городу, стрелка вибрировала вслед за тобой. До этого момента я долго искал ответ на вопрос, на что же указывает этот, казалось бы, неисправный компас? И вот, через годы поисков, я пришел к стенам твоего клана. А там — что за совпадение! - я встретил тебя вместе с отрядом разведчиков. Жаль, конечно, что ты отпустила меня в лесу, я хотел заманить тебя в ловушку, а так мне пришлось пробираться на Совет…

Молодой ученый был доволен своей находкой и не скрывал этого.

- Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? - осмелилась высказать Минори. - Если он показывает по направлению ко мне, то как люди Хосая используют другие компасы?

- Мы ими не пользуемся, как и клан Мицу. В этом нет необходимости для тех, кто заперт в стенах огромного города.

- Логично… - слова этого хосайца были правдивы, в клане Минори действительно уже давно не пользовались компасами по причине их ненадобности и «неисправности». - Ладно, с этим разобрались. И что теперь делать собираешься? - напряглась она.

- Для начала выясню из-за чего происходит эта аномалия. Ты не простой человек, и это факт. Ещё я хочу провести над тобой некоторые психологические и физические опыты. В твоем согласие, разумеется, не нуждаюсь.

- Да ты... Как ты смеешь?! В который раз убеждаюсь, что Хосай — обитель мерзких дьяволов, как ты!

- Это вам о нас старейшины рассказывают? Забавно. А нам говорят, что клан Мицу — сборище трусливых дикарей.

- Не правда! Ваши предводители — настоящие лжецы! Нельзя всех людей под одну гребенку грести!

- Вот как заговорила. Все люди Хосая — дьяволы, а каждый человек Мицу - уникален? Ты сама себе противоречишь.

- Ничего подобного! Вы - дьяволы, а мы - люди!

Хоть в будущем Минори и пожалела о сказанном, но тогда она была слишком напугана и хотела сделать своему врагу как можно больнее. И у неё это получилось. Акихиро вдруг схватил её за руку и приложил её ладонь к своей груди.

- Чувствуешь? - сказал он с упреком.

Девушка ощущала как бьется его сердце под белым халатом. Оно билось так же, как и её. Гулко, с жаждой жизни.

- В нас нет различий. Мы все люди из плоти и крови. И эти слова просто смешны.

Минори не покидало чувства того, что была обманута, даже после того, как ученый отпустил её.

- Как тебя зовут? - спросил парень, стоя напротив неё за решеткой.

- Минори… - машинально ответила девушка, но вдруг опомнилась, что было бы лучше, если бы она сказала ему фальшивое имя.

- Ты в разведывательном отряде Мицу числишься?

- Уже нет. Из-за тебя я с треском провалила свое первое задание, мне этого не простят.

- Это у вас порядки такие или к тебе отношение столь суровое?

- Дело в отношение.

- Из-за того, что ты девушка?

- Думаю, причина в другом. Просто я с детства отличаюсь от остальных людей… - и в этот момент она поняла, что сболтнула лишнего.

- И чем же?

- А вот и не скажу!

- Хорошо. Раз не хочешь по человечески поговорить, то перейдем к делу, - он передал ей в руки ленту.

- Что это?

- Измерительная лента. Ни разу не видела что ли? Будешь измерять себя сама, раз я не могу к тебе приближаться. Надеюсь, ты знакома с цифрами.

- Конечно!

- Вот и славно.

Акихиро объяснил ей как снимать мерки с человека. Та с недоверием следовала его указаниям, сообщая получившиеся результаты. Но когда дело дошло до измерения роста, она замялась.

- В чем дело? - вопросительно посмотрел на неё ученый, оторвавшись от своих записей.

- Я не знаю такого числа… - сгорая от смущения произнесла Минори.

- На мой взгляд ты не очень высокая.

Вот перед кем она ни за что не хотела опозориться, так это перед хосайцем. Однако Акихиро отнесся к этому признанию, на удивление девушки, весьма спокойно.

- Скажи мне по очереди цифры, из которых состоит это число.

- Один, шесть, семь, - проговорила та.

- Это число называется сто шестьдесят семь.

- А следующая сто шестьдесят восемь?

- Да.

- Вот оно что... Понятно. А если число будет начинаться с двойки?

- Это двести.

- А с тройки?

- Триста.

- С четверки — четыреста, с пятерки — пятьсот, потом шестьсот, семьсот, восемьсот, девятьсот! Надо все время прибавляешь «сот» от слова «сотня», верно?

- Да, правильно.

- А дальше? Как называется число с пятью цифрами?

- Тысяча.

- А потом?

- Десять тысяч, сто тысяч и миллион.

- И все?

- Нет, есть куда большие числа, нежели твой рост.

- Шутки шутишь?

- Послушай, раз ты все на лету схватываешь, почему еле умела считать только до ста?

- Папа умер прежде, чем закончил моё бучение, - немного подумав, ответила пленная.

- Вот, значит, как, - Акихиро не посчитал нужным извиниться, как это обычно делают люди, затронув такую тему.

Минори так же не ждала от него извинений, потому что он ни в чем не был виноват.

- Отдай ленту, - приказал ученый. - Я сейчас вернусь.

Когда он пришёл вновь, в руках у него была вещь, которую девушка сразу узнала.

- Нет! Не буду, - решительно заявила Минори, сидя в другом конце клетке.

- С чего это вдруг? - Акихиро поставил перед дверью её клетки напольные весы.

- Нет, и точка, - уперлась девушка, скрестив руки.

- Да это же простой медосмотр.

- Нет!

Ученый сдался и бросив недовольное: «Женщины!», развернулся, чтобы уйти.

- Эй, хосаец! - окликнула его Минори. - Тебя же Акихиро зовут? - в ответ она получила короткий кивок. - Тогда я буду звать тебя Хиро. А еще Профессором.

- Льстишь?

- Издеваюсь.

«Она такая глупая. Видимо, до конца не поняла, где оказалась. Что ж, по крайней мере ею будет легко управлять, - рассуждал ученый. - Она, наверняка, и не осознает, что была предана своими же товарищами. Но на Совете она вела себя столь безрассудно, что даже мне стало интересно, что она за человек. Хотя, скорее всего, я буду разочарован».

Оставшись одна в незнакомом месте, Минори еще долго вслушивалась, пытаясь уловить хоть какие-то звуки, свидетельствующие о том, что в этом ужасном для неё месте есть еще хоть какая-то живая душа, помимо этого хосайца. Но ничего.

- Тихо, как в гробу, - невесело усмехнулась она, развевая тишину, давящую ей на уши. - Раз тут так тихо, то значит это место за пределами Хосая.

Она легла на пол, слегка согретый её теплом, и попробовала заснуть.

«Снова я одна. Совсем не в этом я нуждаюсь».

В голову стали лезть неприятные воспоминая о тех временах, когда её внезапно оставил отец. Ей тогда пришлось тяжело. Каждому будет страшно уходить из родного опустевшего дома в незнакомые и холодные казармы, где каждый норовит поиздеваться над новичком. Она ясно помнила на сколько её отец был умен и добр. Ей казалось, что он знал всё на свете. Минори часто вспоминала его теплые руки и глаза, которым безмерно доверяла. Но она даже не подозревала, чем обернется его болезнь. Минори помнила, что он сильно кашлял в последние дни, слабел на глазах, почти ничего не ел, а один раз она заметила на платке, которым он прикрывал рот во время кашля, свежую кровь. В то время он стал запираться от неё в кабинете, не подпускал к себе. Но ей это не мешало каждую ночь слышать как отец давиться от ужасных приступов кашля, запертый у себя в комнате. И очень скоро он скончался. Пережив такой ужас, Минори теперь вздрагивает каждый раз, как слышит чей-то кашель, и каждую ночь её охватывает смутное чувство тревожного страха.

Минори посмотрела в окно и с тоской провожала за горизонт небесное светило.

«Тихо, холодно и темно. Не самая веселая ситуация. Мне нужно выбираться отсюда. Интересно, если спрыгнуть из окна, долго придется падать? Есть ли стена вокруг дома? А охрана? Но опрометчиво поступать не стоит, а-то если брошусь напролом, то меня посадят в какой-нибудь подвал без окон и дверей и что я тогда буду делать? - она невольно перевела взгляд на запертую дверь клетки. - Как зверька запер.»

Вдруг девушка услышала как тихо открывается дверь и по каменному полу застучали маленькие коготки. Девушка легко различила в темноте два желтых огонька и темнее окружающей тьмы силуэт пса, который, глядя на неё, медленно приближался, часто вдыхая воздух. Животное подошло совсем близко к клетке. Минори могла протянуть через решетку и дотронуться до его мокрого носа. Пёс лег рядом с девушкой, задумчиво разглядывая её. Та успокоилась под этим внимательным и умным взглядом. Веки стали тяжелеть и она заснула, охраняемая добрым созданием.