Помощь.

— Может, опять вызвать проститутку?

С такими мыслями я ввалился в дом, как обычно, усталый и выпивший. Сегодня среда, это значит, до пятницы ещё целых два дня. Как ни крути — эта новость меня совершенно не радовала. Если я умудрился так устать к среде, что захотел вызвать проституток на два дня раньше обычного, значит, в жизни точно нужно что-то менять.
А менять то, собственно, нечего. Моя жизнь настолько проста и примитивна, что малейшие изменения либо ухудшат моё состояние, либо вообще запрещены законом. С утра я встаю на работу — в офисное здание где-то в промзоне. До сих пор не могу понять, что там оно забыло, но так или иначе целый день я занимаюсь бухгалтерией, освобождаясь лишь под вечер.
Разумеется, после работы мой мозг напоминает ядерный реактор, который вот-вот готов стать атомной бомбой и взорваться, забрызгав ошмётками моей черепной коробки людей вокруг. Дабы этого не произошло, я остужаю его раствором спирта в различных смесях в баре напротив моего дома. А поскольку ни жены, ни девушки у меня нет, то денег на круглосуточное успокоительное хватает. И даже с остатком.
Который, к слову, я полностью трачу на пятницу. Пятница — особый день. День, когда я звоню по заветному номеру, забитому у меня в контактах, как Оливия Ангел. Эта девушка с прекрасными розовыми волосами и в костюме ангела вместе со мной может творить совсем неангельские вещи. А наутро она улетает обратно на небеса — с частью моего месячного дохода.
Короче, казалось бы, идеальная жизнь для человека-одиночки. Ничего лишнего, но вот обычно мысль вызвать моего Ангела-спасителя на два дня раньше никогда не возникала. Меня будто ударило током, заставив разом включить мыслительный аппарат и подумать, что происходит.
Это как будто ты идёшь по лесу, твёрдо зная, что движешься в верном направлении. А потом вдруг замечаешь куст, мимо которого точно уже проходил. И всё, конец иллюзии. Чёткое осознание того, что ты заблудился, бьёт обухом по голове.
Вот то же самое произошло и со мной.

***

— Клиент позвонил, — мужчина с лысеющей головой и очень добрыми глазами подозвал меня к себе. — Вот адрес, Лиль, тебе доверю, хорошо?
— Да, Алексей Николаевич, — взяв из рук старика бумажку с адресом, я поправила очки, которые уж очень сильно натирали переносицу.
— Надеюсь на тебя, — Алексей Николаевич улыбнулся и устало опустил взор. Ему было уже под шестьдесят, а он всё лелеял мечту, которую хотел воплотить с самого детства. И он надеялся, что мы — “его девочки” — поможем ему, станем соратниками.
Неспешным шагом я дошла до раздевалки и переоделась. Надо бы на всякий случай взять перцовый баллончик. Вызвав такси, я бросила взгляд в зеркало. Уставшее лицо, аккуратно подведенные глаза, длинные белокурые волосы. Да уж, работа у меня тяжёлая, но она доставляла не только удовольствие, но и удовлетворение.
Уходя от довольного клиента, который таки смог отбросить проблемы и стать чуточку счастливее, очень приятно осознавать, что именно ты помогла ему. Но был в такой работе один минус — нужно пропускать себя через слишком многое.
— Соберись! — бросив полный решимости взгляд на отражение, Лилиан взяла сумку и пошла к машине, которая только что подъехала.

***

На балконе было холодно, но это должно мне пойти на пользу. Сигарета дотлевала в пепельнице, пока я своим безжизненным взором наблюдал за ночным городом. Миллионы людей живут, зачастую, даже не догадываясь, в какой уроборос их заключила жизнь. Упорядоченность, цикличность, уверенность в том, что завтра будет так же, как было сегодня. И это и есть базис, из которого меня выбила маленькая деталь — случайное желание.
О таком обычно задумываются подростки, у которых куча свободного времени. Они рефлексируют, размышляют, мечтают о великом. А что я? Офисный планктон, и говорю об этом даже с какой-то гордостью. У меня полный набор всего, что должно быть у настоящего человека. Было обычное детство с детским садом и начальной школой. Обычные друзья, с которыми хотелось творить необычные вещи: лазить по крышам, забираться на стройки, искать бункеры в городе. Была обычная юность, когда стройки уже не так привлекают, а крыши — лишь отличное место, где можно романтично посидеть с девушкой и посмотреть на закат. Была и девушка — и не одна, да вот только ни одна не осталась.
И вновь на меня нахлынули воспоминания о прошлом. Не привязанный ни к финансам, ни к мистическому завтрашнему дню, я жил, не зная хлопот. Как хотел. Чувствую, как рот расплывается в блаженной улыбке, а из глаза предательски катится горячая солёная слеза. Печально всё это. Почему же я не могу так же сейчас?
— Тьфу! — наваждение, не более.
Раздаётся звонок в домофон.
Кажется, это она. Подорвавшись со стула, я пошёл взять трубку.
Ну, пора посмотреть, чего же стоит это агентство.

***

Такси довезло быстро. Сверив ещё раз адрес, я набрала номер квартиры и стала ждать ответа.
— Алло! — отозвался наконец голос в трубке.
— Добрый вечер! Это агентств... — послышался звук открываемой двери, который помешал мне договорить. “Ну и нетерпеливый,” — я дёрнула за ручку и вошла. Вскоре лифт уже вёз меня на восьмой этаж.
Дверь открыл мужчина среднего роста. Растрёпанные волосы торчали иглами во все стороны, под глазами красовались здоровенные мешки. Одет клиент был в белую рубашку, на которой ещё болтался заляпанный галстук.
— Добрый вечер ещё раз, моё имя Лилиан, но вы можете звать меня Лили, — внимательно изучала я представшего передо мной человека.
— Добрый, добрый. Я Александр, можно просто Саня, приятно познакомиться, — мужчина отступил назад и пропустил меня внутрь.

***

— Саш, а расскажи, почему ты один? — она гладила меня по голове, пока я молча лежал у неё на коленях и смотрел в потолок. Её лицо было подсвечено лунным светом, что так кстати пробивался из окна ко мне в комнату.
Должен сказать, по началу я скептически отнёсся к этой идее. Когда-то мой друг дал мне визитку одного агентства, которое занималось особенной психологической помощью. Он так долго нахваливал его, что я не мог не взять эту чёртову визитку. Странно, но именно сейчас я вспомнил о ней и решил позвонить. Оказалось, что психологическая помощь оказывает красивая девушка, которая приезжает на дом и просто беседует с тобой. Так я познакомился с Лили.
— Один? Один я потому, что так легче, — улыбнувшись про себя, я ещё раз взглянул на Лили.
— Легче? Чем?
— Ну, понимаешь... Вот когда у тебя кто-то есть, ты чувствуешь... ну-у, ответственность, что ли! Ты стараешься, делаешь подарки, копишь деньги. Ты хочешь показать своё внимание и заботу, и в ответ получаешь то же внимание и заботу. Это прекрасно, да! — я на пару секунд замолчал, вспоминая все свои отношения. — Но это почему-то кончается. В конце концов внимания и заботы всё меньше, всё больше ругани и ссор.
Она молчала. Молчал и я. Её руки просто гладили мою голову, отчего было так спокойно и хорошо. Как будто я на секунду остановил время и сбежал в другое измерение, где нет ни забот, ни печали.
— Знаешь, почему твои отношения не дожили даже до брака?
— Потому, что всё рано или поздно наскучивает?
— Нет. Потому что ты не умеешь терпеть. Или она не умела. Тут разницы особой нет. В самом начале людей вместе держит страсть. Думаю, не стоит тебе объяснять, что это, сам знаешь, — Лили улыбнулась и положила одну руку мне на лицо. — А потом отношения держатся на привязанности. Она сильна. Привязанность — это совокупность доверия, терпения и способности идти на уступки. И если хоть один из пунктов отсутствует — не избежать печального конца. Причем это должно быть у каждого.
— Хорошо говоришь. Было бы на практике так же легко. Найти бы такую девушку, которая обладала всеми этими пунктами!
— А ты настолько уверен, что они есть у тебя?
Я колебался с ответом. Так или иначе, я часто искал проблему в себе, думая, что я виновник всех бед. Поэтому естественно, что я терпел, шёл на уступки и доверял, как мог.
— Да, всё это есть у меня!
Лилиан хмыкнула. Не поверила. Да и кто она вообще мне? Её задача — лишь прийти, успокоить, приласкать. Удовлетворить потребности, которые никогда не сможет удовлетворить обычная проститутка. Подклеить разваливающуюся душу, облепив её подорожником. Ха!
— Знаешь, кто основал наше агентство? — внезапный вопрос выбил меня из колеи.
— Нет, откуда.
— Его основал пенсионер, который с детства мечтал помочь людям. Он прожил жизнь, работая на заводе, совершенно один, скапливая деньги, чтобы основать этот оплот добра. И знаешь, что он нам говорил? — не дожидаясь ответа, девушка продолжила. — Что приходя к человеку, мы должны помочь ему. Должны пропустить через себя всё, что прожил он, понять его до мозга-костей. За один сеанс мы должны стать ему самым близким человеком на Земле. Наша задача — не приласкать и утешить, а помочь!
— Хорошо говоришь! — действительно, мне очень хотелось ей верить, никогда ещё в жизни я не чувствовал себя так хорошо. Мир остановился, а я наконец смог осознать, насколько он красив. — Мне действительно хорошо сейчас. Будто гора с плеч и ледник на душе растаял. Но с утра ты уйдёшь, забрав часть моей зарплаты, к другому клиенту. И это реальность. А я так не хочу сейчас в неё погружаться.
— Ну и думай так дальше, — я почувствовал, как её руки подняли меня и посадили на диван. Затем её фигура мелькнула в дверном проеме, громко щёлкнул замок и наступила тишина.

***

Вновь я сижу один. Хотя мне вроде лучше. Лили стала глотком свежего воздуха, который будто дал мне сил. Все же хорошее агентство, молодец старикан. Жаль только, я так и не заплатил ей, от этого в душе неприятный осадок остался.
Расправив постель, я лег спать и подумал, что это был один из лучших моментов моей жизни....
Сон не шёл. Что-то терзало меня, терзало, не давая уснуть.
— Нехорошо, что она ушла, — громко и отчётливо произнёс я в пустоту. В самом деле, получается, я сам её разозлил. Глупо, наверное, можно было с ней и согласиться, дать себе ещё немного насладиться таким мимолётным счастьем.
Бум!
Без предупреждения на меня обрушилась тяжелая, как молот мысль.
“Я виноват, что она ушла!”
Получается, что я соврал. Соврал ей и себе. Соврал, что могу терпеть, что могу идти на уступки. Ведь прямо сейчас я не смог уступить. Так чётко зациклился на своём цинизме, что не заметил, как...
Рывком я вскочил с кровати. Чёрт, что делать? Надо как-то извиниться, показать, что я её понял. Перед глазами пронёсся тот самый момент её ухода. Мелькает её силуэт, хлопает дверь.
Накидываю на себя одежду. Выбегаю в коридор.
Куда она могла пойти?
Очевидно, что домой, чёрт! И как мне узнать где её дом? Ай, всё равно, раз уж оделся, выйду на улицу, на холоде лучше думается.
Распахнув дверь, я совсем не заметил человека, который стоял на лестничной площадке. Лишь вылетев из квартиры и врезавшись в препятствие, я понял, что там кто-то был.
— Ай! — знакомый голос эхом разнёсся по лестничной клетке.
— Лиль? Ты? — голос на мгновение дрогнул.
— Я-я, кто же ещё!
— Я это, извиниться хочу! — где-то с минуту я просто стоял как дурак и пялился на неё во все глаза, а потом взял и обнял. Мир вновь замер, но на этот раз в ожидании.
— Понял свою проблему — лукаво улыбнувшись, она обняла меня в ответ. А я в который раз за день почувствовал, что глаза мои болезненно режет в уголках.