Кочка на болоте

В середине 90-х в городской прессе появился журналист, который начал писать по-другому. Березниковский обыватель неожиданно обнаружил, что с ним разговаривают, причем довольно дерзко, над ним смеются , а порой просто откровенно издеваются. Андрей Лучников вел себя на страницах газеты как заправский тореадор на арене: он махал перед «быком» красной тряпкой доводя его до исступления, вонзал в бока слова-шпаги и… красиво ускользал от его убийственных рогов."Я считаю… ",– заявлял он в каждой своей статье, причем даже тогда когда его мнение никого особо не интересовало. Но парадокс: именно его, кажущегося наглым выскочкой, публикаций с особым нетерпением ждали тогда читатели «Березниковского рабочего». Один мой случайный знакомый так высказался о творчестве Лучникова: - «Читаешь – кажется, встретил бы на улице – убил, а читать все равно тянет».

Андрей Лучников фотострана.ру
Андрей Лучников фотострана.ру

Сейчас любителям печатной продукции уже не надо убивать Лучникова, он сам добровольно ушел в мир иной… в смысле основал в Интернете «Иную газету». Его звезда не то чтобы закатилась, она скорее укатилась в виртуальное пространство. Неужели навсегда? – спросил я накануне Дня печати у самого известного журналиста Березников. Многие, наверное, добавили бы к этому эпитету слово скандальный. Извольте…тем более, что в нашем случае это звучит скорее как комплимент.

- Андрей, скажи, пожалуйста, почему ты ушел из журналистики и не намерен ли в нее вернуться?
- Из журналистики я никуда не уходил. Вся разница в носителе информации. Просто в печатной прессе я достиг всего, что можно. Я фактически могу один делать «бумажную» газету, начиная с верстки и кончая редактированием. Стало нечему учиться и нет невзятых высот. Словом, скучно. Интернет – иное дело, другие возможности, нерешённые задачи, это интересно. Здесь и «Иная газета» как интернет-издание и чисто журналистская работа, и сайт города Березники, совершенно новые для меня профессиональные навыки. Я пишу иногда для пермских газет, иногда – для местных, иногда помогаю кому-то решать концептуальные задачи, то есть от «бумажных» СМИ полностью не ушёл. Но печатная пресса для меня сейчас стала только одним из сегментов работы. И сегментом досконально изученным. Снова погружаться полностью и только в него я не планирую.

- А что все-таки случилось? Почему тебя уволили из «Городской газеты»? Одни говорят, что за пьянку, другие – за свободомыслие. А как было на самом деле?
- На самом деле – за мою неорганизованность в отношениях с женщинами. Пить к тому времени я уже совсем не пил, а «свободомыслие» - ну что во мне такого «свободомысленного»? Просто говорю, что думаю, ничего особенного в этом не вижу. Если серьёзно, то мы просто разошлись, мой журналистский подход не совпал с новыми подходами собственника издания. Разошлись мирно, ни я не бил, ни меня не били. Условием моего ухода было сохранение моего редакционного коллектива в неприкосновенности в течение года. Условие было выполнено.

Андрей Лучников с дочерью  Фото Ирины Ковбасюк
Андрей Лучников с дочерью Фото Ирины Ковбасюк

- А почему твоя теперешняя газета называется «Иная».? Я вот не нашел в ней ничего иного, ничего такого особенного, что бы ее отличало.
- Как это? Это – не «Березниковский рабочий», не «Неделя.ру», не «Городская газета». Это – иная по определению газета. В смысле - другая.
- Шутник ты, однако…
- Отнюдь. У меня нет чувства юмора. Просто люди принимают за него мой глубокий сарказм и откровенность.

- Говорят, что как редактор ты был диктатор. Кричал на людей, унижал их. Это правда?
- Я абсолютный диктатор. В том, что касается бизнеса. Иначе, по-моему, нельзя. Что до формы выражения, так это характер у меня такой. Но из-за того, что я, как ты выразился, кричал, от меня не уволился ни один человек.

- Слушай, а почему тебя так не любят? Смотришь в форуме: стоит Оборотню сказать хоть слово, как на него все дружно ополчаются. Такое впечатление, что ты сознательно вызываешь огонь на себя, что самое главное для тебя – это привлечь внимание любой ценой…
- Тебе кажется. Я просто говорю, что думаю. И не вижу причин, почему не должен этого делать. Знаешь, я в армии два года ходил строем и после этого решил, что теперь буду говорить и делать только то, что хочу. Если кто-то при этом со мной не согласен или не понимает меня, то я же не виноват. Кочка на болоте сама по себе становится заметной, из болота она вообще кажется горой. Но кочка в этом не виновата.

- А ты не считаешь, что налицо явные признаки мании величия? В этом же ряду учреждённая тобой «Школа Лучникова», премия имени тебя любимого.
- Повторю, я считаю себя не более чем кочкой на болоте. Но это не повод мне не жить. У меня есть большой журналистский опыт. Личный. Я хочу его передать. Поэтому есть «Школа Лучникова». Были очные занятия в «Городской газете», теперь есть регулярная рубрика на сайте. Я – профессиональный журналист, могу судить о коллегах. Почему я должен отказать себе в удовольствии наградить тех, кого считаю достойным в нашем ремесле? Поэтому учредил свою Премию. Исключительно для местных журналистов. Первую премию, в 2006 году, я присудил Николаю Анфалову, в 2007 году – газете «Неделя садовода». Конечно, субъективные оценки, но так и задумано.

- Давай поговорим о свободе слова…На твой взгляд она вообще возможна в наше время? Открой любую газету – песнопения в честь представителей власти или руководителей предприятий. Удивляюсь, что у них до сих пор крылья вместо рук не выросли…. Попробуй тут покритиковать рекламодателя.
- Человек прыгнул в воду, плывёт и жалуется, что мокро. Конечно, всегда кто-то недоволен, всегда будут какие-то проблемы. Но всё зависит от самой прессы, от самих людей. Что люди позволяют делать себе и делать с собой. Если газета сама по себе интересная, её читают тысячи людей, то это будет проблема рекламодателя, что он не хочет здесь рекламироваться. И никакая власть не заставит газету делать что-то непотребное, если бизнес этой газеты построен на интересе и доверии читателей. То, что корпорации активно себя пропагандируют и для этого скупают газеты – их право, это их бизнес. Право журналиста работать на них или не работать. И определять как работать. Каждый сам для себя определяет свою территорию и защищает её, как может. Свобода, она в нас самих, а не где-то ещё.

- Как ты относишься к тому, что Интернет может перестать оставаться свободным информационным пространством? Говорят, законодатели хотят обязать регистрироваться каждого пользователя сети….
- Это конечно можно расценить как попытку установления определенного контроля со стороны государства. В то же время, в этом есть и несомненная положительная сторона. Ведь анонимно очень легко делать любые безответственные заявления, это все равно что написать в подъезде: «Вова – лох!» И не подписаться. Если ты что-то заявляешь, то и отвечай за свои слова. Свобода предполагает и ответственность.

- Тебе предлагали деньги за публикации? Вообще, сколько стоит Андрей Лучников?
- Лучников бесценен. Я как та женщина, которая выбирает любовника по иным критериям, нежели величина предложенной им суммы. Обычно я успеваю сказать «нет» до того, как мне сделают финансовое предложение. Если бы не успевал, было бы сложнее – суммы могут быть заманчивы.

- То есть денег ты не берешь?
- Я бы сказал так: это не главное условие, чтобы взяться за работу. Обычно нужно два условия: деньги и справедливое дело. Иногда достаточно только справедливого дела. Одних денег не достаточно никогда.

- А правда что в начале 90-х ты издавал газету «Тутси» эротического содержания?
- Нет

- Если ты стесняешься то зря, сейчас подобным образом выглядит половина московских газет.
- Чего тут стесняться, это тоже бизнес. Но мне чужой славы не надо, своей хватает. С издателями «Тутси» знаком был, так я и с половиной Перми знаком. Как и в Березниках всех знаю. Это не значит, что «МАХ-клуб» я издавал.

- Что скажешь о березниковской прессе? Нравится – не нравится.
- Забавно. Часто мелкие новости подаются с таким серьёзным пафосом. Тестомес запустили, а преподносят так, как будто БАМ построили. Вместо того чтобы выяснить как запуск этого тестомеса отразится на цене хлебной продукции в городском магазине. Или рентабельности муниципального хлебозавода.

- А про «Неделю.ру»?
- У вас есть все возможности стать самой читаемой газетой в Березниках. Условия рынка это позволяют. Остальное зависит от вас.

- И все-таки признайся, как ты себя ощущаешь? Нет чувства, что звёздный час позади и ничего такого больше не будет?
- Да нормально я себя ощущаю. У меня есть всё, что мне нужно, я занимаюсь тем, что мне нравится. Дочка родилась. Два месяца скоро. Счастье.

- Как назвали?
Пунара. Путин - надежда Расеи.

- Ты это серьезно?
- Шучу, конечно. Екатерина назвали.

- Ты, выходит, счастливчик?
- Можно и так сказать. Прошёл огонь, воду и медные трубы. Живу, как хочу. Всё остальное - тлен.